15 известных женщин о тревоге и депрессии

Почему психическое здоровье не должно быть запретной темой

Люди редко и неохотно говорят о своих симптомах депрессии и тревоги, ведь часто психическое здоровье — запретная тема. Тем не менее признать существующую проблему и открыто говорить о ней — это первый шаг к выздоровлению. Мы собрали высказывания и мудрые советы известных женщин, которые сами прошли через трудные времена и не боятся говорить об этом. 

 

Белл Хукс

писательница, феминистка и социальная активистка

circle-47

«Изолированность от других, одиночество — главные причины депрессии и отчаяния. Это и неудивительно — мы живем в культуре, для которой вещи значат больше людей. Материализм порождает «нарциссов», и фокус смещается на приобретение и потребительство. Среди «нарциссов» любовь не цветет». (All About Love: New Visions, 2001)

Керри Броунштейн

актриса, писательница, комедиантка

circle-61

«Иногда мне кажется, что борьба с депрессией — это борьба длиной в жизнь. Я борюсь, занимаясь медитацией, спортом, много читая. Я начала выходить в люди и стараюсь вникать глубже в истории других людей, стараюсь не замыкаться в себе. Это тяжело, но знание того, что я не одна и что многие прошли через то же, что и я, придает мне сил». (Pitchfork, 2015)

Анна Винтур

главный редактор американского издания журнала Vogue

circle-48
«Я считаю, что психическое здоровье — это тема, которая пугает людей… Они не хотят говорить об этом. Весомых причин много, но психическое здоровье, я думаю, — это то, о чем необходимо говорить. Особенно в период с 15-16 лет и почти до 30, когда все думают, что ты взрослый, а ты все еще ребенок». (New York Magazine, 2015)

Мара Уилсон

актриса

circle-52

«Я всегда была тревожной. У меня обсессивно-компульсивное расстройство, и я пережила депрессию. Я бы хотела, чтобы кто-то тогда сказал мне, что в этом ничего страшного, что не надо изо всей силы сопротивляться своей тревожности, ведь это все равно, что бояться страха. И я считаю, что и в депрессии нет ничего ужасного, хотя в ней нет никакой романтики. Не надо себя в нее вгонять, не надо от нее страдать. Нужно искать помощь — и выйти из нее. Тревожность — это «ложная тревога» в вашем организме, когда вы это понимаете, вы можете с этим работать». (Project UROK, 2015)

Кристен Белл

актриса

circle-54

«Я знаю, что кажусь очень позитивным человеком, но я очень много над этим работаю и, если нужно, принимаю медикаменты по рецепту. И мне не стыдно за это. Моя мама как-то сказала: если ты решишь принимать антидепрессанты, то знай, что ничего стыдного в этом нет, потому что никто не отказал бы диабетику в инсулине. Если человеку нужен ингибитор серотонина, то это не значит, что он сумасшедший. Поговори об этом со своим медиком, с психологом, чтобы подобрать необходимый вид помощи». (Off Camera With Sam Jones, 2016)

Дж. К. Роулинг

писательница

circle-49

«Я думаю, что склонность к депрессии у меня была с юности. Обострилась она в период, когда мне было около 25 лет, это был очень мрачный период. Полное ощущение отсутствия надежды. Плохо, что человеку, который через это не проходил, нельзя объяснить толком, как ты себя чувствуешь, потому что ты не просто грустишь. Грусть — я с ней знакома — не такое уж плохое чувство. Вы плачете и чувствуете себя живой. А вот холодное отсутствие чувств — это ужасно. Я обратилась за помощью только из-за дочери». (The Oprah Winfrey Show, 2010)

Глория Стайнем

активистка феминистического движения, журналистка

circle-41-300x300

«Я плакала, когда была в гневе, потому что сама себе не могла объяснить, почему я злюсь. Позже я поняла, что это очень распространено среди женщин. Гнев считается «неженской» эмоцией, поэтому мы его в себе подавляем, он копится внутри, пока не выплескивается через край. Я видела, что молчание об этом ухудшило состояние моей матери. Так я поняла одну из очевидных истин: депрессия — это подавленный гнев, который обращается против нас. Женщины в два раза чаще страдают от депрессии». (My Life on the Road, 2015)

Кейтлин Моран

журналист, писательница

circle-57

Автор бестселлера «Быть женщиной» высказалась так: «Что сказать вам, хорошие мои девочки? Те, у которых сейчас плохой год, в который вы не помните, почему вы были счастливы в 12 лет, и не можете представить, как быть счастливыми в 21 год… Скажу, что паника и тревога — это злобные существа, их советы неправильные. Адреналин такой же плохой советчик, как и кокаин. Паника и тревога — чокнутые наркоманы. Не слушайте их злобную ерунду. Помните, что вы не родились напуганными и с ненавистью к себе. Это все приобретенное, а значит — от этого можно избавиться. Это не так легко. Но вас ведь не испугать тяжелой работой после всего, что вы пережили». (Stylist UK, 2016)

