Книжный безвиз: 10 стран в замечательных романах

Мир без границ

Теперь абсолютно свободно можно отправиться куда угодно. Ну, почти, потому что все-таки не совсем куда угодно и не всем, но помните: побывать в любом уголке мира можно, просто прочтя правильную книгу. Собственный опыт и блиц-опрос среди наших читателей выдал нам такой литературный путеводитель.

Гепард

Джузеппе Томмази ди Лампедуза, Италия

Конечно, это Италия времен Гарибальди, это князья и республиканцы, Клаудиа Кардинале и Ален Делон в одноименном фильме. И можно сказать, что вот — есть инспектор Монтальбано и там очень правдоподобная современная Сицилия, и есть Паоло Джордано, у которого ребята из «Одиночества простых чисел» живут в очень реальном чопорном и эмоционально скупом городе вроде Турина. Но «Гепард» — это какая-то внутренняя сущность Италии, которую можно разглядеть, либо родившись там, либо прожив достаточно долго. «Нужно изменить все, чтобы все осталось как прежде», — говорит молодой аристократ, присоединившись к революционерам. Он сбережет статус, достаток и все привилегии, к тому же, обретет новые: возможность жениться на девушке неблагородного происхождения, ведь теперь все сословия — равны, не так ли? Элегантное «перекрашивание» в политике. Где-то мы уже это видели… Современный итальянский классик Алессандро Барикко утверждает, что «Гепард» — это еще и невероятный литературный язык. И он чудесно передан в переводе Марьяны Прокопович.

Невероятные приключения Алексиса Зорбаса

Никос Казандзакис, Греция

Кто-то скажет: ну, это такая «лубочная» Греция. Да, но яркая картинка не значит — неправдивая. Алексис Зорбас более известен в миру как «Грек Зорба», которого в одноименном фильме сыграл великолепный Энтони Куинн. Никакого особенного сюжета здесь нет: есть Крит, его запахи, цвета и блики на море, есть главный герой — музыкант, любовник, авантюрист, у которого есть свои беды, радости и невероятные приключения на фоне всей этой средиземноморской красоты.

Шантарам

Грегори Дэвид Робертс, Индия

Поклонники «Шантарама» — это как религиозная община. И их в мире очень много, потому что книга лидирует во всех списках бестселлеров и заслужила восторженные сравнения с произведениями лучших писателей Нового времени, от Мелвилла до Хемингуэя. Тюрьма, наркотики, побег, ограбления, индийская мафия и настоящая любовь.

Сказки старого Вильнюса

Макс Фрай, Литва

Да, это фантастические рассказы, но почему-то Вильнюс и его жители в них очень реальны. Вильнюсских историй у Макса Фрая, который на самом деле писательница Светлана Мартынчик, набралось аж на пять томов, говорят, что рассказов будет 108 — столько, сколько улиц «старого города» Вильнюса. Книги оформлены чудесными фотографиями влюбленного в столицу Литвы автора.

Американские боги

Нил Гейман, США

Скажем так: это совсем «молодая» книга, не психологический роман и не семейная сага, это очень качественное урбанистическое фэнтези. Но по словам тех, кто пожил достаточно в Америке — это если не ее портрет маслом, то уж точно яркий моментальный снимок, где сквозь типичный пейзаж и типичных персонажей просвечивает что-то совсем паранормальное, во что, собственно, можно было бы легко поверить: оказывается, что в США живет великое множество различных богов и персонажей из мифов Старого Света, прибывших в Америку с иммигрантами из разных народов, но потерявших былое могущество, поскольку люди перестали им поклоняться. Теперь Один собирает Старых Богов для эпической битвы с Новыми Американскими Богами, проявлениями современной жизни и технологии — такими как интернет, масс-медиа или современный транспорт. Лихо, не правда ли? Изданная в 2001 году, уже в 2002 году книга получила премию Хьюго за лучший роман, премию Небьюла за лучший роман и премию имени Брэма Стокера. И, кстати, в этом году вышел сериал по мотивам книги, который уже продлили на второй сезон.

