Family-портрет: Михаил Вейсберг & Ольга Гуцал

Интервью с супругами друг о друге, записанное по отдельности

Ольга Гуцал, владелица компании «Камион-Оил» и ювелирного салона «Абрикос». Михаил Вейсберг, совладелец нескольких разноотраслевых бизнесов, бизнес-тренер. Вместе Ольга и Михаил уже больше четырех лет, у них на двоих четверо детей, невестка, двое зятьев и трое внуков.

Мы встретились с супругами по отдельности, задав одинаковые вопросы, и вот что получили в итоге.

О знакомстве

МИХАИЛ:

Я увидел Олю в начале 2009 года в интернете, в часовом видеоинтервью на тему успеха и отношения к жизни. Я очень восхитился ее высказываниями и тем, как много ее мыслей совпадало с моими. Полгода спустя мы случайно встретились на конференции по инновациям. Я подошел познакомиться, завязалась беседа, и мы обменялись номерами телефонов. После этой встречи мы активно переписывались. И уже через пару недель оба поняли, что хотим встретиться снова, мы довольно быстро друг друга почувствовали. На момент встречи у нас обоих за плечами уже был багаж неоднократных браков и разводов, мы были свободны и достаточно опытны, чтобы быстро оценить друг друга и возникшую связь.

ОЛЬГА:

На момент встречи с Михаилом, я была активным противником брака, считала, что «ушла с рынка». После нескольких предыдущих попыток осознала, что я человек слишком авторитарный, свободный и к браку мало приспособленный. Но однажды в каком-то разговоре один умный человек меня спросил: «И ты что, даже не можешь себе представить человека, который был бы таким идеалом, чтобы ты захотела с ним жить?» И тогда, во время очередного перелета, я написала список из 12 пунктов – портрет того самого идеального человека.

Он выглядел примерно так: журналист или редактор экономического издания (для того чтобы понимал мой род занятий), самостоятелен, успешен, с собственным кругом друзей и отдельным кругом интересов, образован, что очень важно, и старше меня на 5-6 лет. И вот однажды я прихожу по приглашению организаторов на конференцию и вижу человека, лицо которого мне знакомо. И этот мужчина подходит в конце дня, дает визитку, представляется и уходит.

На следующий день я на 10 дней улетела в аюрведическую клинику в Германию — помолчать, подумать, научиться медитации… На второй или третий день решила написать Михаилу письмо о том, что нахожусь в таком странном месте и такими странными делами занимаюсь, что близкому человеку этого даже не объяснишь, а он словно попутчик, с которым можно легко поговорить и забыть. И мы вступили в очень формально-милую переписку…

На тот момент мне было 47, ему 53. И я точно знала, что закончила с идеями об отношениях. Но вдруг из переписки я начала понимать, что это именно тот человек, о котором я и составляла свой список. Я даже спросила его в какой-то момент, точно ли он мужчина, потому что так писать может только женщина и только подруга. Он слишком умен и тонок для мужчины.

А дальше все было очень быстро. Это преимущество возраста. Правда, насчет того, как скоро мы стали жить вместе после моего возвращения, у нас разногласия: Михаил считает, что через две недели, а я — что на четвертый день.

О браке

МИХАИЛ:

Я буквально на днях закончил читать книгу Элизабет Гилберт «Законный брак». В ней ответов о плюсах официального статуса пары на 400 страниц. Но, если серьезно, то изначально мыслей о том, чтобы расписаться, не было. Более того, до нашей встречи, с учетом опытов прошлых союзов, мы с Олей оба активно пропагандировали нелепость института брака.

Ведь если по-честному, люди сегодня имеют огромную степень свободы и могут двигаться каждый по своей орбите, так что гармоничное совпадение траекторий двух людей достаточно редкая ситуация.

Но, видимо, у нас та самая ситуация, потому что в какой-то момент мне просто захотелось наши отношения узаконить. Я пошел в салон «Абрикос» и выбрал красивое кольцо для помолвки. Как потом оказалось, Оля давно на него зарилась.

Мое предложение стало полной неожиданностью, но, к счастью, ответ я получил положительный.

Не могу сказать, что законный статус что-то поменял. Но все-таки понимание ценности того, что эта женщина — моя жена, растет. Мы четыре года вместе, и я с каждым годом все больше оцениваю ее характер, вкус к жизни и все больше включаюсь в работу на этот брак, на наши отношения.

У меня нет рецептов или секретов успешного союза, но есть предположение, что большую роль играет фактор свободы. Когда партнеры понимают, что их ничего не связывает принудительно, вроде единственной жилплощади, то быть вместе — это их осознанный свободный выбор.

ОЛЬГА:

Я была крайне удивлена предложению и абсолютно не была к нему готова. По моему убеждению, официальный брак нужен тогда, когда к этому есть какие-то экономические или административные предпосылки. А у нас не было причин — мы независимы, свободны и точно хотели жить вместе…  В тот момент я спросила Мишу: «Зачем тебе это нужно?» Я не могу вам сказать, что именно он мне ответил, но я ему поверила и вышла замуж с удовольствием.

О детях

МИХАИЛ: Благодаря встрече с Олей я сделал открытие, что мамы бывают разные. И понял, насколько вообще бывают отличные подходы к воспитанию даже у очень похожих людей из одной среды. Мы оба из очень интеллигентных семей, но воспитывали нас совершенно по-разному.

