Дайан Фрэнсис: «Женщине приходится быть на десять голов лучше и выше мужчин, чтобы занять свое место»

Известная журналистка в эксклюзивном интервью для WoMo

Дайан Фрэнсис, известная канадо-американская журналистка и писательница, редактор канадского National Post, эксперт по таким темам, как технологии будущего, геополитика, бизнес и коррупционная преступность. Она делала интервью с Маргарет Тэтчер, Рональдом Рейганом, Кристин Лагард и десятками других СЕО, бизнесменов, глав государств. На днях Дайан побывала с визитом Киеве. В рамках встречи-дискуссии «She Talks», что прошла на платформе SheExports, организованной Офисом по продвижению экспорта, она рассказала о прогрессе в вопросе прав женщин, успешных историях женщин в бизнесе и политике. Мы заранее встретились с Дайан и поговорили о тех вызовах, с которыми сталкиваются женщины сегодня, об особенностях бизнес-материнства в Канаде, о Дональде Трампе и Джастине Трюдо, а также о мире, перенасыщенном информацией. 

Дайан, вы стали первой женщиной-редактором ежедневной национальной газеты в Канаде в 1991 году. Можете ли вы сравнить, какими были позиции женщин деловом мире в Канаде тогда и сейчас?

Конечно, 26 лет назад все было несколько иначе. Сейчас число занятых женщин возросло. Я не говорю «работающих», потому что работают у нас, как правило, все, причем женщины больше и тяжелее, учитывая домашний неоплачиваемый труд. Но так как Канада идет по тому же пути развития, что и скандинавские страны, правительство непосредственно влияет на экономическую жизнь государства (около 60% экономики контролируется государством). И некоторое время назад в Канаде были введены квоты для женщин в правительстве — 50%. И, как вы знаете, наш премьер-министр Джастин Трюдо сформировал свой кабинет, исходя из этого же принципа.

Сейчас женщины могут работать в самых разных сферах, но вот корпоративный мир бизнеса является наименее women-friendly. Корпоративная культура — это мужская культура. Даже сейчас. В списке Fortune 500 только 32 женщины. А в 1991 году их, наверное, не было и вовсе. Так что не подумайте, что я жалуюсь.

Говоря о журналистике, то и в 1991 году, и сегодня эта профессия довольно дружелюбна по отношению к женщинам. Тогда, 26 лет назад в ньюзрумах мужчин и женщин-репортеров было поровну. Правда, руководили изданиями в 90% мужчины. Хотя мне, например, предложили за пять лет до того возглавить одну газету, но мои дети были слишком малы, поэтому мне пришлось отклонить предложение.

А что насчет США? После их президентских выборов мне не раз попадались твиты американцев о том, что теперь они мигрируют в Канаду.

Да, взаимоотношения с географическим соседом — это большая проблема. Учитывая, что в экономическом плане США громадны по сравнению с Канадой. Поэтому очень важно, насколько главы государств смогут найти общий язык. Но, знаете, наш премьер поступил гениально! Его подруга, которая знала Иванку Трамп, организовала вместе с ней круглый стол на тему женского лидерства и предпринимательства. И в рамках официального визита канадского офиса в США было запланировано посещение этого круглого стола президентом Трампом и премьером Трюдо и запуск новой инициативы — специальной комиссии, которая займется вопросом укрепления роли женщин на рынках рабочей силы. Блестяще ведь! А вы же помните, как во время официальной встречи Трамп отказался пожать руку Ангеле Меркель? Неизвестно, как в дальнейшем будет работать эта комиссия, но сыграно очень красиво.

Вы выше упомянули, что корпоративная культурна совсем не дружелюбна по отношению к женщинам. Как вы считаете, в ближайшее время возможны изменения в позитивную сторону?

Нет. Все, конечно, зависит от страны и культуры самой компании и ее владельца, но корпорации уделяют внимание в первую очередь цифрам, прибыли.

Да, но, с другой стороны, ведь исследования говорят о том, что женщины в советах директоров делают компании успешнее и приносят большую прибыль.

Не буду спорить. Но могу точно сказать одно: те 32 женщины из списка Fortune 500 приложили колоссальные усилия, чтобы обойти своих коллег-мужчин и быть там, где они сейчас. Женщине приходится быть на десять голов лучше и выше мужчин, чтобы занять свое место. К сожалению, это все еще правда нашей жизни.

А как бы вы объяснили то, что в Китае самое большое количество selfmade женщин-миллиардеров?

