Бизнес и этика: Что не так с культом СЕО?

Прибыль и/или ответственность

Дафф МакДональд, автор книги «Золотой пропуск: гарвардская школа бизнеса, границы капиализма и моральное поражение элиты МВА», рассуждает о том, насколько «настоящими» являются «новые лидеры» мирового бизнеса.

Менеджеры или лидеры?

Конфликты Facebook с правительством США ставят под вопрос доверие к управляющему классу в Америке. Как Шерил Сэндберг, выпускница Гарварда с опытом работы в администрации Клинтона, могла оказаться в подобной ситуации? Ответа мы не найдем ни в протоколе совещания директоров Facebook, ни в бестселлерах Сэндберг «Включайся!» и «План Б«, благодаря которым она заслужила славу феминистки в американских деловых кругах. Ответ будет в статье «Менеджеры и лидеры: В чем разница?» (Managers and Leaders: Are They Different?) 1977 года, написанной профессором Гарвардской школы бизнеса Абрахамом Залезником. В тот период Америка была в самом апогее жестокой экономической рецессии, худшей со времен Второй мировой войны. Залезник утверждал, что годами в стране было слишком много менеджеров и слишком мало лидеров. После публикации Гарвардская школа бизнеса (ГШБ) получила новую миссию: не просто готовить предпринимателей, а «ковать новых лидеров». Собственно, Шерил Сэндберг и есть образцом того, что профессор ГШБ Билл Джордж, называет «настоящим лидерством» (Authentic Leadership). Принимая во внимание блестящие образование и карьеру Сэндберг, никто не станет отрицать ее вклад в рост компаний, где она работала, — Google и Facebook. Но эта безумная совершенно реакция Facebook на новые доказательства того, что компания продавала личные данные пользователей или допускала вмешательство в выборы, ставит нас перед вопросом, насколько Сэндберг вообще является лидером?

Гарвардская школа бизнеса абсолютно уверена в этом. Первый результат, который вам выдаст поисковая система сайта ГШБ о Шерил Сэндберг, это статья «Портрет лидера: Шерил Сэндберг». Автор, уортонский профессор Стюарт Д. Фридман, пишет: «Сэндберг является настоящим лидером: действует последовательно, в соответствии со своими убеждениями, продвигает инновации.» Когда руководство Facebook вызвали в Белый Дом в апреле 2018 года для дачи объяснений, Билл Джордж писал, что все случилось только потому, что Цукерберг не достаточно слушал мудрых советов Сэндберг, которая уж конечно никогда бы не оказалась в центре скандала, связанного с этикой управленческих решений — не то, что Трэвис Кананик, сооснователь Uber, или Элизабет Холмс, основательница Theranos. Ведь Сэндберг — «открытый и прозрачный лидер».

Как оказалось, лидерская культура в компании Facebook далека он открытости и прозрачности. Настоящий лидер не отмалчивался бы целых пять дней после обнародования данных, не писал бы «Я не знала», потому что, конечно, знал бы о том, что компания торгует личными данными пользователей. Настоящий лидер не ограничился бы заверением в духе «Мы постараемся вести себя лучше» перед Федеральной комиссией. Сэндберг и Цукерберг (тоже воспитанник Гарварда) высказались как-то так: «Защита ваших данных — наша ответственность, и если защитить их мы не можем, то мы недостойны служить вам». Вот это «служить» на жаргоне правящего класса Америки часто заменяет «оказывать услуги», но как звучит! Ты не просто продавец услуг, ты «на службе» у граждан. И если персональные данные — это основной продукт компании Facebook, то, наверное, недостаточно просто «пытаться» их защищать. Если ты растешь слишком быстро и, занимаясь только увеличением прибыли и делая счастливыми ребят на Уолл-стрит, ты гонишь все выше, больше, ты становишься настолько богат, что сам начинаешь верить в ту ахинею, которую продаешь.

«Более правильные» решения в бизнесе

В ГШБ есть упражнения на принятие решений. И преподаватели говорят: нет правильных и неправильных ответов. Есть решения, которые на пользу прибыли или нет. Правильных решений нет. В результате, моральные ориентиры вообще не ориентиры вовсе. Но есть ситуации, в которых некоторые ответы правильнее других, особенно, когда речь о моральных вопросах вроде неприкосновенности частной жизни. В ГШБ учат принимать решения, но не очень заботятся о том, чтобы объяснить, какие из них — правильные.

