Энни Сейфуллах: «Порноместь отобрала у меня работу и доброе имя»

История бывшей директорки школы искусств в Нью-Йорке

Энни Сейфуллах, бывшая директорка школы искусств в Нью-Йорке, прошла через внутренние расследования Департамента образования и судебное расследование по обвинению в аморальном поведении. В результате была доказана ее невиновность, но работы она лишилась и, похоже, в сфере образования ей больше места нет. Почему это происходит и какие законодательные меры нужны для защиты жертв порномести?

«Аморальная» учительница

Я не знала, что такое порноместь до 2014 года, когда мой бывший парень украл мои фото, сделанные в моей спальне за 10 лет до этого. Он загрузил их на мой рабочий ноутбук и доставил его в Департамент образования города Нью-Йорка, а копию снимков — в редакцию New York Post. Тем снимкам было 10 лет, и вот, они появились на страницах таблоида и в интернете. На этом закончилась моя карьера директора школы искусств «Robert F. Wagner Jr. Secondary School for the Arts» в Куинсе.

Порноместь определяется как порнография, распространяемая без согласия изображенного человека и как форма сексуального насилия. Жертвы ее сталкиваются с глубокой психологической травмой и поломанным будущим. Примерно один взрослый из десяти становится жертвой этой формы насилия, подавляющее большинство жертв — женщины. И я — одна из них.

Я начала встречаться с человеком, который украл и распространил мои фото со лживыми обвинениями (секс в школе с другими учителями, родителями учеников и даже с учеником) в 2013 году. Вскоре я поняла, что он абьюзер и рассталась с ним. Чтобы отомстить мне, он сделал так, что мои фото в нижнем белье оказались в открытом доступе, и оклеветал меня.

Последствия порномести

От работы директора меня тут же, еще до выяснения обстоятельств, отстранили, начали внутреннее расследование и перевели в списки потенциальных кандидатов на должность педагога — обычно в этих списках годами томятся нежелательные работники, которых «забудут» или уволят. В 2016 году я ушла на год в отпуск за свой счет, потому что не могла справиться с посттравматическим синдромом и тревожностью. Я взяла деньги со своих пенсионных отчислений, в начале 2017 года они закончились, и я подала заявление о возвращении на работу в Департамент образования. И тогда они решили от меня избавиться — подали иск по административному делу. Восемь пунктов обвинения в неподобающем поведении не смотря на то, что по результатам проведенного расследования оказалось, что мой «экс» украл у меня эти старые фото, которые никакого отношения к школе не имели, и что никаких сексуальных связей у меня на рабочем месте не было. Меня обвинили в «распространении негативного обсуждения и подрыве репутации» системы образования и в том, что я не приняла мер к тому, чтобы «защитить рабочий компьютер Департамента образования» от моего абьюзера. Обвинитель со стороны городской администрации прокручивал эти фото в заседании, а эксперт Департамента образования очень красочно и подробно их комментировал. И фотографии, и это описание теперь — часть документации, находящейся в свободном доступе. В итоге меня отстранили на год без сохранения зарплаты.

Недостатки законодательства

Оказалось, что законы штата вообще никак не защищают меня в этом случае. Нью-Йорк один из десяти штатов, в котором, не смотря на 10 лет активного обсуждения, законы против порномести так и не были приняты. Здесь очень сильно давление со стороны лобби во главе с Google: они считают, что принятие законов против порномести приведет к огромному числу судебных постановлений об изъятии файлов из сети. Поэтому на данный момент ни Google, ни New York Post не обязаны убрать мои фото, поэтому они все так же доступны в интернете, хотя доказано, что они были украдены. Честно говоря, даже наличие соответствующих законов не особо помогает жертвам порномести, которая считается «незначительным» преступлением.

Вопрос интимных фото

Женщинам нужна более действенная защита в случае порномести, потому что из-за этого каждая из них теряет возможность стать будущим лидером, ведь ее репутация и карьера оказываются загубленными. Найти новую работу сложно, да и на новой риск харассмента и сексуального насилия существенно повышается. Многие жертвы порномести бывают вынуждены уехать в другой город или штат, даже сменить имя.

Аморально ли фотографироваться в белье или нагишом? Аморально ли отправить такое фото своему партнеру? Я не вижу в этом ничего ни предосудительного, ни, тем более, противозаконного, пока это остается в пределах частной жизни.

Как защититься от порномести

Недавние исследования показывают, что один из семи подростков хоть раз отправлял, а один из четырех — получал сообщения с текстом или картинками сексуального характера. И статистика эта растет с каждым годом. Таким образом, порноместь может стать более распространенной, а действенной защиты у нас пока нет. Сколько было проделано работы, чтобы харассмент на рабочем месте стал считаться преступлением по федеральному законодательству. Но многое зависит от позиции отдельного штата. Моя адвокат Керри Голдберг подала иск против штата в федеральном суде. Департамент образования Нью-Йорка намерен бороться с нами.

В 2015 году, когда я поняла, что директором школы мне уже никогда не быть, я поступила на вечернее отделение юридического факультета Нью-Йоркского университета, специализируюсь на гражданских правах и нарушении их со стороны госструктур. Совсем скоро я получу степень бакалавра.

Источник: jezebel.com

Фото: Kersti K

Узнать больше о ценности и важности разнообразия (diversity) и его влияния на эффективность бизнеса вы сможете при Business Wisdom Summit, который состоится в Киеве 27-28 сентября

— Читайте также: Порноместь: Личная война адвоката Керри Голдберг

Мы в Facebook