Анастасия Дивинская: «Насилие — это преступление. Именно так нужно его воспринимать и не молчать о нем»

О предотвращении насилия и дискриминации в отношении девочек и женщин

Благодаря поддержке UN Women Ukraine, SHE Congress, прошедший 24 ноября, дал возможность 500 людям посетить его бесплатно с тем, чтобы вдохновиться, прокоммуницировать, набраться опыта и смыслов. А еще — поддержать глобальную кампанию «16 дней активизма против гендерного насилия», которую проводит ООН. Подробнее о неочевидном в очень болезненном со сцены конгресса говорили Виктор Ишков, СЕО ВВDО в Украине и Центральной Азии, и Анастасия Дивинская, глава офиса UN Women Ukraine.

Виктор: Когда мы поднялись на сцену все вокруг озарил оранжевый свет. C чем-то это связано?

Анастасия: С 25 ноября проходит кампания «16 дней активизма против гендерного насилия» под эгидой глобальной кампании генерального секретаря ООН, которая называется «Объединимся для искоренения насилия в отношении женщин». Официальным цветом кампании является оранжевый – цвет надежды на то, что наш мир может быть свободным от насилия. Каждый год генеральный секретарь ООН присваивает определенную тему «16 дням активизма против гендерного насилия». В этом году такой темой является «Не оставим никого позади, никого не забудем в своей борьбе против гендерного насилия», и вся кампания сфокусирована на то, чтобы обратить внимание на потребности и проблемы, с которыми сталкиваются женщины, подверженные множественным формам дискриминации.

В.: Если касаться темы дискриминации женщин, то мы видим, что в Украине данная тема не очень обсуждаема. И может показаться, что она незначительна или ее как таковой не существует. Так ли это?

А.: Я вас удивлю – эта тема широко не обсуждалась до некоторого времени, и не только в Украине, но и глобально. Но те из вас, кто активно читает социальные СМИ, наверняка обратили внимание на то, что осенью проходила кампания, которая в социальных СМИ имела хэштег #metoo. Я как человек, который работает с гендерными вопросами 17 лет, была очень удивлена ее массовостью. Я никогда за все годы своей работы не видела такого беспрецедентного факта мобилизации женщин и девочек, которые готовы были встать и открыто сказать: «Я тоже сталкиваюсь с фактами насилия. Я тоже пережила в той или иной форме насилие в отношении меня». Мы называем этот фактор «виртуальный марш солидарности».

Во многих странах, и Украина не является исключением, насилие носит латентный характер. Люди стараются сами не воспринимать его или как-то оправдывать, но потом оно возводится до уровня общенационального и глобального. Эта привычка замалчивать факты насилия носит системный и глобальный характер. Однако кампания #metoo заставила всех, — и мужчин, и женщин, и лиц, принимающих решения, и тех девочек и женщин, которые пережили факты насилия или продолжают их переживать, — выйти и изменить картину мира. Эта кампания позволила нам увидеть мир таким, каков он есть на самом деле. Как жители нашей планеты мы привыкли думать, что вряд ли с этим можно что-то поделать и, наверное, лучше принять, как есть. И этим обусловлено, почему мы так мало знаем о насилии.

В.: Если говорить о жителях планеты и о каких-то мировых рейтингах, то существуют ли таковые и какое место занимает в них Украина? Есть ли какой-то тренд у нас?

А.: Глобальная статистика свидетельствует о том, что каждая третья женщина сталкивается с физическим, психологическим, сексуальным насилием в течение всей своей жизни. В некоторых странах, особенно в тех, где наблюдаются военные конфликты, эта цифра может доходить до 80-85%. В Украине статистика такова, что, когда мы говорим о гендерно обусловленном насилии, мы должны понимать, что 90% случаев гендерно обусловленного насилия касаются девочек и женщин. Это абсолютно женская проблема. Официальная статистика говорит о том, что 22% девочек и женщин в возрасте от 15 до 49 лет сталкивались с одной из форм насилия в течение всей своей жизни. Но что мы должны понимать, кода слышим эти цифры? Умалчивание, принятие факта насилия как чего-то традиционного, свойственного нашему обществу, чего-то нормального, предотвращает факт выявления и обращений женщин в полицию, в медучреждения с тем, чтобы зарегистрировать факты насилия.

