#HearMeToo: Яна Алтухова

Одна из историй к акции "16 дней активизма против гендерно обусловленного насилия"

Неосознанное. Публичное. Скрытое. Невидимое. Физическое. Сексуальное. Экономическое. Психологическое. Но всегда болезненное и разрушительное. Насилие. Мы привыкли считать, что гендерно обусловлено насилие имеет видимые проявления. Однако иногда насилие может так хорошо маскироваться, что ни окружающие, ни человек, страдающий от него, не понимают, что именно происходит. Сделать проблему видимой можно, начав с диалога. Когда одна женщина начинает говорить, к ней постепенно приобщаются другие. Когда одна своим примером показывает, что нельзя молчать, ей подражают другие. И когда уже не одна она умоляет: «Услышь меня», обществу не остается ничего, кроме как действовать. Реагировать. Защищать. Предупреждать. В этом году тема Международного дня противодействия насилию в отношении женщин и девочек Организации Объединенных Наций — «#ПочуйМене: Остановим насилие против женщин и девочек». В рамках глобальной кампании «16 дней активизма против насилия в отношении женщин и девочек» 16 женщин на страницах WoMo и ZZA! расскажут вам, почему они решили не молчать. Яна Алтухова, совладелица продакшн-студии Red Glass, продюсер рекламы и кино, рассказывает десятую историю.

Если бы сегодня я вышла на марш против насилия, на моем транспаранте было бы написано: «Мы – это любовь, а не насилие.» Насилие — это жестокость, в результате которой жертва страдает физически или психологически. И для меня насилие — это про боль, психологическое подавление, травму.

Я выросла в сложной семье. Мой отец злоупотреблял алкоголем. В конце концов родители развелись, но до того, как это произошло, мы с мамой были жертвами «домашнего тирана». Например, нельзя было оставаться дома, когда он напивался, потому что это было опасно. Конечно, понимание, почему мы периодически не ночевали дома, пришло потом, так как мама старалась преподносить мне, еще ребенку, как приключение. Но, к сожалению, это таковым не являлось.

Когда немного повзрослела и начала догадываться, что у нас не совсем адекватная обстановка в семье, я попыталась рассказать об этом бабушке, маме отца. На что получила ответ – «Да это родители балуются». И неважно, что после «баловства» мама ходила со следами жестокого обращения. В общем, бабушка предпочла закрыть глаза на то, что ее сын так себя вел.

Сейчас, исходя из опыта моей семьи и моего детства, я понимаю, что сталкивалась с такими видами насилия, как запугивание и невмешательство. К сожалению, зачастую окружающие предпочитают оставаться в стороне, даже наблюдая откровенное насилие. На мой взгляд, это является одной из причин его существования. И если бы сейчас я могла вернуть время назад и дать совет самой себе, я бы сказала: «Позвони в милицию, может быть, хотя бы это заставит его задуматься».

Думаю, еще одна причина домашнего насилия кроется в том, что многие женщины предпочитают замалчивать факты его существования. Я думаю, тут целый комплекс причин, почему так происходит: и внутренние страхи, и вот это наше любимое «ну кому ты еще будешь нужна», и неспособность принятия себя без мужчины, и боязнь не справиться самой с обеспечением себя и ребенка, и все еще вполне дееспособная установка в нашем обществе о том, что «успех для девушки – это выйти замуж». И уже не так важно, за кого. А в результате ситуация с насилием становится очевидной только после драматической развязки.

— Читайте также: #HearMeToo: Анастасия Ева Домани

Мы в Facebook