Я в своем детстве был по большей части предоставлен сам себе, и мне это нравилось. Более того, мне казалось, что это большая такая доблесть родителя — дать ребенку возможность развиваться самостоятельно, так что я в таком же духе воспитывал дочерей.

Олей же занимались очень целенаправленно и последовательно, разносторонне развивали и всячески насыщали досуг. Этот же принцип ее родители спроецировали и на внука, занимались его воспитанием, так как Оля в этот момент как раз активно развивала бизнес.

У них есть замечательная история, когда маленький Митя ей сказал, что «почему вот все мамы как мамы, вот ты мне сейчас делаешь блинчики, а вот мамы там каждый день делают блинчики, общаются, а ты постоянно в командировках и на выходные всегда отдаешь дедушке с бабушкой?». Оля спросила: «А ты бы хотел, чтобы я вот просто сидела дома и делала блинчики?» На что услышала: «Да, хочу». И ответила: «А я не хочу». Они как-то так договорились. И кстати, с моим приходом у них с Димой изменились отношения, точнее Димино отношение — он успокоился, передал ответственность за маму в мои руки.

ОЛЬГА:

Мой сын отлично помнит эту историю с блинчиками. У нас с ним было несколько разговоров, связанных с семьей и с моим постоянным отсутствием. И по его сегодняшнему  признанию, гордиться мамой значительно приятнее, чем ее все время видеть дома.

Я выросла в маленькой семье. У меня были очень хорошие родители. Они же являлись моими лучшими учителями и друзьями. К своему сыну я относилась также. Мы дружим, я на него рассчитываю, и он для меня больше близкий человек, чем сын. Это разные вещи. И нашу семью можно охарактеризовать как очень компактную и сплоченную.

После встречи с Мишей она серьезно расширилась довольно большим  количеством родственников, которые живут в разных местах и по разным принципам. Это было первое для меня открытие.

Второе – три дочери, которые одинаково сильно обожают отца. Мне кажется, они в нем видят то же, что увидела я — большого, умного, тонкого, образованного человека, рядом с которым тепло. И поэтому они к нему все очень тянутся. И они молодцы. К счастью, меня не восприняли как проблему в их семье, мы все дружим.

Но стоит признать, хорошо, что мы встретились уже будучи родителями взрослых детей, потому что у нас кардинально разные взгляды на их воспитание.

К примеру, я считаю, что о детях надо больше заботиться. А Миша занял позицию, что они взрослые люди — отдельные, суверенные части общества.

Каждый из нас перенес в воспитание свою модель отношений с родителями, а они очень разные. Но судя по тому, как его обожают его девочки, его модель точно не хуже, просто она другая.

Кстати, благодаря Мише я узнала кое-что новое и о своем сыне. В день нашей росписи мы вечером встретились с Митей и его женой. И сидя за чаем, обсуждая нашу роспись, Митя Мише говорит: «Все, теперь она — твоя ответственность». Я была приятно удивлена тому, что сын ощущал за меня такую ответственность.

— Читайте также: WoMo-портрет Ольга Гуцал

О балансе

МИХАИЛ:

Мы с Олей немалую часть нашей жизни проводим в разъездах, каждый по своей работе.  И благодаря этому нам очень легко искать тот самый пресловутый баланс. Когда мы оба дома, то проводим время вместе. И плюс четыре-пять-шесть раз в год выскакиваем на мини-отпуска вдвоем.

ОЛЬГА:

Мы любим путешествовать вместе. Но в то же время у нас так много собственных занятий, так что друг без друга одиноко не бывает. Я очень скучаю по Мише в человеческом смысле, потому что за четыре с лишним года уже привыкла, что есть человек, который понимает многое без объяснений. Это большое человеческое счастье.

Мы никогда друг друга ни к чему не принуждаем, это очень взрослая честность — делать только то, что хочется на самом деле, а не ради того, чтобы угодить.

Нам повезло, что  в иерархии ценностей мы имеем одинаковый приоритет — свободу. И это определяет наш брак.

 

Друг о друге

МИХАИЛ:

Оля — быстродействующий человек. Я даже придумал ей наиболее подходящий жизненный девиз: «Мне медленно и мало». Она быстро думает, быстро решает, быстро двигается. А еще при этом Оля очень лучезарна, очень оптимистично относится ко всему происходящему. И это удивительно. До встречи с ней я наивно считал себя оптимистическим человеком, но по сравнению с ней я вообще угрюмый меланхолик.

ОЛЬГА:

У меня есть три вещи, которые меня очень радуют в этом браке. Первое – с Михаилом очень спокойно. Мне совершенно не надо что-то изображать. Второе, я считаю настоящим подарком судьбы, что с ним можно читать одну и ту же книгу и не сомневаться, что мы понимаем одно и то же. А еще мне за него никогда не бывает стыдно или неловко. Это очень приятно. Видимо, я хорошо себя вела, и мне Боженька сделал такой вот подарок.

Михаил Вейсберг выступит спикером на SHE Congress, первом в Украине конгрессе деловых женщин, который состоится уже в эту пятницу.

 

Мы в Facebook