Красота требует жертв: Зачем женщинам болезненные бьюти-практики

Действительно ли всем нам необходимо страдать?

Продолжая разговор о бодипозитиве, невозможно пройти мимо темы многомиллиардной индустрии антиэйджинга, пластической хирургии и всевозможных инвазивных бьюти-практик. Зачем это женщинам, если даже мужчины, для которых предназначается вся эта «красота», смеются над «утиными губами» и «резиновыми» бюстами? Майя Тульчинская, колумнист, автор блога «Доступно и просто о моде и стиле» на Facebook и на сайтe Cloche, размышляет о боли, которая «легализует» красоту.

Юности уже недостаточно

В индустрии косметологии и эстетической хирургии замечен новый тренд — тотальное омоложение. Индустрия изобретает все новые технологии для того, чтобы женщины «под пятьдесят» были максимально похожи на женщин «чуть за тридцать». Но это не новость, новость в том, что к этим технологиям все чаще прибегают даже те, кому еще и до тридцати далеко.

Это общемировая тенденция. Средний возраст женщин, которые идут на «омолаживающие» процедуры, снижается с каждым годом. По оценкам западных специалистов несколько лет назад средний возраст женщин, прибегающих к пластической хирургии, составлял 42 года, но сегодня он снизился до 39. И это только те, кто идет под нож хирурга. «Безобидные мелочи» вроде уколов красоты, мезотерапии и татуажа начинаются намного раньше.

Семнадцатилетние девушки накачивают губы гиалуроновой кислотой. Двадцатилетние требуют от косметологов филеров, чтобы убрать морщины (!) и «усовершенствовать» черты лица. Эти манипуляции не так безобидны, как кажется. Их отдаленные последствия не до конца изучены – слишком мал пока срок их массового применения. Это всегда потенциальный риск. И это даже не потенциальная, а вполне реальная, осязаемая боль. Здесь и сейчас. Любые инвазивные вмешательства сопровождаются болью и микротравмами.

В соцсетях девушки делятся впечатлениями, описывают в подробностях кровотечения, отеки, гематомы, болевые ощущения и прочие малоприятные побочные эффекты модных процедур. Но говорят об этом без жалоб, сочувствия не просят. Наоборот, боль и страдания, которые пришлось пережить, воспринимаются как почетная жертва на алтарь совершенства. Это кровавая цена, которую они не только готовы, но, кажется, и стремятся заплатить.

Зачем страдать?

Зачем юные создания добровольно подвергают себя пыткам? Кто внушил им, что их лица недостаточно хороши, что их нужно без конца истязать, колоть и даже резать? Почему они не видят в зеркале собственной красоты, а видят там мифические изъяны, которые срочно нужно исправлять?

Старинная французская пословица “Pour etre belle il faut souffrir” («Чтобы быть красивой, придется пострадать») остается удивительно актуальной для многих. Но если раньше матери приговаривали это дочерям, подсовывая им тесные туфли на каблуках или тугие корсеты, то теперь красота требует жертв посерьезнее. Из тесных туфель можно вылезти и пойти босиком. Тугой корсет можно ослабить или вовсе снять. Снять последствия наколотых губ может быть не так просто. И секретарша Вера из «Служебного романа», которая предлагала прореживать брови рейсфедером, в сравнении с нынешними продавцами искусственной красоты выглядит невинным младенцем. С ее бессмертным «Ну вы же женщина! Потерпите!».

И ведь никто не заставляет их терпеть! Социально приемлемым сегодня является любой подход женщины к собственной внешности – от тотального тюнинга любой степени навороченности и до полного игнора уходовой и декоративной косметики. Успех в карьере и счастье в личной жизни не зависят напрямую от степени улучшенности лица. Терпеть не обязательно, можно не терпеть!

Но некоторым женщинам терпеть хочется. Они не только не боятся боли, иногда складывается ощущение, что они ее жаждут. Она нужна им сама по себе, безотносительно результатов этих «чудодейственных» процедур. Боль легитимизирует их красоту в их собственных глазах. Позволяет ей быть. Страдая, мучась, они словно заслуживают свое право считать себя красивыми и в этом черпают наслаждение. А красота без страданий – для них не так желанна, не так ценна.

Зачем молодым женщинам эта добровольная епитимья? Почему они наслаждаются болью? Почему из всех доступных сегодня удовольствий они упорно выбирают удовольствия с оттенком мазохизма? Почему они не могут позволить себе быть красивыми без мук? Мне кажется, тут есть над чем задуматься психологам и психотерапевтам.

Комментарий психолога

Катерина Габриель, психолог, травмотерапевт, emdr-специалист

Мабуть, я не відкрию вам секрет, що за прагненням зробити якнайкраще ховаються інші мотиви. У «жертв краси» є міфічне переконання: якщо буде пройдена N-нна кількість процедур, то у житті щось суттєво зміниться. І досить часто плата за бажання виглядати ідеально занадто висока, бо ідеалу не існує. Але чим більше жінки переконані у тому, що «ще трошки підправлю/підколю/скоригую і буде ідеально!», — тим глибше вони заковтують гачок, на який їх зловила б’юті-індустрія. Невпевненість у собі викликає тривогу, яка й підштовхує до дії. Отже, чим більше вони проводять маніпуляцій зі своєю зовнішністю, тим більше їм хочеться цього знову і знову. З`являється глибинне переконання, що зробленого не достатньо. А коли варто зупинитися, споживачки краси не знають.

Важливу роль у цьому процесі відіграють і самі косметологи, лікарі, хірурги: нав`язуючи процедури, даючи поради щось змінити, вони цим викликають тривогу у жінок. І як наслідок у останніх виникає стійке бажання щось із собою зробити, якось діяти, щоб виправити «помилку», випередити час, або зупинити його і нарешті стати такою, «як треба».

Якщо ж говорити про бажання «страждати заради краси», то все це про мазохізм, бажання зробити боляче собі. І про аутоагресію — агресію, що направлена на себе. Іншими словами, задоволення потреби в любові та прийнятті будь-якою ціною. Бо коли я стану гарною, то мене будуть любити/приймати/поважати/визнавати тощо. І я задовільню всі базові потреби, закрию внутрішню пустоту тоді, коли стану красивою. Звісно, це досить глибинне, ірраціональне переконання, яке виникло ще в дитинстві.

Отже жінки опиняються у порочному колі: чим більше я вдосконалюю своє тіло, тим більше бачу “помилок і недосконалостей”, отже треба працювати над собою ще більше. Робота з думками та ірраціональними переконаннями — основне завдання, щоб звільнитись від цієї «красивої залежності». Психологічна робота із будь-яким типом залежностей (поведінкова, харчова, хімічна) — досить складна та кропітка праця. І першочерговим є завдання по усвідомленню, що така поведінка і краса є руйнуючою для мене і тут слід зупинитися. Але щоб дійти до цього усвідомлення, часом, потрібні роки, а часом, руйнуючі, незворотні зміни…

Фото: кадры из фильма «Кожа, в которой я живу»

— Читайте также: Бодипозитив: Почему не стоит измерять привлекательность недостатками

Мы в Facebook