До и после: Четыре истории женщин, которые сделали аборт

То, о чем не принято говорить вслух

Тема абортов в одних обществах замалчивается, в других находится постоянно под прицелом СМИ, правительства, общественных движений. В некоторых странах на аборты и вовсе наложены не только общественные табу, но и законодательные запреты. Истории этих четырех женщин показывают, что законы учитывают во внимание не все факторы и не всегда выбор женщины должен зависеть от каких-то предписаний свыше.

БезымянныйЭрин, 30 лет, успешная руководитель отдела продаж, мать и жена

Но 10 лет назад она была напуганной студенткой колледжа, которую изнасиловали на вечеринке и которая после этого забеременела. Годы спустя Эрин все также тяжело говорить об изнасиловании, а мысли об аборте приходят к ней каждый день.

Изнасилование

Мы собрались у кого-то дома, пять девушек и шесть-семь парней. Кое-кого из ребят мы все знали хорошо, но некоторых парней мы видели впервые. Один из них был рестлером. Мы с ним болтали и нам было весело вместе. Я помню, что выпила одну порцию ром-колы и все — остаток вечера был как в тумане. Мы пошли с этим парнем в бар, причем я даже умудрилась вести машину в таком состоянии, что уже само по себе ужасно. Потом у меня провал в памяти, а следующее, что я помню, это то, как я упала с крыши гаража, поломав при этом нос и ребра. Мне удалось вспомнить, что я почему-то была на этой крыше, передо мной было лицо этого парня, а потом я лежу на земле. Я не помнила, как и почему упала. Я выпила одну порцию спиртного и практически «вырубилась». Подруга, которая нашла меня, сказала, что я была без штанов, а моя блузка была порвана. На руках и ногах были синяки, но я не уверена, бил ли он меня, либо они были результатом ушибов при падении. Моя подруга была медсестрой и она отвела меня в больницу и, так как мы не знали, что произошло, я проверилась у гинеколога. Врач подтвердил, что я была изнасилована. Я отказывалась думать даже об этом. Мне было достаточно травм от падения с крыши. И мысль о том, что тот парень мне что-то подсыпал в напиток и что я даже не помню, была ли я согласна на секс, — эта мысль казалась мне невыносимой.

Беременность

В тот период я ни с кем не встречалась и ни с кем у меня секса не было, месячные у меня всегда были как часы и вот, когда они не пришли во время, вся моя жизнь остановилась. Я купила тест. И он показал, что я не беременна. Я подумала: «Слава тебе, Господи!» Но вот проходит еще несколько дней, а месячных все нет. Тогда я купила еще один тест. На этот раз результат был позитивным. Я сразу же записалась к гинекологу, он поставил меня перед выбором: родить, родить и отказаться от ребенка или прервать беременность. Мне дали несколько дней на раздумья. Я думала так: этот ребенок — результат изнасилования, как можно видеть ребенка каждый день и переживать это снова? Я понимала, что ребенок не виноват, что это 15-минутное удовольствие того парня, после которого моя жизнь перестала быть моей. Я не представляла, смогу ли я выносить, родить и отдать куда-то моего ребенка. Содержать же сама я его не могла, на мне были долги за учебу. В общем, я перезвонила в клинику через три дня и дала им ответ.

Аборт

Когда я пришла в клинику, там было много женщин. Это был очень важный момент, я поняла, что не я одна прохожу через это испытание, что я справлюсь. Знаете, в один момент я как будто повзрослела лет на десять. Через неделю я пришла на аборт. Это было ужасно. Мне сделали местную анестезию. Мне сказали, что я не буду ничего чувствовать, но я чувствовала все. Одна из медсестер держала меня за руку, но я плакала все 20 минут, пока длилась операция. Они показались мне вечностью. Я не могла поверить, что это происходит со мной. Потом я сидела в палате со другими женщинами. Врачи сказали, что будет кровотечение, что это как после родов… только без ребенка.

