Эротично: Дискуссия вокруг издания Ukrainian Erotic Photography

Высказываются Дана Павлычко, Мария Дмитриева и Александр Соловьев

15 сентября выйдет в печать книга Ukrainian Erotic Photography — издательство «Основи» публикует первое англоязычное издание об украинской эротической фотографии. Однако книга стала знаменитой уже в конце июня, когда издательство ее анонсировало, — из-за острой дискуссии вокруг обложки. Пока поклонники фотографии как жанра искусства радовались выходу издания, их оппонентами выступили те, кто увидел в фото обесценивание женщины, ее объективацию. Поэтому мы пригласили высказать свои точки зрения издателя Дану Павлычко, феминистку Марию Дмитриеву и искусствоведа Александра Соловьева. 

В подготовке книги издательство провело основательную работу — вместе со Школой фотографии Виктора Марущенко было отобрано больше сотни фотографий 19 авторов. Задачей издателей была максимально полная хронология украинской фоторгафии тела ии ее эволюция и генезис. Поэтому в издании собраны не только молодые фотографы, Ярослав Солоп или Сергей Мельниченко, но и представители старшего поколения художников — Николай Трох, Роман Пятковка, Глеб Вышеславский.

Собственно для обложки, вокруг которой и началась дискуссия, была отобрана фотография Саши Курмаза — художника, фотографа, который в первую очередь работает с урбанистическим контекстом искусства, в жанрах стрит-арта, фотографии, арт-интервенций. Также у Курмаза есть серия эротических фото под названием «Напрасная молодость», где секс, сексуальность и тело тоже раскрываются в урбанистической среде и масштабе, причем художник рассматривает в контексте тела политику, домашнее насилие, одиночество в большом городе и различные сексуальные ориентации.

Марія Дмитрієва, феміністка, гендерна експертка

Як на мене, годі знайти гіршої обкладинки для книжки еротичної фотографії. Дівчина на обкладинці не жива, не агентна, не зацікавлена добре провести час у компанії чоловіка чи іншої жінки. Вона зведена до жалюгідної подоби гумової ляльки для мастурбації, позбавлена гідності, свободи волі та індивідуальності. Я не знаю, наскільки треба мати викривлене уявлення про секс, щоб сприймати це фото як еротичне.

Дана Павличко, видавець, видавництво «Основи»

На обкладинку ми запросили авторитетного спеціаліста Сашу Курмаза, і редколегія затвердила його роботу методом голосування. Для нас важливе таке видання, як Ukrainian Erotic Photography, бо жанр еротичної фотографії існує в усьому світі, і для України це перше видання на цю тематику. Попит на книгу колосальний, всім її не вистачить. Ми передбачали, що буде діалог щодо обраного фото, але отримали власну думку людей, які не зовсім в темі.

Александр Соловьев, искусствовед, куратор выставок современного искусства

В дискуссии вокруг книги встречалось выражение кого-то из философов о том, что эротика – это то, что хочет стать порнографией. То есть это своего рода тоже порнография, только латентная, так сказать порнография первой ступени. Но то, что скрыто, как запретный плод, вызывает порой больший интерес, искушение вуайеризма и «полет фантазии», чем откровенные изображения. Когда философы, теоретики определяют «три кита», на которых держится искусство, то там, особенно после появления психоанализа, обязательно есть и секс, это матричная вещь для искусства. Об этом, например, статья Сьюзен Зонтаг «Порнографическое воображение».

Когда я учился в аспирантуре в Институте искусствоведения Академии наук Украины в 1980-е годы, а потом недолго работал там, еще существовала статья криминального кодекса о порнографии. Нам как экспертам приносили из милиции разные материалы – и репродукции с акварели Тараса Шевченко или «Данаи» Рембрандта с обнаженной натурой, и домашнюю самодельную секс-продукцию, и мы должны были составлять заключение, порнография это или нет. Помнится, что все упиралось в комичную по своей сути формулировку – вызывает ли изображение нездоровое половое возбуждение или нет (хотя о каком здоровье пеклись в этом случае, мне до сих пор неведомо). Шли годы и с возникновением интернета только ленивый может не зайти на порносайт, чтобы увидеть все в движущемся режиме и в отличном качестве высокого разрешения. А если говорить об эротике как искусстве, то обвинения, возмущение – это обыкновенное ханжество.

