Катерина Ясько: «Какой должна быть я как мама, чтобы воспитать президента?»

О Дональде Трампе, психологии развития и родителях-дирижерах

Катерина Ясько, эдуколог, психолог, основатель проекта «Вiдкрита хата», на третьем SHE Congress рассказала об осознанном родительстве и тех сторонах личности ребенка, которые стоит развивать, чтобы адекватно подготовить его к будущему.

Когда я была маленькой девочкой, мама рассказывала, что меня спросили о самых любимых вещах на свете. И я сказала, что больше всего люблю людей, особенно детей. К 30 годам мне удалось реализовать свою мечту, и я имею большую семью, у меня трое моих детей, и трое – дети мужа, которые живут в другой стране. Несмотря на это, мы очень часто видимся, и большое счастье для меня, что дети дружны.

О маме президента

Однажды мне довелось познакомиться с одним очень харизматичным лидером, Биллом Клинтоном. Общение с ним произвело на меня такое глубокое впечатление, что я начала интересоваться, какие внутренние качества приводят людей к успеху, счастью, а иногда даже к президентству. Лидеры, которые ведут наши нации, очень многое определяют. Их воспитание, ценности, которые они несут, влияют на курс целой страны. Все началось лично с Билла Клинтона и того человека, который больше всего определил развитие его личности. Вирджиния Клинтон, мама Билла, была няней по профессии. Ее жизнь складывалась нелегко: четыре брака, отец Билла погиб в автокатастрофе за три месяца до рождения мальчика. Тем не менее, и мама, и сын были неисправимыми оптимистами. Хиллари Клинтон как-то рассказывала, что они всегда видят стакан наполовину полным. Жизнерадостность, любовь к людям Билла Клинтона были полностью сформированы его матерью. Одноклассница Клинтона вспоминала девиз Вирджинии: «Если я вас вижу впервые, вы – мой друг, если мы увидимся во второй раз, то скорее всего я обниму вас».

dsc_8158

Давайте же посмотрим на еще одного американского политика. В книге, написанной в 1997 году, Дональд Трамп, невольно критикуя всех знакомых ему женщин, отмечал, что главная его проблема с женщинами заключалась в том, что он всегда сравнивал их со своей мамой, Мэри Трамп, «чертовски умной» женщиной. Все мы наверняка обеспокоены решениями, которые принимают лидеры многих стран. И не задумываемся, что повлияло на выбор человека, какая у него логика поведения, парадигма мышления, ценности и ролевые модели, какие значимые взрослые окружали их, когда формировалась их личность, и как много от этого зависит.

О выборе

Если бы у нас в руках были инструменты и понимание, что каждая из нас воспитывает президента – не обязательно главу страны, но лидера в своем сообществе, будь то бизнес или искусство? Какие ценности должны быть в этом человеке, чтобы через 30 лет нам было не стыдно сказать: «Это я его воспитала»? Какой должна быть я как мама, какие качества и ценности я должна воплощать, чтобы вырастить такого человека? Я верю, если я буду стремиться к идеалу, а не ожидать этого только от своего ребенка, то все произойдет естественным путем.

Почему стоит развивать собственные родительские компетенции, а не отдавать их на откуп школе? Тем более в нашей стране, которая сейчас проходит глубокий кризис – не только в образовании, но и кризис смыслов в целом. Но нам надо растить детей, принимать решения. Что же мы можем сделать в этой ситуации? За последние шесть лет мы с моими детьми сменили девять школ и еще девять месяцев провели на домашнем обучении. Среди этих школ были и государственные, и частные, и вальдорфская школа, и кадетский корпус. У многих людей это вызывает раздражение, они спрашивают: «Ты же психолог, зачем так экспериментировать с детьми?» Но каждый такой выбор был осознанным – и дети, и я сумели поддерживать связь на уровне сердца, чтобы осознанно формировать траекторию их развития. Я благодарна Богу и своим детям, что они мне доверяют.