Жизнь после

Я вышла из больницы, на парковке меня ждала подруга. Мы стояли с ней долго обнявшись. Через неделю я пришла на контроль, все было в порядке. В порядке, но только не с моей душой. У меня было ощущение, что жизнь закончилась, что мне надо как-то начать все с начала. Я бросила колледж, приехала домой, стала работать, потом снова вернулась к учебе. Я получила диплом на три года позже, чем если бы этого случая не было в моей жизни, но мне надо было побыть дома. Я говорю «случай», а не «изнасилование», потому что до сих пор не могу принять этой мысли. А с тем парнем я поговорила всего раз, сразу после операции, сказала, что беременна, он мне не поверил, обозвал шлюхой. Но я сказала, чтобы он не смел так говорить, что я вообще могла написать на него заявление и разрушить его жизнь, как он разрушил мою. Я сказала, что ничего этого не сделаю. Сказала, что только что я сделала аборт, что никогда не думала, что мне придется пройти через это и что это его вина. И повесила трубку. Я даже теперь каждый день возвращаюсь к мысли о той ночи и об аборте. Я никогда не сожалела, что сделала его, но иногда я вижу 9-10-летнего ребенка и думаю: «А что, если бы тогда…» Когда я узнала, что жду ребенка от моего мужа, я восприняла это как второй шанс. Но это совсем другое дело: делить радость родительства с человеком, которого любишь. Я живу рядом с Центром планирования семьи, там частенько бывали анти-абортисты. Почти все они — пожилые мужчины. Мне хотелось орать им: «У вас нет матки, поэтому вы не смеете никого осуждать!» Я не могу себе представить, что бы случилось, если бы у меня не было тогда возможности принимать собственные решения по поводу моего собственного тела.

3Бриттани, 28 лет, работает в сфере маркетинга и коммуникаций

Сделала два аборта, один — когда ей не было еще 20-ти, второй — несколькими годами позже. В первый раз она забеременела, потому что полагалась на метод прерванного полового акта, а во второй раз не сработала противозачаточная таблетка. Бриттани живет в Калифорнии, работает в сфере маркетинга и коммуникаций. Она говорит, что оба раза была абсолютно уверена в правильности своего выбора. И оба раза ее основным ощущением было облегчение, а не сожаление и горечь, как это традиционно представляется в нашей культуре.

Право выбора

Я росла в религиозной семье, но не вписывалась в ее правила. Когда я была подростком, мне даже не с кем было толком поговорить о контрацепции. И вот, я была в колледже, мне было 19, у меня был парень и… прерванный половой акт. Я абсолютно не была готова стать матерью, тем более я не хотела отказываться от ребенка в роддоме, поэтому я решилась на аборт. Срок был около пяти недель. Я сразу позвонила в Центр планирования семьи в Нэшвилле.

Аборт

Меня привезла подруга, потому что мой парень должен был присутствовать на каком-то семейном торжестве. Я отчасти сердилась и отчасти понимала его, потому что мы решили держать все в секрете от наших семей. В клинике все были очень вежливыми. Мне сделали медикаментозный аборт. Я выпила таблетку. Потом мне дали на дом другую таблетку и прописали болеутоляющее. Я поехала домой к подруге. Ощущения были как при очень болезненных месячных, я думала крови будет больше. Из меня вышли пару сгустков. Я нервничала, мне было больно, но мне не было плохо. Я думала, что меня захлестнут эмоции, но я испытала только облегчение. После этого случая я стала принимать противозачаточные таблетки. Я не пропустила ни одной и все-таки забеременела. У меня были очень регулярные месячные, поэтому я сразу узнала, что беременна — снова на сроке пяти недель. У меня даже ощущение дежа-вю было. В общем, я сразу решила делать аборт, потому что я все еще была в колледже, все также не могла ни содержать ребенка, ни подумать о том, чтобы отдать его в усыновление. И потом, в первый раз все прошло так безопасно. Итак, я снова прошла ту же процедуру и, честно говоря, особых воспоминаний о ней не осталось. Я не хочу сказать этим, что я не переживала, потому что это не так. Но это и не было вселенской драмой, наложившей отпечаток на всю мою жизнь. Меня привез в ту же клинику мой парень, тот самый, с которым мы «попались» в прошлый раз, и тот самый, который стал моим мужем. Потом мы поехали домой. И снова ощущения были как при болезненных месячных.

Жизнь после

Я не считаю, что анти-абортисты правы, утверждая, что аборт используется только безответственными женщинами в качестве регулятора рождаемости. Я приведу нелепый пример: я люблю конфеты, я регулярно чищу зубы, но кариес все равно может появиться. Я же не говорю: «О, это моя вина! Надо прекратить есть сладкое, а к дантисту идти не надо». Я понимаю, что если бы не сделала два аборта, у меня было бы двое детей и я любила бы их. Аборт — это выбор. Он не для всех, но он был правильным для меня. Сейчас мы с мужем имеем более стабильную финансовую ситуацию, но я все равно буду рассматривать возможность аборта, если сейчас забеременею. Я понимаю, что мне повезло, что у меня был выбор, друзья и парень, которые поддержали в трудную минуту. В какой-то момент я подумала, что раз я чувствую облегчение — то я плохая, но сейчас я совсем так не думаю.

