Прогресс? Не слышали: Детские браки в цивилизованных странах

Это существует и сейчас

Возможно, среди женщин поколения наших бабушек выйти замуж в 15-16 лет считалось чем-то вполне заурядным. Возможно, мы уверены, что детские браки сейчас — это то, что происходит где-то в Йемене? Нет, несовершеннолетних девочек в обычной Америке подталкивают к таким бракам тысячами в год.

Анна

Конечно, имена и фамилии в этих историях изменены. Девушка, которую мы будем называть Анной Джонс, была нежеланным ребенком. Ее мать родила ее в 45 лет, и, возможно, чувствуя отношение матери к ней, Анна стала трудным подростком. В 12 лет ей пришлось ухаживать за смертельно больным отцом и это был тяжелый груз ответственности для ребенка, у нее появилась злость на мать. Отец умер и Анна с матерью переехали: новая школа, стресс — конфликты с матерью становились все острее. Когда ей было 16 лет, ей довелось пройти психологическую реабилитацию в центре, где работал тогда 29-летний Тим. Он стал флиртовать с ней, а в конце курса начал намекать, что так просто не отпустит Анну. От «великой» любви, конечно же. Анна верила ему, потому что это был человек, выражавший любовь по отношению к ней, а она в ней очень нуждалась. Решение о браке пришло через год после встреч, которые повлияли на Анну позитивно: она перестала конфликтовать с матерью и стала лучше учиться. Ей оставался еще год до окончания школы. Мама поставила условие, которое Тим и Анна вроде бы приняли: ребята поженятся, но Анна переедет к Тиму, когда закончит школу.

Теперь Анне 32 года, она вспоминает, как мать и Тим просто подписали бумаги в мэрии — мама давала разрешение на брак своей несовершеннолетней дочери. У Тима были свои идеи на счет того, когда и как воспользоваться своими привилегиями мужа. Он подговорил Анну собрать вещи на следующий день после брачной церемонии и уехать из дому, несмотря на протесты матери: ведь муж не может похитить собственную жену, поэтому в полиции она ничего не добьется. Анна переехала к Тиму, когда же она пришла записаться в новую школу по месту жительства, ей отказали, посчитав ее беременной. Она сказала, что это не так, на что администрация ответила: «Не сейчас, так в скором будущем. Нам беременные школьницы не нужны». Для того, чтобы вернуться в прежнюю школу и сдать выпускное тестирование ей нужно было разрешение матери, которая с ней отказывалась общаться после случившегося. Тогда Анна устроилась работать в супермаркете, а вот Тим свою работу бросил — стал сидеть дома и пить. Однажды он узнал, что кто-то из коллег Анны оплатил ее еду на корпоративе и инсценировал попытку самоубийства с упреками: «Я тебя так люблю, а ты меня предала». В день своего 18-летия Анна была на втором триместре беременности. Какой подарок сделал ей муж? Он привел ее в стрип-бар и купил ей возможность выступить у шеста. «Я чувствовала такое унижение», — говорит Анна. Позже он стал избивать ее на глазах у ребенка, а однажды чуть не задушил. Этот момент стал поворотным. Анна заявила, что хочет развестись, Тим не возражал, но хотел полной опеки над ребенком: он шантажировал Анну тем, что она неспособна заботиться о дочери, что она бывшая пациентка психиатрической клиники и дитя у нее отберут. Анна согласилась на его условия, о чем сейчас горько сожалеет: «Самой главной жертвой во всей этой истории стала моя дочь, она выросла, думая, что я бросила ее». На данный момент Анна Джонс получила документ о школьном образовании и учится в колледже на социального работника, при этом она не подает в суд на бывшего мужа за домашнее насилие: иначе он совсем запретит ей видеться с дочерью.

В Америке многие уверены, что до достижения 18-летнего возраста вступить в брак невозможно. Но немногие знают о лазейках в законодательстве. Самая распространенная — это разрешение родителей, как в случае Анны. Сейчас в 27 штатах нет даже минимального возраста для вступления в брак при наличии родительского разрешения. А в 38 штатах для 16 и 17-летних подростков не нужно даже разрешение судьи — достаточно подписи уполномоченного судом работника, чтобы пожениться. Хуже всего дела обстоят в Нью-Джерси, где в период с 1995 по 2012 год в брак вступили 4 тысячи детей, 163 из которых были в возрасте от 10 до 15 лет.