Вспоминается книга банкира из инвестиционного фонда Боуэна МакКоя «Притча о садху», напечатанная в Harvard Business Review в 1977, затем перепечатанная 20 лет спустя. Там, в ГШБ, решили, что это книга на тему моральной дилеммы. МакКой был в Гималаях, поднимался с группой на вершину. На склоне они встретили садху, святого человека, который умирал от переохлаждения. Группа накрыла его чем-то теплым и оставила сидеть на солнышке, продолжив свой путь к пику горы. Один из группы МакКоя противопоставил личную этику групповой и чувствовал себя виноватым за то, что никто не решил, что нужно спустить вниз пострадавшего, сделать все, чтобы он не погиб. Ответ МакКоя: «И вот мы здесь — на вершине самого мощного опыта нашей жизни. Какое право имеет полуголый паломник, выбравший неправильную тропу, портить нам жизнь?» Позже МакКой чувствовал себя виноватым за этот случай, но «притча» очень хорошо иллюстрирует то, как далеко могут зайти менеджеры, ставя личные достижения над «побочными явлениями» вроде умирающего человека. Неспособность руководителей, выпускников ГШБ, выбирать правильно — это даже не вина того, кто делает выбор, это фундаментальная характеристика бизнеса.

Приведем более свежий пример. Все мы слышали, как блестящий Джефф Скиллинг сделал чудо для роста акций Enron, в итоге компания стала самой большой аферой в мире бизнеса. Однокурсник Скиллинга, Джон ЛеБутийе, вспоминает: «Преподаватель спросил студентов, чтобы они сделали, если бы обнаружили, что их успешный продукт потенциально смертелен для покупателей, будь они СЕО? Скиллинг ответил: «Я бы продолжал его продавать. Моя работа как бизнесмена — создавать прибыль. Это работа государства вступать в игру, когда продукт опасен.» ЛеБутийе говорит, что некоторые студенты согласно кивали головами. В ГШБ и тогда, и теперь тебя считают слабаком, если ты задумываешься над моралью.

Нужна ли бизнесу мораль?

Возможно, вы думаете, что это во времена Сэндберг и Скиллинга было так, а теперь молодое поколение бизнесменов учат по-другому. Нет. Мишель Антеби, ставший преподавателем в 2005 году, после периода начального энтузиазма, отмечал, что во время занятий понятие норм было очень размытым: «Я вырос во Франции, где все очень четко определено нормами: что правильно, а что — нет,» — сказал он в интервью ВВС в 2015 году. «Когда я попытался дискутировать на эту тему в аудитории, мои слова были встречены молчанием студентов. Они не привыкли к обсуждениям ценностей в этом учебном заведении.» Через 8 лет после прибытия в Гарвард, Антеби опубликовал книгу «Создавая мораль: Ценность молчания в бизнес-образовании». Книгу опубликовал не Гарвард, а издательство University of Chicago Press. Это был первый раз, когда инсайдер присоединился к хору аутсайдеров, которые так долго критиковали метод, создающий из СЕО супергероя. ГШБ изучает все на свете, говорил Антеби, почему не изучить моральную сторону бизнес-решений. К сожалению, ГШБ думает иначе. Вскоре после выхода книги в свет ГШБ отказала Антеби в гранте и он больше там не работает. Возможно, потому что ГШБ — не то место для обсуждения морали.

Возвращаясь к феномену Facebook, зайдите на сайт ГШБ и наберите в окошке поиска статей «Facebook»: вам предложат статью «Facebook: Что значит этика в цифровую эпоху?» (Facebook—Can Ethics Scale in the Digital Age?). Понимаете, вопрос не в том, может ли компания величины Facebook оставаться этически корректной. Вопрос в том, попытается ли вообще она сделать это.

Источник: vanityfair.com

Фото: Facebook Sheryl Sandberg

— Читайте также: Наталка Найда: «Можливості для росту є завжди, а щоб експортувати, варто єднатися»

Мы в Facebook