1Доктор Джули Биндеман, 38 лет, мама и психолог

Джули активно выступает за репродуктивные права женщин, в том числе она борется против запрета на аборты на 20-неделе. После того как сама сделала два аборта на втором триместре. 

Идеальное начало неидеальной истории

Почти девять лет назад у нас с мужем появился наш первый ребенок. Нам казалось, что все складывается идеально для того, чтобы подарить этому миру еще детей. Так что после того, как нашему сыну исполнилось два года, я забеременела вновь. Но у меня случился выкидыш. Позже я забеременела еще раз, протекание беременности было тяжелым, мне приписали больничный режим. Когда наступил второй триместр, мы вздохнули с облегчением: да, нам удалось это, мы справились!

На УЗИ нам сказали, что мы ждем мальчика. Помню, что я была немного разочарована, ведь у нас уже был сын, и мне так хотелось дочку. Мы уже сидели с мужем и выбирали имена, когда зашла мой врач, она сказала одну фразу: «Мне так жаль». Я смотрела на нее, не понимая, что происходит. Ультразвук показал, что у нашего сына проблемы с мозгом. Врач сказала, что мне нужно сдать еще анализы в тот же день. Я разрыдалась. Мы встретились с генетиком, оказалось, что у нашего ребенка гидроцефалия, которую иногда называют еще водянкой. Мы назначили встречи с детскими нейрохирургами, записались на МРТ. Все выходные (а это был День благодарения) мы с мужем провели в обсуждении — будем ли мы прерывать беременность или нет. Мы решили, что главным критерием в принятии решения будет то, насколько качественной сможет быть жизнь нашего ребенка. Если у него будут возможности для взаимодействия с окружающим миром, пусть и ограниченные, — мы продолжим беременность. Плюс у моей сводной сестры гидроцефалия, так что мы понимали, с чем будем иметь дело. О другом исходе мы старались не думать. Мы сделали МРТ, все специалисты описали нам один сценарий: наш сын никогда не сможет ходить, он никогда не заговорит, он даже не сможет сам жевать — просто оболочка. Мы решили сделать аборт. Было много слез, но мы понимали, что другой сценарий — не для нас.

Аборт

После Дня благодарения врачи провели еще одно обследование. Мне дали препарат, вызывающий аборт. Сказали, что на всю процедуру уйдет где-то день. Я попросила обезболивающие. Его побочным действием стала диарея. В полночь я спросила своего мужа: «Чем это здесь так пахнет?». А он мне ответил: «Да, это ты». Но я не ощущала своего тела ниже талии, я даже не могла прибрать за собой. Это было унизительно. После пересменки ко мне пришла другая медсестра, было очевидно, что она абсолютно не согласна с моим выбором. Она ничего не говорила мне прямо, но по ее отношению все было понятно. В четыре утра ко мне пришел доктор — я начала рожать. Мне предложили подержать ребенка на руках. Но мы с мужем договорились заранее, что мы не будем брать ребенка на руки, не будем придумывать ему имя. Я помню, как отвернулась и зарыдала, а мой муж держал меня за руку.

Так как плацента не вышла, доктор сказал, что мне придется еще какое-то время полежать. Я не знаю, слышала ли об этом медсестра или она сделала это специально, но она прервала подачу анестезии. Я чувствовала дикую боль, звала медсестер, но только через полчаса ко мне наконец подошли. Помню, когда я очнулась, то спросила: «Он умер?». Медсестра сказала, что ребенок дышал один час, а затем умер. Он не был сам, кто-то держал его на руках. Одна из медсестер сказала мне: «Может, мне не стоит этого говорить, но я хочу, чтобы вы знали, у вас был очень красивый ребенок». Как мне нужно было реагировать? «Спасибо» сказать? Не знаю, хотела ли она проявить ко мне какое-то сочувствие или что, но прозвучало это ужасно жестоко.

