Что важно помнить о детстве, чтобы быть по-настоящему взрослым

Год без осуждения: Личные итоги 2017-го

Пару недель назад я побывала на встрече, посвященной теме пост-правды. Там говорилось о том, куда катится наш медийный мир и что могут и не могут позволять себе блогеры. Ведь пост-правда — это такая сложившаяся культурная норма, при которой эмоции довлеют над фактами и здравым смыслом. Но как бы то ни было, все, кто хоть чуточку считает себя блогером, к фактам и рацио приплетают чувства. Сегодня я себе позволю тоже добавить эмоций, правда, подкрепленных личными наблюдениями.

За этот практически прошедший 2017 год я научилась одной важной вещи — не судить. У меня было много разных интервью с людьми, истории которых были уникальны. Люди, основавшие международные бизнесы, люди, чьи провокационные книги читают по всему миру, люди, нашедшие себя в другом гендере, люди, бросившие вызов нам — обществу… По началу бывало сложно отбросить определенные ожидания. Узнав бэкграунд человека, всегда же хочется навешать каких-то ярлыков, да побольше, чтобы не было сюрпризов. Но потом я поняла, что у каждого есть свои боли, у каждого есть свои страхи, у каждого есть свои мечты. И все же есть у всех нас что-то общее. Что — я расскажу в конце колонки.

И вот, спускаясь в метро после того мероприятия о пост-правде, я размышляла о том, как уравновесить свои суждения и эмоции, как вдруг в нос мне ударил противный запах. Такая вонь — немытого тела, смеси спиртного и бог знает чего еще — сразу на уровне чувств вызывает отвращение и брезгливость. Пройдя еще пару шагов, я увидела источник, и все, кто хоть раз бывал на станции «Майдан незалежності», тоже их видели — это бездомные. Еще несколько лет назад я, скривив нос, прошла бы мимо. Но в тот момент я напомнила себе, что не знаю истории этих людей. Я не знаю, почему они оказались здесь — сидящие в грязной одежде на таких же грязных картонках. И я вспомнила выступление социального предпринимателя Юрия Лопатинского на нашем SHE Congress, который основал пекарню «Горіховий дім» и 40% прибыли от нее отдает Кризисному центру для женщин, оказавшимся в трудных ситуациях, в частности на улице. Так а кто я, чтобы судить человека, не зная всех фактов и причин?

Через пару дней я видела уже другую картину: мужчина, шедший передо мной заплетающимся шагом, подталкивал впереди идущую женщину. Со стороны могло показаться, что люди уже неделю готовятся к празднованию Нового года. Но, когда я поравнялась с ними, то услышала, как он, поддерживая ее за локоть, говорил: «Мама, еще чуть-чуть, давай, еще шаг, ты сильная». Мне стало стыдно за то, что я подумала секундой ранее. И я снова словила себя на мысли, — а кто я, чтобы судить людей, не зная всех фактов и причин?

А мы же судим. Мы постоянно даем кому-то оценки. Мы постоянно навешиваем друг на друга ярлыки. И мы настолько устали с этим бороться, что даже готовы этим ярлыкам соответствовать, дабы не напрягаться искать ответы на вопросы «почему так происходит?» и «как это изменить?».

Вот я и задумалась: почему? Я вижу вокруг уставших людей. Уставших от всего: от войны, от недоверия политикам, от погони за абстрактными и материальными благами. На днях опять-таки в метро я заметила, что, на кого ни посмотри (взрослых), у всех между бровями пролегает тонкая складка, а уголки губ опущены. И это больно — видеть, как люди превращаются если не в озлобленность, то в уныние и хмурость. Я снова задала себе вопрос: так а как? Как это изменить? Сказать: «Эй, люди, будьте добрее к другим» — можно, но через минуту, поулыбавшись и посчитав тебя блаженной, об этом все забудут. А если к «к другим» добавить еще и «к себе»? Вариант.

Я помню, как чуть больше года назад, мы шли с папой по дачному поселку, срывали ежевику с кустов, промывали ее водой из прихваченной бутылки и запихивали в рот горстями, радостно смакуя этот вкус лета. Мы разговорились о книгах, и он сказал, что хочет прочитать «Поллианну» Элинор Портер — историю о потрясающей искренней девочке, которая даже в самом большом несчастье могла увидеть свет. Мы вернулись домой и прочитали книгу за день. Для нас она стала определенного рода сводом правил, или даже правила, — пока ты жив, свободен и честен перед собой, — все уже хорошо, все можно изменить, а вообще перемены — это всегда к лучшему.

И вот на вопрос: «Как же все это изменить?» я все-таки нашла ответ: вспомнить себя в детстве и отыскать в себе настоящем своего внутреннего ребенка. Помните, я обещала, что расскажу, что нас объединяет? Все просто: мы все были детьми, которых рано или поздно сломали общество, школа, работа, города или родители. Сломали и подмяли под себя. Мы все были детьми, которые задавали странные вопросы и придумывали такие же странные ответы на них. Мы все были детьми, которые радовались простым мелочам — шлепанью по теплым лужам после июньской грозы или покатушкам со снежных горок до обледенения пальцев на ногах. Взрослея, мы забываем об этом, потому что у всех нас появляются «важные и взрослые дела» и, вообще, «что было то, прошло, а в детство пусть дети играют». А вот и не надо. Не надо забывать. Важно помнить, что каждый из нас, ужасно уставших взрослых, когда-то был ребенком. Тогда ответы на вопросы «почему так происходит?» и «как это изменить?» становятся яснее.

Фото: Алена Владыко

— Читайте также: Женский год: Cобытия 2017 года, которые изменили мир

Мы в Facebook