История одной тревожности: А что, если научиться с ней жить?

Альтернатива бесконечной терапии

Сара Уилсон, известная австралийская журналистка и успешная телеведущая, автор бестселлера «Жизнь без сахара», рассказала в своей новой книге «Сначала сделаем Чудовище красивым: Новый путь через тревожность» о своей борьбе с тревожностью и другими расстройствами. И что, в конце концов, она оставила идею избавиться от тревожности раз и навсегда, просто научившись с ней жить.

Ранние годы

В 12 лет мне диагностировали детскую тревожность и бессонницу, позднее подключились булимия, обсессивно-компульсивное расстройство, затем депрессия и гипомания, а после 20 лет — биполярное расстройство. Я прошла три десятка психиатров и психотерапевтов, духовных целителей — встречи с ними у меня проходили регулярно, два раза в неделю в течение многих лет. С 17 до 28 лет мне назначали медицинские препараты: антиэпилептические, противотревожные, антипсихотические. Я прошла когнитивно-поведенческую терапию, нейро-лингвистическое программирование, гипноз, психоанализ, духовный коучинг и игровую терапию с песком. Часто я надолго выпадала из течения жизни, пропускала школу, дважды бросала университет, увольнялась, а один раз почти год не могла выйти из дома. Сейчас я могу сказать, что все это была тревожность, просто под разными соусами.

Мой выбор

Однако в 27 лет я решила идти собственным путем. Я жила в Мельбурне, писала обзоры о ресторанах и брала интервью у знаменитостей для воскресной газеты. Еще я вела еженедельную колонку о бедных бездомных людях, феминизме, играх власти. Я тогда только разошлась со своим первым бойфрендом и делила квартиру с веселым художником. Мы писали на стенах, плющ протягивал свои зеленые ветви в кухню, мы варили суп вместе. И у меня было осознанное желание исследовать тему секса. Я поздно к нему приобщилась и опыта у меня всего и было, что тот первый бойфренд. Поэтому с художником все получилось гармонично, экспериментально, без боли и дурацких компромиссов. Все было хорошо. И я решила больше не ходить к психиатру, который консультировал меня достаточно долго. Но я принесла ей список причин, по которым я решила отказаться от профессиональной помощи. «Я готова,»- сказала я ей. — «Я готова работать. Это всего лишь упорная работа, правильно? Я умею упорно трудиться.» Она пожала мне руку и я покинула навсегда ее мягко освещенный офис.

«Просто» упорный труд

Конечно, это не был момент, в который «я взяла и изменила свою жизнь». Жизнь идет своим чередом, и только через некоторое время понимание главных моментов рождается в сознании медленно, как фотография Polaroid. Тем не менее, сейчас я осознаю, что моя по-настоящему взрослая жизнь началась в тот день, когда я покинула кабинет психиатра. Я создавала собственные правила, как справляться с тем, что все считали болезнью. И я справилась. Меня спрашивают, как это получилось. Я отвечаю, что в определенный момент это дело выбора. Я выбрала справляться сама, потому что, если честно, никакие терапии, лечения, таблетки не сработали. Я говорила со многими невротиками, они все говорили то же самое: ты просто должен сделать выбор и работать над своим состоянием. Конечно, при этом ты срываешься. Иногда регрессируешь. Иногда проигрываешь. Возвращаешься к началу.

Когда мне было около 35-ти, моя мания снова захватила меня. И мое обсессивно-компульсивное расстройство, с которым я боролась лет с 11-ти. Мне надо было все перекладывать, проверять, мыть руки постоянно, проверять свет, газ, воду, грабителей под кроватью. Я поняла, что мое состояние ухудшается. В 35 лет я второй раз в жизни была близка к самоубийству. Девять месяцев подряд я не могла выйти из дома, я не работала. Все было очень плохо снова. И я периодически обращалась за помощью к психотерапевтам, снова принимала таблетки. А потом я снова благополучно «соскочила» с этого. У меня иногда случаются приступы тревожности, но в шкафчике на кухне я держу успокоительное, на всякий случай. Это мой путь, я понимаю, что я и моя попутчица Тревога всегда будем рядом, но я буду искать и дальше способы сделать наше совместное путешествие терпимым. Вот так я и живу.

Тревожность — корень зла

Современная медицина предпочла бы и дальше лечить мои состояния и отдельные диагнозы, у меня еще и аутоиммунное заболевание развилось (психиатр и эндокринолог все никак не встретятся), а вот я думаю, что все это производные тревожности. Того жутенького ощущения, что не все в порядке, что-то не так, сейчас что-то произойдет, ты не готов к этому «чему-то», и эти мысли кружатся все быстрее и быстрее, пока ты не летишь стремглав по склону, а твои ноги тебя не держат. Многие врачи не согласятся с моим предположением и, действительно, я могу ошибаться. Однако, полагаю, пора серьезно подумать над этой идеей, при чем я обращаюсь и к тем, у кого уровень тревожности низкий или средний, и к тем, кому диагностировали тревожный синдром: а что если мы аккуратно упакуем нашу неуверенность, страх, ночные бдения и наши эксцентричные способы купирования этих состояний, сунем сверток под мышку и посмотрим, куда нас приведет совместное путешествие?

Источник: shondaland.com

— Читайте также: Мама злая? Нет, мама тревожная

Мы в Facebook