Мадонна: «Если ты родилась девочкой, тебе приходится играть по определенным правилам»

О гендерном равенстве, женском сообществе и "не таком" феминизме

На прошлой неделе Мадонна стала «Женщиной года» по версии журнала Billboard. Но на церемонии вручения она не просто поблагодарила за награду, а выступила с мощной речью о гендерном равенстве и правах женщин. Чуть позже в интервью она рассказала, что борьбу за равные права она воспринимает как личную, особенно после проигрыша Хиллари Клинтон на выборах: «Очень важно искренне говорить о положении женщин, вдохновлять их, заставлять их верить в себя. Вот почему я делаю такие заявления и почему я борюсь за права женщин в первую очередь». А вот что она сказала на сцене:

Я сейчас стою перед вами, как половая тряпка. О, то есть я имею ввиду, как артистка. Спасибо за признание моих способностей заниматься карьерой в течение 34 лет в мире, полном сексизма, мизогинии, постоянных издевательств и дискриминации.

Когда будучи подростком я перебралась в Нью-Йорк, люди по всему миру умирали от СПИДа. Быть геем было небезопасно, как не было безопасно и то, что тебя ассоциировали с гей-сообществом. Это был 1979 год. И Нью-Йорк был жутким местом. В первый год жизни в этом городе на меня наставили пистолет. Меня изнасиловали на крыше с приставленным к горлу ножом, а мою квартиру грабили так много раз, что я просто перестала запирать дверь. В течение следующих нескольких лет я потеряла всех своих друзей из-за СПИДа, наркотиков или перестрелок.

Как вы понимаете, все эти события помогли мне стать не только той женщиной, что стоит сейчас перед вами. Они помогли мне понять, насколько я уязвима. Вера в себя — вот самая главная защита в жизни.

Конечно, меня вдохновляли Дебби Харри, Крисси Хайнд и Арета Франклин, но самым настоящим вдохновением для меня был Дэвид Боуи. Именно он одновременно сочетал в себе и мужской, и женский дух. Благодаря ему я поверила, что в мире нет никаких правил. Но я ошибалась. Для тебя нет никаких правил, если ты … мальчик. Если же ты родилась девочкой, тебе приходится играть по определенным правилам. Что это значит?

Ты можешь быть красивой, миленькой и сексуальной. Но не слишком умной. У тебя не может быть своего мнения. По крайней мере такого, которое бы отличалось от общепринятых норм.

Для мужчин ты можешь быть лишь объектом и одеваться, как шлюха, но вести себя так нельзя. И ты ни в коем случае, повторюсь, ни в коем случае не должна делиться своими сексуальными фантазиями с окружающими. Ты должна быть такой, какой тебя хотят видеть мужчины. Но что еще более важно, ты должна быть той, с кем другим женщинам будет не стыдно находиться рядом. И наконец, ты не должна стареть! Потому что старость — это грех. Тебя будут критиковать, поносить последними словами. И твою музыку со стопроцентной уверенностью не будут ставить на радио.

Когда я только стала популярной, мои обнаженные фото были опубликованы в Playboy и Penthouse. Фото, которые были каким-то образом взяты в школе искусства, где я работала натурщицей. На самом деле, они не были такими уж сексуальными. Меня оставили в покое только тогда, когда я наконец вышла замуж за Шона Пенна. И пусть бы он мне пихал в задницу чашку, я никого не интересовала, так как ушла с горизонта. Какое-то время я не представляла угрозу. Годы спустя, разведенная и одинокая, я написала свой альбом Erotica и книгу Sex book. Я помню каждый заголовок статей, которые обрушились на меня.

Меня называли шлюхой, ведьмой, один из таблоидов даже сравнил с сатаной. Тогда я себе сказала: «Минуточку, Принц же скачет по сцене в сетях на каблуках, с помадой на губах и с голым задом?»

Да, так и было. Но он был мужчиной. Тогда я впервые осознала, что женщины не так свободны, как мужчины. Я понимала, что быть жертвой больше не могу.

Мне очень хотелось, чтобы у меня была поддержка среди женщин, но известная писательница-феминистка Камилла Палья тогда заявила, что из-за меня женщин и воспринимают как сексуальный объект. Если же ты феминистка, ты не можешь быть привлекательной, ты должна отрицать свою сексуальность. Так что я сказала себе: «Пошло оно все к черту! Я феминистка иного типа. Я — феминистка-оторва».

Вот что бы я хотела сегодня сказать всем женщинам: женщин так долго подавляли и угнетали, и в какой-то момент они поверили будто то, что о них говорят мужчины, — правда. Они верят, что должны поддерживать мужчин в жизни. И, на самом деле, так и должно быть, но поддерживать мужчин нужно, потому что они достойны, а не потому что они- мужчины. Мы, женщины, должны ценить себя и друг друга. Ищите в своем окружении сильных женщин, дружите с ними, учитесь у них, сотрудничайте, вдохновляйтесь и поддерживайте друг друга.

Люди называют меня сумасшедшей. Но мне кажется, самое сумасшедшее из того, что я сделала – это то, что я все еще здесь. Майкла больше нет. Нет Тупака. Нет Принца. Нет Уитни. Нет Эми Уайнхаус. Нет Дэвида Боуи. А я все еще стою здесь.

Всем ненавистникам и скептикам, которые говорили мне, что у меня ничего не получится, я хочу сказать: вы сделали меня сильнее, вы сделали меня бойцом, вы сделали меня той женщиной, которой я есть сейчас. Так что спасибо!

По материалам: huffingtonpost.com, rollingstone.com и billboard.com

— Читайте также: Дженнифер Энистон: «Общество любит навешивать на нас ярлыки: эта завистливая, эта в депрессии, а эта никогда не станет матерью»

Мы в Facebook