Мне кажется, что китайцы в принципе успешны в самых разных областях. Считаю, что их демографическая политика гениальна. И, в действительности, многие китайцы слишком умны, чтобы рожать в одной семье больше одного ребенка. Но самое их большое достижение то, что за 40 лет Китай — единственная страна, которая дала доступ к образованию всем женщинам наравне с мужчинами. И второе — средний класс, числом превосходящий население Северной Америки и ЕС. Поэтому изначально женщины там уже на равных условиях, к тому же, их меньше, ведь, как бы ни было печально, но там еще распространена незаконная практика селективных абортов, и обычно оставляют мальчиков. И это ужасно. С другой стороны, подобная практика есть и в Индии, но у них не внедрена демографическая политика. В целом, огромное количество женщин в нашем мире живет в ужасающих условиях, ко многим из них относятся просто как к животным, так что нам еще повезло. Да, мы здесь можем говорить о представительстве женщин в топ-менеджменте, но на глобальном уровне проблема насилия в отношении девочек и женщин ужасает. Но Китай — это, пожалуй, единственная развивающаяся страна, которая относится сейчас к женщинам лучше, чем любая другая из наших, уверяю вас. Знаете, я не голосовала за Клинтон, в принципе как и за Трампа, но мне очень нравится ее фраза, которую она произнесла около 20 лет назад в Пекине: «Права женщины — это права человека».

Что насчет прав работающих матерей? Можете поделиться, с какими вызовами столкнулись вы в свое время, и какие трудности переживают работающие мамы в Канаде сегодня?

Могу сказать, что мне повезло, потому что у нас с бывшим мужем был свой бизнес, так что я могла себе позволить работать из дома. Но если бы я работала на какую-то компанию, у меня бы так не вышло, пришлось бы брать человека со стороны в помощь по уходу за детьми. А для меня это был не вариант. Вот я и работала из дома на протяжении шести лет, а потом я решила уйти в журналистику. Я год проработала в газете, чтобы обучиться всему, что мне было нужно. А потом вернулась к тому же графику, то есть я провожала детей в школу, работала из дома, тем более, что писательская работа позволяла. По вечерам, когда приходил муж, я ходила на различные события, освещала их. И эта система отлично работала, но потом на меня обрушился оглушительный успех, и в таких условиях тебе уже приходится чем-то жертвовать. Я заметила, что все женщины моего возраста, которых я знаю, разведены. Их мужья просто не смогли смириться с успехами своих жен. Поэтому, по моему мнению, женщине, которая планирует рожать детей, нужен настоящий партнер, который сможет остаться дома с детьми и быть хорошим родителем. Скажу сейчас непопулярную вещь, но женщине, которая поистине очень амбициозна, хочет строить карьеру и покорять небывалые высоты, не следует рожать ребенка. Потому что дети в таком случае никогда не будут на первом месте. И никакие няни тут не помогут. И, пожалуй, лучший выход, который можно придумать, — работать самой на себя, потому что только так вы сможете работать столько, сколько вы хотите и когда хотите.

— Читайте также: WoMo Abroad: Три канадійки про «владних» жінок, відчуття безпеки та Джастіна Трюдо

А как канадское правительство поддерживает работающих мам?

Через налоговые льготы и систему государственных учебных заведений: ясли, сады, школы. Дети могут ходить в школу на полдня уже в возрасте 4 лет. Стоимость посещения яслей в день в Квебеке, например, $3. Дешевле, наверное, просто не бывает. Но сейчас уровень рождаемости в Северной Америке стремительно падает. Никто не спешит рожать детей. Это тренд: люди младше 40 лет решают не иметь детей. Думаю, первая причина заключается в том, что не все так гладко, с экономической точки зрения. Вторая причина — брак уже не считается каким-то таинством. И ни сайты для знакомств, ни Tinder эту проблему не решают. Наше общество меняется, и эти трансформации просто неизбежны. Мой сын Эрик сказал, что не женится до 36 лет. И он свое слово сдержал, он женился, когда ему было 36, а его жене — 38 лет. Им повезло, что у них родились дети, его жена заранее заморозила свои яйцеклетки. Сегодня в Канаде многие женщины так поступают, на всякий случай. А дочь моей подруги, очень успешная женщина, так и не встретила своего мужчину. Она также заморозила яйцеклетки, а затем выбрала донора, и стала мамой. У нее есть две няни, при том, что и она сама работает из дома. Сегодня на лицо проблема с мужьями. Дело в том, что в своем большинстве они предпочитают зарабатывать деньги и не помогают по дому. Думаю, частично корень проблемы лежит в методах воспитания ребенка и в тех ролевых моделях, которые он наблюдает. Видит ли сын, что его отец моет посуду или просто просиживает на диване? Видит ли он как, отец помогает матери или она все тянет на себе сама? Мой сын выбрал другой путь, — партнерство. Они с женой в равной мере заботятся о детях и распределяют домашние обязанности.

Ваш сын сказал, что не женится до 36 лет. Когда подобное говорит мужчина, этим мало кого удивишь, когда — женщина, общество тут же готово заклеймить ее. Почему такие двойные стандарты?