Не знаю, осталась ли у нас та статья о порнографии в том виде, что была во времена СССР. Но вот в «лихие» 90-е в этом плане было довольно сильное послабление, когда художники публично могли делать даже выставки на манер той, что сделал, к примеру, покойный уже фотограф Николай Трох: «Порнография как зеркало нашей жизни». Сейчас времена поменялись, градус нетерпимости и агрессивных фобий запредельный, люди не только любят, а буквально рвутся оскорбляться, могут запретить или разгромить неугодную и порочную, на их взгляд, выставку, хотя есть простой способ избежать «оскорблений»: не нравится – не смотри, выключи экран, переверни страницу. Появилась тьма лицемерных борцов за нравственность, за устои, за духовные скрепы. Мне сразу вспоминается анекдот, как священник листал альбом, где была страница с обнаженкой, и причитал: «Ой, нехорошо-нехорошо!», но тем не менее все время к этому изображению возвращался.

В бытность комиссии по морали я работал куратором в PinchukArtCentre, в 2010 году там проходила большая выставка Сергея Браткова, где экспонировалась крупноформатная откровенная фотография. На ее фоне небезызвестная группа Femen сделала свою провокационную фотосессию, и кто-то подал в комиссию жалобу на художника. Мне пришлось стать институциональным адвокатом этой работы и привести примеры из современной мировой классики, в частности фотосерию «Балканский эротический эпос» Марины Абрамович. К моему удивлению, доводы были услышаны и никаких санкций не последовало.

В больших книжных магазинах на Западе есть большие отделы с эротическими книгами, там можно приобрести увесистое, массивное издание «Секс и эротика в искусстве», есть большие мастера, которые работают в этом жанре, а также на грани эротики и порнографии. Крупные  фотографы и художники, такие как Мэплторп, Хельмут Ньютон, Ян Саудек, Томас Руфф, Нобуёси Араки, Джефф Кунс занимались и занимаются этим. Последний, кроме своих принтов «История секса», известен тем, что какое-то время был супругом итальянской порнозвезды Чиччолины и представил на Венецианской биеннале инсталляцию «Сделано на Небесах», где изобразил себя с ней, занимающихся любовью, в скульптурных и фотоформах. Также многие известные журналы делают подборки о сексе в искусстве, в том числе и украинские, например, Playboy, который предпринимал такие попытки с привлечением работ современных украинских авторов. Есть и традиция эротических календарей, таких как Pirelli. Запрет, насколько мне известно, проходит по черте педо- и зоофилии.

У нас есть отличный фотограф Руслан Лобанов, он подбирает изысканных моделей, делает фотосессии по всему миру, снимает в Ницце, Венеции. У него очень тонкие, красивые работы, зачастую с флером ретро. В отличие от Лобанова, который эротикой целенаправленно занимается, есть фотографы, которые делают такие проекты от случая к случаю. Фотография принята как вид современного искусства не так давно, но сейчас немалая часть международных выставок посвящена именно ей. Поэтому и многие художники-живописцы в те же 90-е начали ею заниматься, в частности постановочной, где нередко встречается обнаженное тело. Так делали  киевляне Арсен Савадов, Илья Чичкан, одесситы Василий Рябченко, Александр Шевчук, львовяне Игорь Подольчак и Игорь Дюрич, составившие тандем «Фонд Мазоха». В харьковской школе, в частности у ее классика Бориса Михайлова, с фотографией больше работали  как с документом, причем и в обличающем плане, как в его серии «История болезни»». Но снимались там и постановочные фотопроекты, достаточно назвать цикл «Если бы я был немцем» авторства «Группы быстрого реагирования» (Борис Михайлов, Сергей Братков, Сергей Солонский), где иронически, пародийно затрагивается и тема оккупационного эроса.

Как я уловил, батл вокруг обложки вертится не столько вокруг эротики как жанра «запретного» и «аморального», сколько вокруг гендерных проблем, сексизма, объективации женского. Однако, по этому поводу сами художницы уже запускают кадры в сеть, выставляя свои фотопортреты с надписью помадой, то есть относятся к дискуссии, как и положено современному художнику, не зашорено, с улыбкой.Что касается автора обложки, Саши  Курмаза – он очень талантливый художник, который занимается  в том числе  так называемой уличной фотографией, у него много снимков с обнаженными фигурами.  Та, о которой мы ведем речь, будто специально создана для обложки такого рода издания. В ней есть квинтэссенция самой темы. Плюс это оправданный маркетинговый ход, который в данном случае вряд ли возможен без эпатажа.

Фото: видавництво «Основи», личные архивы Марии Дмитриевой, Даны Павлычко, Александра Соловьева

— Читайте также: Валентина Роєнко-Сімпсон: «На мій погляд, для того щоб було здорове суспільство, жінку треба обожнювати»

Мы в Facebook