Найла

Родители Найлы Амин переехали в Штаты из Пакистана, когда девочке было 4 года. Найла была отличницей в школе, где ее часто дразнили за традиционную одежду. Но в 7-м классе отношение к Найле изменилось — мальчики стали обращать на нее внимание. Но она-то помнила, что уже давно обручена: когда ей было 8 лет отец договорился о браке с 28-летним кузеном Найлы. Это была не более, чем уловка, чтобы кузен смог иммигрировать в Америку. Когда ей было 13 лет, родители увезли ее в Пакистан и там прошла свадьба. Найла вернулась домой и даже стала встречаться с одноклассником, но как только отец об этом узнал, он немедленно решил отправить ее в Пакистан до достижения 18-летия. Так, в январе 2005 года свадьбу сыграли еще раз и Найлу, тогда 15-летнюю, заставили переехать к мужу, который не замедлил отобрать у нее мобильный телефон и паспорт. На домашний телефон ей отвечать не разрешали. Найла отказалась вступать в половые отношения с «мужем» и через 10 дней пребывания в его доме решила бежать. Ее вернули и избили перед 30 людьми на улице, среди которых были члены ее и его семей: «Он таскал меня за волосы по дому, бил меня электрокабелем, бил по голове». А потом он изнасиловал ее. Так началась ее «семейная жизнь».

Шанс на спасение у девушки появился, когда в их доме гостила сестра ее матери, которая дала ей свой телефон. Найла связалась с социальным работником в Америке, отправив ей сообщение. Оставалось ждать. Женщина, с которой связалась Найла, «подняла» Департамент по делам несовершеннолетних, конгресс и посольство Пакистана: в Америке девушка считалась под опекой социальных служб, поэтому ее родители сами были вынуждены вернуть дочь в Штаты, иначе потеряли бы родительские права и должны были бы понести наказание. «Я села в самолет и почувствовала, что ад для меня закончился», — вспоминает Найла. В аэропорту ее встречали 20 человек, те люди, которые боролись за ее возвращение, включая социальных работников и полицию. Теперь Найла живет со своим гражданским мужем и их 9-летним сыном, учится, как и Анна Джонс, на социального работника.

Нина

Нина Ван Харн выросла в баптистской семье в Мичигане. Она и ее трое братьев и сестер учились на дому, родители решили, что она готова к браку как только ей исполнилось 18 лет. «Я тогда писала в своем дневнике: достойна ли я его? понравлюсь ли я ему? Я не спросила себя: а он мне понравится?» Спустя 10 лет Нина настолько замкнулась в себе, что перестала испытывать радость и от общения с рожденными в таком браке детьми. Все общение перед свадьбой с парнем, которого подобрала ей семья, свелось к нескольким телефонным разговорам, в которых выяснилось, что он любит спорт и дом, а она — мечтает путешествовать. Нине дали неделю на раздумье: выходить замуж или нет. В случае ответа «нет» семья дала ей понять, что осудит и отвергнет ее. Нина ответила «да». «Конечно, это не право выбора», — говорит она теперь.

Через три месяца состоялась свадьба. В этот день в дневнике Нины появилась запись: «Вот я и предала все свои мечты». Нина пробыла в браке 11 лет, родила троих детей и никак не могла смириться с мыслью о том, что она глубоко несчастна — ведь брак, это то, что одобряет бог и родители. Нина стала анализировать то, что происходило между ней и мужем: «В нашем кругу насилие в семье — это синяк под глазом или сломанная рука. Мы не считаем насилием эмоциональное насилие, словесные оскорбления. Мы не считаем, что в браке возможно изнасилование. А ведь все это я переживала каждый день. Мне помогла это понять психотерапевт, к которой мне посчастливилось попасть». В отсутствие мужа Нина собрала вещи, забрала детей и уехала. Два года длились судебные баталии, Нине удалось аннулировать свой брак, как заключенный несовершеннолетней, находившейся под давлением. Бывшие знакомые и соседи осуждают ее, распускают сплетни, пытаются представить ее как плохую мать и женщину легкого поведения. Несмотря на это, она счастливо живет со своими детьми в Мичигане: «Я считаю, что борьба стоила результата».

Источник: seventeen.com

— Читайте также: Ясмин Кениг: «В 15 лет меня насильно выдали замуж. Моя бабушка и мать»

Мы в Facebook