Соня Рашкован: «Иногда ввязаться в драку важнее, чем ее выиграть»

13-летняя украинка о проигрыше на выборах в президенты школы и пяти извлеченных уроках

В киевской школе я много участвовала в самоуправлении: в начальных классах была руководителем класса, потом представителем класса в совете старшеклассников, в шестом классе — помощником президента школы. Я получила интересный опыт и очень хотела применить его в американской школе.

В американских школах выборы проходят с третьего класса и затем повторяются каждый год осенью. В прошлом году я выборы пропустила – они были через месяц после того, как я пришла в школу: я еще не знала о проблемах студентов, а они не знали меня. Я не попала в школьное самоуправление осенью, но весной меня выбрали в студенческий совет всего образовательного округа (county), в котором как community partnership director я представляю сразу 40 средних школ и помогаю решать их проблемы через фандрайзинг и поиск спонсоров. Но я все равно хотела участвовать в выборах своей школы. И вот прошел год, пришло время новых выборов.

В целом выборы организованы следующим образом: сначала сами студенты должны захотеть куда-то баллотироваться. Шестиклассники и семиклассники делегируют по три человека в школьный совет, а восьмиклассники (самые старшие в средней школе) должны выбрать президента школы, вице-президента и казначея. Эти позиции могут занимать только восьмиклассники и за них голосуют только восьмиклассники. Если вы захотели быть избранным, то должны заполнить специальные формы, в которых вы и ваши родители расписываетесь в обещании того, что общественная жизнь не навредит учебе. А затем вы принимаете правила предвыборной кампании: нельзя раздавать конфеты, значки, жвачки или какие-либо подарки за ваше голосование. Также нельзя плохо говорить о конкурентах – главное, для чего мы в самоуправлении, — эффективно работать вместе, а не затемнять репутацию друг друга. Так что — только честная борьба!

Я решила участвовать и вместе с другими потенциальными кандидатами пришла в конце сентября на установочную встречу с канцлером, который отвечает за выборы. Затем мы заполнили формы, отправили свои биографии и нас зарегистрировали как участников школьных выборов. С этого момента у нас была неделя, чтобы подготовить свою программу, агитационные плакаты, рекламную речь, и потом нам давалась неделя на агитацию.

Изначально я думала идти на вице-президента и была уверена, что у меня хорошие шансы быть избранной. Но потом я узнала, что на пост президента претендует только один ученик — очень популярный мальчик, который был в самоуправлении с третьего класса. Он дважды был президентом начальной школы, в шестом и седьмом классе автоматом избирался в студенческое самоуправление школы, а также занимал пост вице-президента того совета округа, в который я попала в этом году. В прошлом году он даже не проводил кампанию, так как знал, что за него и так проголосуют. С первого дня 7 класса я удивлялась, что во время ланча вокруг него сидят все мальчики, и у них даже есть очередь, кто с ним сидит на какой неделе. Он был настолько популярен, что никто не решился выдвигать против него свою кандидатуру в этом году.

Мне не понравилась такая ситуация. В принципе я против отсутствия выбора, я за основы демократии: нас, как минимум, этому учат в теории в школе. Вот мне и захотелось попрактиковаться в демократии. Да и не хотелось, чтобы мальчишка только из-за своей популярности и без кампании прошмыгнул на пост президента.

И я решилась выдвинуть свою кандидатуру, чтобы составить ему конкуренцию и заставить его хотя бы начать борьбу и что-то делать для школы.

Мои родители и друзья меня в этом поддержали. Мои шансы не были большими по сравнению с ним, но я ввязалась в эту борьбу.

В первую очередь (еще до официальной предвыборной кампании) я провела соцопрос о том, что детям не нравится в школе: и в Instagram, и за ланчами мне рассказывали о проблемах поддержки LGBTQ+ community, этнических меньшинств, детей, находящихся на спецобучении, работы библиотеки. В целом было интересно послушать идеи о school climate. Оказалось, что мне обучение давалось легче, чем многим другим. На основании этих идей я набросала основные тезисы своей кампании. Чтобы не давать обещания, которые не смогу сдержать, я пошла к директору школы, чтобы он смог подтвердить/утвердить мою программу.

Официальная предвыборная кампания длится всего шесть рабочих дней: с пятницы по следующий понедельник, после чего вторник — день выборов. За шесть дней было необходимо: познакомиться/пообщаться с максимальным количеством учеников, чтобы заручиться их поддержкой; подготовить и развесить плакаты; записать минутную предвыборную речь на местной радиостанции. Как назло, мои родители уехали на две недели, и как результат бабушка помогала клеить плакаты, а на младшем брате я тренировалась произносить предвыборные речи. Хорошего места для агитационных плакатов в школе оказалось очень мало, так как они не держатся на стенах, то их можно было вешать только на двери. Количество дверей ограничено, а количество наиболее «проходимых» дверей (где твой плакат увидит большинство учеников) — тем более.