Эми Тан

писательница

circle-67

Автор бестселлера «Клуб радости и удачи» говорит так о депрессии: «Что бы ни было причиной этого, депрессия всегда таится во мне. Частично из-за того, что моя мама покончила с собой, частично из-за моего личного жизненного опыта. Как многие люди я не хотела прибегать к антидепрессантам, думая, что эмоциональные и психологические проблемы — это то, с чем можно справиться и без лекарств. Но когда дошло дело до медикаментозной терапии — боже мой, это же совсем другая жизнь! Я подумала: «Господи, насколько счастливее было бы мое детство, если бы моя мать принимала антидепрессанты!» (Time, 2001)

Принцесса Диана

circle-66

«У меня была послеродовая депрессия — а это то, что никогда не обсуждается публично… и это было трудное время. Утром ты просыпаешься и чувствуешь, что не можешь выбраться из постели, ты чувствуешь, что тебя понимают превратно и сама себя ненавидишь. Возможно, я была первым человеком в этой семье, у кого была депрессия, или первым человеком, кто мог открыто заплакать. И, конечно, их это возмущало: если никогда раньше ты такого не видел, то как это можно терпеть? И на меня наклеили удобный ярлык: Диана нестабильна, Диана психически несбалансирована. И этот ярлык прочно пристал ко мне на долгие годы». (BBC1 Panorama Interview, 1995)

 Элизабет Гилберт

писательница

circle-36-300x300

«Когда ты потерялся в этих дебрях, то не сразу понимаешь, что заблудился. Сначала ты думаешь, что нечаянно сошел с тропы, и если хорошенько поискать ее, то скоро найдешь и все будет опять в порядке. А потом наступает ночь, снова и снова, а ты все еще не знаешь, где ты, и становится ясно, что ты обманывал себя так долго, что теперь даже не знаешь, где встает солнце. Помню, как я спросила себя, свернувшись в позе эмбриона на своем старом диване, замученная бесконечным повтором одних и тех же грустных мыслей: «Что ты можешь изменить прямо сейчас, Лиз?». И я подумала, что могу встать (все еще всхлипывая) и постоять на одной ноге посреди комнаты. Это чтобы доказать, что я не могу прекратить плакать, потому что не могу остановить внутренний диалог. Но я могу, по крайней мере, истерически рыдать, стоя на одной ноге». (Ешь, молись, люби, 2006)

 Майли Сайрус

певица, актриса

circle-51

«Депрессия — это не то, о чем люди хотят говорить. Потому что они не знают, как о ней говорить, ведь быть грустным — нормально. Я прошла через депрессию. Я закрылась в комнате и отцу пришлось выбить дверь. Я самая большая противница лекарств, но некоторым необходимы антидепрессанты, и было время, когда и мне они были нужны. Многие думают, что не было у меня никакой депрессии — просто девчонка с жиру бесилась. Но это совсем не так. Хотя часть правды в этом есть: Вселенная действительно дала мне многое, а поэтому я могу теперь помочь другим людям не притворяться счастливыми. Хуже этого ничего нет». (Elle, 2014)

 Керри Вашингтон

актриса

circle-58

О посещении психотерапевта: «Я рассказала об этом публично, потому что я думаю, что это очень важно — снять табу с темы психического здоровья. Мое психическое и эмоциональное здоровье очень важны, и я не понимаю, почему я не должна обращаться за помощью для их здороья, как я обращаюсь к дантисту, чтобы поддерживать здоровыми зубы. Я посещаю дантиста, почему бы не посещать психотерапевта?» (Glamour, 2015)

Кристен Стюарт

актриса

circle-59

«В период с 15 до 20 лет мне было действительно тяжело, я была постоянно в тревоге. Я была настоящим control freak. Если я не знала точно, как и что должно произойти или может произойти, я впадала в ступор. Но в определенный момент я отпустила ситуацию и доверилась жизни. И она одарила меня многим. Мне было нелегко, но я стала не жесткой, а стойкой. У меня появилось упорство, которого раньше не было. Это как упасть лицом в пол и встать со словами: «И что? Это со мной уже случалось, все нормально». (Marie Claire, 2015)

 Шерил Стрейд

писательница

circle-65

Автор бестселлера «Дикая» знает о преодолении боли не по наслышке:»Никто не защитит вас от вашего страдания. Вы можете выплакивать его, заедать его, морить его голодом, вышагивать его, выбивать его и даже лечить его. Оно есть, и вы должны пережить его. Пройти через него и даже полюбить его, стать лучше благодаря ему и бежать туда, где лежат ваши мечты, по мосту, котрый построило ваше собственное желание исцеления». (Tiny Beautiful Things: Advice on Love and Life From Dear Sugar, 2012)

Источник: nymag.com

— Читайте также: Праведный гнев: 25 известных женщин о «неженских» эмоциях

Мы в Facebook