Повесть о любви и тьме

Амос Оз, Израиль

Это автобиографическая книга, в которой Оз рассказывает о своей семье, об их переезде из Европы в Израиль, о том, как они разочаровались эмиграцией. Его мать покончила с собой, и сам Оз очень долго искал ответ на вопрос, почему так случилось. Именно размышления о ее жизни сделали из него писателя. Книга говорит также о рождении языка. Дядя писателя — создатель современного иврита, он должен был придумывать некоторые слова, ведь старый иврит был языком библейских времен. По этой книге израильского классика Натали Портман сняла свой первый фильм в качестве режиссер.а

Тетушка Хулия и писака

Марио Варгас Льоса, Перу

В Перу, конечно, уже есть телевидение, и радио-пьесы в духе мыльных опер, которые рьяно строчил главный герой, уже не так актуальны. Но вот та же любовь к драматическим поворотам, к страсти, слезам и тетушкам-вамп в этой южноамериканской стране все та же. Так что магический реализм, в котором удивительно органично сочетаются реальная тетушка и невероятные приключения, — наше все и в современном Перу.

Кукла

Болеслав Прус, Польша

Удивительно, но поляки говорят, что роман, написанный в ХІХ веке, все еще очень актуален для современной Польши. Многие считают, что так же, как «Улисс» Джойса — это Дублин, «Кукла» — это Варшава. Роман рассказывает о бедном дворянине Станиславе Вокульском, который разбогател через честную торговлю, ибо уверовал, что будущее — за честными предпринимателями. Не обошлось и без захватывающей любовной истории: пытаясь добиться руки красавицы-аристократки Изабеллы Ленцкой, Станислав пытается увеличить свое состояние и включить в свою предпринимательскую деятельность ее друзей-аристократов. Но польское общество очень инертно, высшие слои предпочитают ничего не делать, считая бизнес уделом плебеев, поэтому затея Вокульского с треском проваливается. Пожалуй, те, кто не работает, никогда не поймут тех, кто работает, это верно и для Польши, и для Украины, и для всех на все времена.

Каменный плот

Жозе Сарамаго, Португалия и Испания

Лауреат Нобелевской премии рассказал о сущности иберийской души через фантасмагорию, в которой весь полуостров оторвался от Европы и дрейфует в Атлантическом океане, превратившись буквально в «каменный плот». Богачи и чиновники спешно его покинули и теперь ничто не мешает увидеть его людей такими, какими они есть. Португалия и Испания, соперницы в прошлом, не сумевшие занять достойного места в современной Европе, теперь могут направиться к берегам Африки или Америки, с которыми они связаны общей историей. Книга наполнена невероятными приключениями, большими и маленькими чудесами и верой в то, что все, что ни происходит — происходит к лучшему.

Мост на Дрине

Иво Андрич, экс-Югославия

Да, книга писалась, когда Югославия была единым государством и южные славяне считались единым народом, а теперь живут раздельно в своих крохотных государствах. Но наши друзья из Сербии и Боснии утверждают, что различия минимальны, а Андрич в разные периоды своей жизни считал себя то хорватом, то сербом, питая при этом горячую симпатию к боснийцам-мусульманам. Это единственный югославский писатель, удостоенный Нобелевской премии по литературе. О чем же книга? Мост через реку Дрина в городе Вышеграде (ныне — Босния и Герцеговина) был построен пашой Мехмедом Соколовичем, визирем султана, которого когда-то из Вышеграда украли подростком и увезли в Стамбул. Мост становится свидетелем всех событий, развивающихся на боснийской земле в течении четырех веков вплоть до убийства эрцгерцога Франца-Фердинанда в Сараево, которое послужило поводом для начала Первой мировой войны и ознаменовало конец старого уклада жизни и на мистических Балканах, и во всем мире.

— Читайте также: 10 книг для умных женщин

Мы в Facebook