Потому что в обществе укоренилось такое положение вещей: женщины должны угождать всем остальным, а мужчины — только себе. Современное поколение женщин ощущает на себе колоссальное давление со стороны общества и семьи: они должны выйти замуж, родить детей, а из-за экономической обстановки им еще нужно выстраивать карьеру, чтобы было, чем кормить семьи. Женщина, как и мужчина, должна иметь право сказать «я не хочу детей» или «я не хочу выходить замуж». Моя дочь Джули решила жить без мужчины и не иметь детей. Она не лесбиянка, но она не встретила никого, кого смогла бы полюбить. И она счастлива и довольная своей жизнью. У нее есть друзья, любимые домашние питомцы — и это ее выбор. Нашему же поколению женщин постоянно промывали мозги: раз не было возможностей использовать контрацептивы, то все должно было быть по правилам. Брак, беременность, дети. Но сегодня у современной женщины есть выбор. Поймите правильно, я считаю, что дети — это настоящий подарок, это невероятная радость, но к тому, чтобы стать родителем, нужно быть готовым. А люди все еще романтизируют эти идеи. Хотя, с другой стороны, посмотрите на темы, которые поднимает современная культура, кино, музыка — все меняется.

Дайан, я знаю, что вы брали интервью у многих выдающихся женщин. Кто вас поразил больше всего?

Тэтчер и Лагард. Кристин Лагард сейчас директор-распорядитель Международного валютного фонда, я с ней делала интервью, когда она была министром экономики и финансов Франции. Она очень обаятельная женщина с острым умом и она знает, как выживать в этом «мужском» мире. И интервью с Тэтчер было просто потрясающим. В работе она действительно была очень жесткой, но в личном общении она была настоящей милашкой. Мне бы очень хотелось взять интервью у Ангелы Меркель, я ею просто восхищаюсь.

Признаюсь, что чаще я все-таки брала интервью у мужчин по причинам, о которых мы поговорили ранее. В политике, бизнесе управляли ведь в основном мужчины. Помню свое интервью с Горбачевым, это было просто незабываемо. Великолепный был и Рейган.

Вы пишите о коррупции, отмывании денег, беловоротничковой преступности. Вам когда-либо поступали угрозы? И что вы говорите себе, когда испытываете страх?

Все зависит от того, про кого ты пишешь. Я написала несколько книг о людях, которые занимаются коррупцией, нарушают законы и так далее, но насилие — не их метод, а вот судебные иски — да. Я получала сотни исков за то, что писала, правда, ни разу не была в суде. Это было предупреждение. Но если правда и факты на твоей стороне, они все равно не выиграют!

Я планировала написать книгу о крупнейших преступных группировках, но решила, что это может быть слишком опасно. У меня была сегодня беседа с одним человеком, и он мне сказал, в Украине есть олигархи, которые убивают людей, а есть олигархи, которые не убивают, но могут подать иск или сделать так, чтобы тебя арестовали. Так что нужно быть очень осторожным. Писать о криминале, в стране, где законы не действуют, — не слишком хорошая идея. Сейчас я не работаю на какое-то одно издание, не хочу тратить месяцы на написание одной истории. Но, когда я получаю информацию о фактах преступления, я передаю ее полиции, в государственные органы, которые должны это расследовать.

А вы согласны, что сегодняшнее общество живет в мире постправды?

Люди лгали всегда. Иногда намеренно, иногда по глупости. Я знаю, что этот термин «постправда» стал популярным из-за Трампа.

Да, именно. Как объяснить тот факт, что 70% его предвыборных заявлений были просто фальшью, согласно PolitiFact, но люди все равно верили ему больше, чем Клинтон?

Потому что никто не умеет отличить правду от лжи. Интернет уничтожил журналистику. Когда вы читаете текст в The New York Times, вы можете быть не согласны с самой сутью статьи, но вы знаете, что там проверяют факты. Но если вы читаете непроверенные источники, как вы можете знать, что то, что там написано, не ложь? Проблема в том, что мы живем в мире, перенасыщенном информацией, и никто не удосуживается перепроверить факты.

Как тогда выжить журналистам в мире, где каждый второй уже представляет собой медиа, создавая посты в Facebook и ведя влоги на видеоканалах?

О да, сейчас все подряд — писатели, фотографы, редакторы, критики, аналитики. Но я никогда не поверю тому, что написано на чьей-то страничке в Facebook, если только не знаю этого человека. А что касается выживания, посмотрите на мою визитку. Я по-прежнему пишу колонки для различных изданий, преподаю и модерирую панели в Университете Сингулярности, то есть те навыки, которые я приобрела, работая журналистом, я использую в других сферах: образование, аналитика, развлечения. Газеты гибнут сегодня. Например, Washington Post уже никому из авторов не платит, кроме меня. Они могут вычитать ваш текст, отредактировать его, если им понравится, вы не получите ни цента, но зато они опубликуют статью под вашим именем. Так что нужно нарабатывать различные навыки. Я, например, сейчас закончила писать сценарий для голливудского фильма в научно-фантастическом жанре. Так как я также пишу о Кремниевой долине, у меня родилась идея для кино. Никаких роботов, космических кораблей и инопланетян там не будет. Только реальная жизнь людей, которая станет абсолютно невероятной уже через 25 лет.

Беседовала Татьяна Касьян

— Читайте также: Ванесса Эрогбогбо: «Может быть, я вас разочарую, но мне кажется, что Уганда и Украина во многих вещах похожи»

Мы в Facebook