Константин Зазирный: «Из моего ребенка делают изгоя в школе»

Если ваш ребенок не такой, как все

На выходных социальные сети всколыхнул пост Константина Зазирного, бойца батальона «Киев-2» и отца 15-летнего мальчика Саши Зазирного. По причине темного цвета кожи у Саши время от времени возникают конфликты со сверстниками. Мы не могли пройти мимо этой истории и попросили Константина рассказать о своем опыте воспитания ребенка, которому приходиться защищаться, потому что он — не такой как все.

С моей супругой мы находимся в разводе уже пять лет, и все это время мой сын живет со мной. Моя бывшая жена — мулатка, и сын, соответственно, тоже. Ситуация, о которой я пишу на своей странице, произошла еще в прошлом году. У соседней школы к моему сыну с оскорблениями о его цвете кожи пристало пять человек. Саша не стерпел, началась драка. Он один, с голыми руками, против пятерых… Вызвали скорую, написали заявление в милицию. А теперь, вуаля, я узнаю, что мой сын стоит на учете! Конечно, я ходил в школу, говорил с учителями. Я не делаю из него ангела. Но когда моего сына называют «бандитом», это не может не вызывать возмущения. Из моего ребенка делают изгоя в школе.

1277361_559484300767449_642567279_o

Проблема в том, что в школе не хотят работать с детьми. Социальный психолог бросает фразы: «Вы приводите ко мне почаще Сашу, а я буду с ним беседовать, и мы вместе будем бороться с его вспышками агрессии». Ну, конечно, гораздо проще заставить ходить одного ребенка на сеансы, нежели работать с десятками или сотнями других «недовоспитанных» родителями детей.

Еще с детского сада Саша жаловался на «особое» отношение к себе. И как может реагировать отец, когда его ребенок приходит со слезами на глазах из сада и говорит: «Папа, я хочу, чтобы у меня кожа была такая, как у тебя»? Когда ребенок едет в спортивный лагерь на целый месяц, а там с ним никто не то, что не дружит, а даже не разговаривает? Но я не всегда буду с ним всегда рядом, я не смогу, как бы мне ни хотелось, накрыть его ладошками и защитить от всех неприятностей. Это его школа жизни, которую ему нужно пройти.

На самом деле, я не считаю, что описанная мною история касается глобально проблемы расизма. Мне кажется, дело здесь больше в детской жесткости и неумении родителей воспитать в детях толерантное отношение к другим людям. Абсолютно уверен, что если бы у моего сына была бы проблема косоглазия, его называли бы «косым», а не «черным». Думаю, когда дети достигают переходного возраста, у них начинается соревнование друг с другом и в попытке унизить других, они хотят возвыситься над сверстником.

859147_559537204095492_467414599_o

У меня нет каких-то особых советов для родителей, которые проходят через подобный опыт. Главное — быть поближе к своему ребенку и знать, чем он живет. Конечно, мне сложно находить нужные слова, чтобы приободрить сына. Но каждое утро, перед тем как он идет в школу, я говорю ему: «Сынок, ты у меня самый красивый, самый умный и никого никогда не бойся. Если тебя будут унижать и оскорблять, не давай себя в обиду!». Ведь весь тот негатив, который мы готовы «проглотить», когда нас оскорбляют, он никуда не девается. Все это остается в нас. А оскорбляющему это дает чувство безнаказанности. И если в этот раз он оскорбит, то в следующий раз он плюнет ему в лицо, а там и до нападения недалеко.

Мы попросили прокомментировать семейного психолога Романа Мельниченко о том, возможно ли оградить своего ребенка от не толерантного отношения со стороны окружающего общества.

1Роман Мельниченко, семейный психолог

Дана проблема не є проблемою окремої людини, а суспільства у цілому. Суспільство до цих пір не бере на себе відповідальність за виховання своїх дітей, а тому не впливає на систему освіти і не формує її. Як наслідок, ми маємо те, що маємо. Якщо батьки дитини виховують її терпимою і самі такі ж, то це все одно не гарантує, що дитина під тиском переважаючої більшості залишатиметься толерантною. Тому на рівні класів мають працювати педагоги й психологи, які самі розуміють дані проблеми та вміють професійно їх вирішувати, що наразі неможливо, оскільки подібну проблему не помічають принципово. Нікому не хочеться виділяти додаткові кошти, доки їх не вимагають батьки.

Якщо дитина сама є особливою чи з особливими потребами, то ніяк не вийде на всі сто відсотків відгородити її від нетолерантного ставлення. У цьому і полягає незахищеність меншин та людей з особливими потребами нашим законодавством. Єдине. що може працювати – це ініціатива самих батьків та їх співпраця з психологами та педагогами, щоб в окремо взятому класі створити хороший мікроклімат. Щодо інших випадків, то потрібно вчити швидко виходити з конфліктних ситуацій, уникати їх, розвивати гідну самооцінку стосовно самого себе. Якщо дитина стала жертвою нетолерантного ставлення, то потрібно діяти залежно від ситуації. Але у будь-якому випадку просто спускати на гальмах не слід. Якщо це садочок чи школа, то необхідно поговорити з вихователями, викладачами чи навіть директором, щоб на рівні школи, класу, групи до кожного було тим чи іншим чином донесені основні правила толерантної поведінки.

- Читайте также: Письмо нерожденной дочери: Папа, меня будут называть шлюхой

Мы в Facebook