По оценкам экспертов, только 30% всех случаев насилия в отношении девочек и женщин регистрируются. Я хочу подчеркнуть, что эти 30% – это количество от общего населения. Но представьте себе, что есть такие группы, которые сталкиваются с множественными формами дискриминации. Эти женщины еще больше маргинализированы и обладают еще меньшими возможностями, чтобы уж говорить о насилии.

В.: Мы знакомы с определенными формами насилия и до определенной степени понимаем, что это такое. А какие бывают скрытые формы?

А.: Основные категории — это физическое, психологическое и сексуальное насилие. У каждой из категорий есть несколько подгрупп. Есть домашнее насилие либо насилие, совершенное партнером, то есть не обязательно супругом: это может быть отец, брат и так далее. Но в структуре домашнего насилия самой распространенной формой является насилие, совершенное супругом. Во многих странах эта форма насилия до сих пор не считается уголовным преступлением, даже изнасилование, совершенное мужем по отношению к жене. Считается, что если ты подписал в ЗАГСе бумажку, то тебя можно насиловать, и это не будет уголовным преступлением.

Достаточно распространенным типом является сексуальное домогательство. Едва ли не каждая женщина со своего подросткового возраста сталкивается с тем, что ей свистят вслед, либо пристают на улицах, либо в офисах.

Есть даже экзотические для Украины формы, например, женская генитальная мутиляция (обрезание). Это тоже один из видов дискриминации и насилия.

Я сама родом из Кыргызстана. В этой стране тоже есть удивительные формы дискриминации и насилия. Например, кража невест. Это было у нас возрождено после распада Советского Союза, как такая достойная кыргызская традиция. Или другая, которую мы вновь приобрели, — многоженство, которое пришло с волной ислама. Это тоже относится к формам насилия.

В.: Какой комплекс мер должен быть реализован, чтобы избегать или предотвращать насилие?

А.: Существует стандартный комплекс мер, который обязана принять каждая страна, которая движется в сторону демократического управления. Это разработка системного законодательства по противодействию и искоренению насилия над женщинами и девочками. И здесь мне хотелось бы сказать, что Украина сейчас находится в том периоде, когда абсолютно необходима мобилизация всех сегментов общества с тем, чтобы убедить украинский парламент ратифицировать Стамбульскую конвенцию по противодействию домашнему насилию. Потому что ратификация этой конвенции даст возможность разработать и принять дополнительные комплексы законодательных мер для того, чтобы более эффективно искоренять эту проблему в стране.

Второй категорией обязательных мер является совершенствование сбора и анализа данных. Потому что женщины не говорят нам о том, что они сталкиваются с насилием, статистические системы и те органы власти, которые обязаны регистрировать случаи насилия, не знают, как это делать. То есть они регистрируют, но дальше не анализируют. И даже полученные статистические данные складываются в своеобразную «братскую могилу» данных, которыми никто не пользуется. Фактически любой орган власти – от министерства сельского хозяйства до министерства здравоохранения, — обязан анализировать эти данные, предпринимать меры, включать отчеты в свои годовые планы и бюджеты для того, чтобы бороться с этой системной проблемой. Должны приниматься национальные политики по искоренению данной проблемы, предприниматься системные усилия по предотвращению насилия в ситуациях конфликтов. К сожалению, Украина, находясь в ситуации конфликта, тоже не является страной-исключением. Происходят изнасилования по обе стороны линии конфликта. UN Women Ukraine как раз занимается исследованием этой проблемы и будет помогать правительству ее решить.

Исходя из глобального опыта и ООН, и таких региональных организаций, как Совет Европы или ОБСЕ, существует только один эффективный действенный метод искоренения насилия – это предотвращение. Для того чтобы предотвратить насилие до того, как оно случилось либо повторилось, необходимо обязательно понимать, в чем заключается его природа.

В.: Какова его природа, расскажите, пожалуйста?