Жизнь после

Прийти в себя было очень сложно, но мы знали с мужем, что все еще хотим детей. Спустя несколько месяцев, после того, как я оправилась эмоционально, мы снова начали попытки. Эта беременность стала очень тяжелой. Я была постоянно под наблюдением, боялась, что случится выкидыш или мне придется делать аборт. На 15-й неделе сканирование не выявило никаких аномалий. Но спустя две недели врачи обнаружили, что желудочки мозга увеличены. Все повторилось. Мы опять приняли решение об аборте. Тот уход, который я получила в этот раз, сильно отличался от предыдущего опыта. Доктор поддержал меня в моем решении, сказав, что в наших действиях есть смысл.

Позднее мы с мужем сделали несколько анализов на совместимость, оказалось, что рецессивный ген является причиной наших проблем. И есть один шанс из четырех, что все опять может повториться. Меня это испугало, но мой муж оптимист, для него это прозвучало как 75% удачи. Я забеременела вновь, на 18-й неделе мы сделали сканирование. Снимки разительно отличались от того, что мы видели раньше. Мы смотрели на них и понимали, что мозг нашей девочки прекрасно развивается. После у нас родился еще один здоровый сын. Я не сожалею о выборе, который мы приняли. Нет одинаково универсальных решений для всех, но мы сделали правильный выбор для себя.

4Дженнифер, 34 года, мама

Когда ее первому ребенку было четыре месяца, Дженнифер узнала, что снова беременна. Решение об аборте было принято сразу — она посчитала, что в условиях финансовой нестабильности в семье это единственно правильный выбор.

Неожиданное известие

Моей дочери было четыре месяца, когда мы узнали, что ждем еще одного ребенка, хотя мы все делали правильно в плане контрацепции. Это одна из тех «о, черт» ситуаций. В день, когда я сделала тест на беременность, я сразу же назначила время для аборта. Мы с мужем переживали кое-какие финансовые трудности. Мы только-только купили дом, плюс у моего мужа есть двое детей от предыдущего брака. Мы — среднестатистическая по уровню дохода семья. Каждый месяц кладем деньги на кредитную карту. В принципе сводим концы с концами, но еще один рот в семье мы бы не потянули. Сейчас мы оба работаем, а в случае рождения ребенка, мне бы пришлось уйти с работы — наша жизнь превратилась бы в сплошную борьбу. Я ничего не сказала мужу о своем решении. Я знала, что он не поддержит его.

Аборт

Я обратилась в клинику, находящуюся в 15 минутах от моего дома. Я приехала туда сама, сказала семье, что мне нужно провести осмотр у врача, так как во время первой беременности у меня были кое-какие проблемы. Моя сестра осталась с дочерью. У меня были назначены две встречи: одна для подтверждения моего решения, вторая — для его исполнения. Это случилось в субботу утром. В приемной я однозначно была самой старшей. Я была шокирована, увидев, сколько юных девочек ждали очереди со своими родителями или парнями. И вот она я — 34-летняя замужняя женщина и мать. Та комната была переполнена эмоциями, это очевидно, но вот я не чувствовала ничего. Все, о чем я думала, это то, что дома меня ждет дочь и что я делаю это для нее.

Больше всего я переживала, что процедура займет много времени, но все прошло быстро и гладко. Медсестра была замечательной, она говорила со мной о моей дочери. Доктор объяснил мне, что он планирует делать и как я буду чувствовать себя после. Я заранее прочитала все что только можно об аборте, я очень боялась боли. Но я едва ее почувствовала. Может, в сравнении с естественными родами, а именно таким путем появилась на свет моя дочь, боль при аборте — это ничто? После процедуры мне измерили давление, проверили мое самочувствие, и я поехала домой. На весь процесс ушел приблизительно час.

Жизнь после

Когда я вернулась домой, я пообедала с сестрой, поиграла с дочкой, провела время с мужем. Осознание от совершенного пришло неделю спустя. Я не могу объяснить точно, что случилось, но мы поссорились с одним из старших детей. Мне кажется, он не ожидал такой реакции от меня. Я разрыдалась. Я была раздавлена. Я не жалею о своем решении. Может, я жалею о его поспешном принятии? Не знаю. Я думаю о том ребенке каждый день, думаю о том, как все могло бы измениться. Я посадила дерево в своем саду — плакучую вишню — в память о своем не рожденном ребенке, чтобы помнить. Всегда. Но в то же самое время, я чувствую, что я должна была принять такое решение.

Источник: testkitchen.huffingtonpost.com. Автор: Кэтрин Пирсон

— Читайте также: Разочарованные материнством: Нарушительницы табу

Комментарии

Мы в Facebook