Малала Юсуфзай: «Когда вы выступаете за права женщин, вы автоматически становитесь феминистом»

О том, что поняли экстремисты, и до сих пор не понимают некоторые мировые лидеры

Пять лет назад в нее стреляли экстремисты в ее родном Пакистане, потому что она отказывалась подчиняться запрету ходить в школу. С тех пор она стала самой молодой лауреаткой Нобелевской премии, написала две книги и основала собственный фонд. Сегодна Малала Юсуфзай — правозащитница, выступающая за возможность для девочек по всему миру получать образование. А вчера на Всемирном экономическом форуме в Давосе она рассказала, почему не считала себя феминисткой до недавнего времени, что она думает о Дональде Трампе и почему проблема образования стала неотъемлемой частью ее борьбы за права девочек и женщин.

О феминизме

Ранее мне казалось, что понятие «феминизм» не особо о правах женщин, а скорее, об их превосходстве. Я не была уверена, как могу его использовать, начала изучать вопрос, и поняла, что феминизм — это просто синоним слова «равенство». Это означает, что у женщин должны быть такие же права, как и у мужчин. И я стала поддерживать феминистическое движение, да и в принципе я уже была феминисткой, ведь я выступала за права женщин, права девочек на получение образования. Когда вы выступаете за права женщин, вы автоматически становитесь феминистом, даже если не называете себя так.

Несколько лет назад во время своего выступления в ООН я сказала, что нам нужна поддержка мужчин, если мы хотим изменений. Но те времена прошли. Если мы хотим изменений, все в наших руках. Мы сами должны выступать за свои права, поэтому я призываю девочек и женщин говорить о тех случаях, когда они сталкиваются с дискриминацией, любимыми видами насилия и несправедливостью.

Об отце

Моей ролевой моделью всегда был отец. И когда я говорю о феминизме и мужчинах, я всегда привожу его в пример. Он назвал меня в честь афганской героини, единственной женщины, чей вклад признавал весь народ. А когда, например, отец заполнял генеалогическое дерево, где были только имена мужчин нашей семьи, он внес мое имя! Мой папа всегда шел против традиционных норм. И если бы не он, меня бы не было сейчас здесь. Многие девочки хотят открыто выступать против терроризма, но их родители не разрешают им говорить. Я благодарна своему отцу за то, что он позволяет мне быть самой собой.

О Дональде Трампе

Меня разочаровывают люди, которые занимают такие высокие посты и не относятся к женщинам как к равным. И я, конечно, в шоке от того, что все это происходит сегодня. Я бы хотела, чтобы люди, которые не разделяют принципов равенства, подумали бы о своих дочерях, матерях: хотели бы они такой жизни для родных женщин? Я не могу изменить какого-то человека. Я просто могу дать совет. И мой совет женщинам — не молчите!

Об образовании

В университете (Малала — студентка Оксфордского университета, — прим. ред.) каждую неделю я должна сдавать по три эссе по философии, политике и экономике. Пока я здесь в Давосе, я немного переживаю, как бы успеть с домашним заданием. Но я верю, что эти два дня помогут мне донести до людей проблему: 130 млн девочек по всему миру сегодня не имеют возможности получать образование. И мы должны помочь им. Ведь только представьте, какой потенциал мы теряем!

Недавно я была в Ливане, в лагере для сирийских беженцев. Я спрашивала девочек, о чем они мечтают, кем они хотят стать в будущем, и одна из них сказала, что хочет стать архитектором. Когда я спросила ее почему, она ответила: «Потому что, когда мне пришлось бежать из страны, я видела, в каких руинах оставались города». В тот день она решила, что если она вернется назад, то поможет построить свою страну заново. И мы не можем терять таких девочек. Они — будущее своих комьюнити, они — будущее всех нас. Только представьте, скольким девочкам сегодня приходится взваливать на свои плечи груз домашней работы и не иметь возможностей развиваться, не иметь права голоса. Мы обязаны их защитить, это в наших же интересах.

Когда в 2009 году талибы запретили девочкам ходить в школу, я поняла, что образование — это намного больше, чем чтение книжек и домашние задания. Образование — это про поддержку женщин. И экстремисты поняли это намного раньше, чем все остальные. Они знали, что благодаря образованию у женщин появляются возможности. Они выступали не столько против книг, а против того, чтобы у женщин была возможность принимать решения, чтобы они были независимыми, чтобы у них были равные права с мужчинами. Они, в отличие от некоторых мировых лидеров, поняли, в чем истинная ценность образования, и запретили девочкам посещать школу. Для меня вся та ситуация была ужасающей, потому что я мечтала о том, чтобы стать доктором, я хотела ходить в школу. Я понимала, что в противном случае мне придется выйти замуж в 13-14 лет, стать матерью, и у меня просто никогда не будет возможности стать собой, стать личностью.

Конечно, у меня нет возможностей обеспечить всем девочкам доступ к образованию. Но моя задача заключается в том, чтобы говорить как можно чаще с представителями бизнеса, правительств, общественных организаций, открывать им глаза на проблему и напоминать, что в их силах изменить ситуацию. Я встречаюсь с мировыми лидерами, премьер-министрами и президентами. И когда речь заходит о будущем их детей, им не нужно объяснять важность получения образования. Но когда мы начинаем говорить о возможностях, которых не имеют остальные дети, они начинают сомневаться. Так что приходится постоянно напоминать, что у каждого в этой жизни должен быть шанс.

О публичности

Мне приходится быть осторожной, потому что меня узнают люди, но мне удается жить нормальной жизнью. У меня есть друзья, два младших брата. Я — девушка, я — студентка, мне 20 лет. И я хочу жить насыщенной жизнью, ходить в кино или играть в мини-гольф. Я стараюсь, чтобы моя жизнь  была наполненной. Не знаю, где я окажусь после окончания университета. Возможно, останусь в Британии, возможно, вернусь в Пакистан. Очень тяжело, когда у тебя нет возможности увидеть родную землю, дом, родственников и друзей. Я уехала из страны не по собственному желанию, меня вынудили обстоятельства. Мой отец хочет, чтобы я построила академическую карьеру, но я не уверена в том, что хочу этого. Мне бы хотелось продолжать исследовать мир и заниматься тем, что я сейчас делаю.

О возрасте

Я начала говорить о своей истории, когда мне было 11 лет. Я не думала, что меня кто-то услышит и мой голос будет иметь значение, но вскоре я поняла, что меня слышит весь мир. Изменения возможности. И не позволяйте возрасту вас ограничивать. Мы привыкли считать, что ты можешь влиять на что-то, только если ты СЕО, премьер-министр или президент. Нет! Вы можете стать агентом изменений в любом возрасте и в любое время, когда захотите. Главное, чтобы ваши действия имели позитивное влияние.

— Читайте также: Джастин Трюдо: «Если женщины начинают говорить, мы должны их слушать и, что более важно, — верить»

Мы в Facebook