Я попросила разрешения администрации школы, и в первый день предвыборной гонки пришла в школу затемно – около семи утра, развесила плакаты в самых «козырных» местах. Я не надеялась на плакаты конкурента, потому что он их никогда не делал, и победу получал почти даром. Я была очень приятно удивлена, когда на четвертый день увидела его плакаты по всей школе.

Я гордилась собой – я была первой, кто заставил его переживать за исход выборов. Он активно рекламировал себя, а значит мне надо было работать еще больше.

Со своих карманных денег на сайте я заказала предвыборную футболку с лозунгом #VoteForSonya. Наверное, это оказалось даже более действенным, чем плакаты – ко мне начали подходить школьники и просили дать им футболку, чтобы они тоже могли за меня агитировать (оказалось, что не только мне не нравилось отсутствие выбора и не сменное самоуправление). Подарив футболки, я могла бы визуально увеличить количество моих сторонников – это была гениальная идея. Но мы же помним, что правила запрещают раздачу подарков. Вариант продажи футболок тоже не понравился администрации, так что мне осталось только одно – каждый день ходить в школу в этой футболке и служить саморекламой.

Ролик на радио был главным местом представления своей программы всем ученикам, так как перед выборами ролик крутили студентам во всех классах. Я решила донести основные идеи своей программы, но уместить ее в 1 минуту было действительно сложно. Мой конкурент большую часть своей речи просто шутил.

Испытанием для меня было также узнавать новых людей. Каждый день я сидела с новыми людьми на ланче и подходила к каждому столу, чтобы говорить о своей программе. Всего надо было обойти около 500 человек. Сначала я подходила только к девочкам, думая, что мальчишки точно будут поддерживать моего конкурента. Фактически я надеялась на «девичью солидарность» тех из них, кто не был влюблен в моего конкурента. Наверное, это была правильная тактика, ведь в школах всегда есть лидеры мнений — популярные девочки, от которых зависит мнение многих, кто хочет дружить или дружат с ними.

Я рискнула и написала самой популярной и узнаваемой девочке в 8 классе, что я была бы рада ее поддержке. До этого она была первым человеком, кому я написала во время соцопроса, и ее некоторые идеи поставила в свою программу. В итоге она записала «историю» в Instagram, и я получила поддержку от ее подруг. Но каково было мое удивление, когда еще два популярных мальчика в 8 классе начали за меня агитировать: стало казаться, что за меня было очень много людей, но, скорее всего, они были просто очень громкими. Джонни, один из мальчиков, кричал: «Vote for Sonya!» в коридорах, на ланче и в спортзале. Сначала я себя чувствовала не комфортно, а потом поняла, что любая реклама работает.

Во вторник, в день выборов, предвыборные ролики кандидатов показывались всем студентам, и затем каждый из учеников должен был под своей учетной записью электронно проголосовать за одного из кандидатов. После выборов ко мне многие подходили и говорили, что голосовали именно за меня. А мой конкурент в этот день на своей странице в Instagram написал «Good luck, Sonya!» Я очень надеялась выиграть, но… в итоге выборы я проиграла. Как изначально говорил мой папа, это не самое главное. Главное, какой путь я прошла на этих выборах и чему научилась. А научилась я следующему:

1. Надо не бояться заявлять о себе

Я не знаю сколько раз я сказала: «Vote for Sonya», эта фраза мне уже снилась. Все восьмиклассники узнали обо мне, а многие и поддержали. И теперь на следующих выборах меня уже будут знать все в лицо. «Vote for Sonya!» стал определенным брендом на ту неделю.

2. Надо не бояться знакомиться с новыми людьми

Люди, к которым я боялась подойти, оказались не такими страшными, а наоборот, открытыми к новым знакомствам. В итоге я нашла много друзей, и много узнала об их интересах и проблемах.

3. Надо не бояться бросать вызов 

Особенно тем, кто сильнее вас. Я горжусь тем, что стала единственной среди всех восьмиклассников, кто не побоялся выйти против самого популярного мальчика. Я была первым человеком, который заставил его работать над программой. И он точно знает, что я буду контролировать то, что он делает.

4. Не стоит верить в абсолютную популярность

Я нашла многих людей, которые недолюбливали моего конкурента. Иллюзию его популярности создавали 30 очень громких мальчиков, которые всегда были рядом. Да, это сыграло свою роль в этот раз, но только потому, что я новенькая в школе.

5. Иногда ввязаться в драку важнее, чем ее выиграть

Мне кажется, что я ввязалась в эту драку надолго. И я не планирую сидеть сложа руки – по результатам выборов руководство школы пригласило меня в студенческое самоуправление, и мой следующий проект – трансформация школьной библиотеки.

Фото из личного архива Сони Рашкован

Услышать больше историй от украинских подростков вы сможете на всеукраинской конференции уникальных тинейджеров «Завтра__» 24 ноября в Киеве.

Программа мероприятия

 — Читайте также: 13 выводов 13-летней украинки за год жизни в США

Мы в Facebook