А.: Отгадайте, на какую букву начинается ключевое слово, которое называет природу насилия? Это буква «п» — патриархат. Во всех странах, и в Украине тоже, именно патриархальные устои являются основной причиной такого вида дискриминации, как насилие в отношении женщин и девочек.

Для того чтобы пытаться и преуспевать в предотвращении насилия, необходимо поставить перед собой задачу проанализировать и понять, что такое, собственно, патриархат. У нас с вами есть только два допустимых варианта при этом анализе: либо мы допускаем, что все мужчины агрессивны по своей природе из-за наличия тестостерона, а все женщины не могут быть доминантными, потому что такова их природа, либо второй вариант – структура власти такова, что один пол доминирует над другим.

Тех, кто считает, что для Украины патриархат не является достаточно типичным, я разочарую – это не так. У патриархата, по сути, нет границ ни исторических, ни культурных, ни географических. В качестве доказательства того, что мы должны работать именно с патриархальными устоями, я хочу привести несколько типичных черт, которые я наблюдаю в Украине.

Это маргинализация женщин на уровне принятия решений – у вас по-прежнему в парламенте женщин 12%, так же, как и в правительстве. По-прежнему женщины в Украине выполняют основную работу по уходу за детьми, за пожилыми людьми, за членами семьи с ограниченными возможностями. Интересно наблюдать, как относится украинское общество к женской сексуальности – общее восприятие очень негативное, осуждается раскрепощенность, в то время как с мужской сексуальностью мирятся. Интересно наблюдать за объективацией женщин в рекламе. Это тоже одна из черт патриархальных устоев в Украине.

Что с этим делать? Нужно принимать участие в таких кампаниях, как #metoo, нужно говорить об этом, потому что вопрос насилия в отношении женщин, это не вопрос секса, это не вопрос  принятия доминантности одного пола над другим, это преступление. Именно так нужно говорить о насилии, именно так это нужно воспринимать. Нельзя это замалчивать, нужно об этом говорить.

Вся структура патриархата построена на том, что общество должно принять именно такую структуру власти, которая нам подается. Несколько лет назад мы в Кыргызстане к 8 марта организовывали выставку плакатов военного и послевоенного времени трех стран – США, СССР и Китая. На что мы обратили внимание: политические плакаты военного времени были идентичными. То есть в период войны, когда нужен каждый человеческий ресурс, женщинам разрешалось быть трактористками, работать на военных заводах, быть летчицами и пулеметчицами. Все это на плакатах США, СССР и Китая выплескивалось. Как только закончилась война, сразу перестроилась структура власти, и оказалось, что женщина должна быть матерью, домохозяйкой или pinup-girl. Поэтому я и говорю, что ту структуру власти, которую мы видим сейчас, можно и нужно перестраивать.

В.: Возвращаясь к оранжевому цвету, чего вы этой активацией хотите достичь?

А.: Солидаризации общества, а также активности женщин. Но это не только их работа, это одинаково равная работа и для мужчин, и для политиков, и для людей с ограниченными возможностями. Своей задачей мы ставим солидаризацию всех сегментов общества для того, чтобы начать воспринимать насилие как преступление, для того, чтобы, держась друг за друга, противостоять этому феномену.

В.: Как и чем мы можем помочь?

А.: Присоединяйтесь к кампании, требуйте от своих законодателей принятия законов и мер, которые будут работать на благо ваших интересов и на благо вашей защиты. Ратификация Стамбульской конвенции является только одним примером. Ведь нет людей, которые не могут повлиять на реформы, ведь ваша страна заявила о масштабной и амбициозной повестке реформ. Вы как граждане можете влиять и требовать, чтобы в каждой реформе были предприняты меры по предотвращению и искоренению насилия в отношении женщин. А как родители воспитывать дочерей и сыновей в духе равноправия, феминизма, понимания, что нет доминирующего пола, что есть одинаковые возможности. Это будет вашим вкладом.

Записала Ира Керст. Фото: Алена Владыко

— Читайте также: Анджелина Джоли: «Изнасилование не имеет ничего общего с сексом»

Мы в Facebook