О психологии развития

Мои дети – главные учителя, которые никогда не дают мне спуску. Поэтому я постоянно пополняю свои знания, работаю над моими родительскими компетенциями. Примерно к 30 годам, получив несколько образований, сделав карьеру в корпоративном секторе и даже в малом бизнесе, я пришла к своему призванию, и на сегодняшний день представляю совершенно новую для Украины сферу. Она находится на стыке образования, психологии и бизнеса и называется «психология развития».

Для меня осознанное родительство заключается в том, что я осознаю свою парадигму мышления как родителя и свою стадию развития как родителя.

На сегодняшний день благодаря этой науке есть методики определения стадии развития сознания – не только детей, но и взрослых. До этого считалось, что сознание можно измерить только в его когнитивном аспекте, интеллектуальное развитие. Но ученый Жан Пиаже еще в середине 20 века доказал, что ребенок проходит различные стадии развития с рождения. Тогда считалось, что мышление ребенка похоже на мышление взрослого, но на сегодняшний день ученые помогли доказать, что сознание взрослых тоже эволюционирует, и можно определить его уровень. Сюда входит не только когнитивное развитие, но и эмоциональное, социальное, духовное.

Мы привыкли считать, что развиваться важно, но наконец-то уровень развития можно измерить и внедрить в систему образования. По моему мнению, это важно, ведь мир еще не понял геополитические последствия эмоциональной незрелости и инфантилизма лидеров стран, которые приходят к власти и принимают решения, находясь в психологическом возрасте подростка. И мы видим президентов, готовых развязать войны, чтобы доказать свою силу и власть, потому что подростковому возрасту это свойственно. Если мы не развиваем эмоциональный интеллект и социальные навыки, то появляются врачи, способные делать опыты на военнопленных, или инвест-банкиры, стоящие у истоков кризиса 2008 года.

О многогранности личности

Для меня как осознанного родителя важно осознавать свою стадию развития и иметь наставника, который может дать мне совет с широкой перспективой. Но не менее важно видеть моего ребенка во всем спектре его развития – когнитивного, волевого, эмоционального, физического, духовного. Если я знаю, что у моего ребенка диагностируется синдром дефицита внимания и гиперактивности, и знаю, что до 12 лет это можно изменить с помощью минимальной коррекции, то я отдаю ребенка в ту школу, где ему помогут развить волевую сторону. Если таким активным мальчикам дать достаточно спорта, дисциплины, мужских моделей поведения, окружить их хорошими наставниками, то из них вырастут хорошие люди. У многих мальчиков ярко выражены лидерские качества – но вырастет из него хулиган или лидер своего сообщества, зависит от нас, родителей, и нашей компетентности.

dsc_8182

Если я знаю, что у нас возникают вопросы с морально-нравственной стороной развития и, в случае моей дочери, недооценкой ее благополучия, то я отправляю ее на месяц в семью, которой доверяю, в село Стольное Черниговской области. Там моя дочка ходит в сельскую школу, каждый день у нее есть обязанности – она доит корову, ухаживает за гусями и по 2 км ездит на велосипеде в школу. После этого она возвращается совершенно другим человеком. Это не значит, что она получила качественно новые знания по математике. Но когда мы хотим внести ценностный компонент в образование, то не школа, а мы, родители, можем привнести этот контекст в воспитание детей. Если я знаю, что моей дочери нужно добавить женственности, потому что она растет среди пацанов и копирует их модели поведения, я отправляю ее в школу леди – ненадолго, на год, и все нужное она получает.

Вместо того, чтобы делегировать все школе, нужно самим становиться дирижерами развития наших детей и использовать школу как ресурс. Педагогических парадигм может быть много, но идеальной школы нет. Для меня школа – это лишь тренинг социальных навыков. Через 5-10 лет нашим детям предстоит работать в международных командах, заниматься проектной деятельностью. Как нам их научить меняться так, чтобы они были гибкими и адаптивными? Мы не знаем, каким будем мир через пять лет. Но совершенно точно не будут лишними две вещи – мечта и социальные навыки для создания команды для реализации этой мечты.

Фото: Сергей Нужненко

— Читайте также: Хатия Деканоидзе: «Кто, как не мы, сможем изменить Украину? Go, girls!»

Мы в Facebook