#MeToo: Люди года по версии TIME

Круговая порука отменяется, господа

О сексуальных домогательствах говорить публично не принято. Но, простите, кто мешает нам менять эти «традиции»? И уж если это делается «сверху», теми звездными женщинами, к словам которых прислушиваются все, и которым никто не посмеет сказать: «А почему ты была в короткой юбке?» или «Сама виновата», — то все мы можем рассчитывать на отмену позорной круговой поруки в вопросе сексуального насилия. Именно поэтому людьми года по версии журнала Time стали все те женщины, которые начали говорить о пережитом насилии.

Почему заговорили сейчас?

Многие люди задают этот не очень глубокий вопрос: «Почему женщины столько лет молчали, а теперь вдруг заговорили?» Во-первых, женщины молчали не «столько лет». Женщины молчали столетиями. Во-вторых, заговорили они тогда, когда набралась нужная критическая масса влиятельных женщин в тех сферах, которые отвечают за формирование общественного мнения. Одной из таких сфер является шоу-бизнес: все знают его звезд, все прислушиваются к тому, что они говорят и многие следуют их примеру, будь-то прически, стиль одежды или манера вести себя. И если раньше даже озвученная история сексуальных домогательств со стороны влиятельных мужчин могла быть замята, то теперь те, кто решился о таких историях говорить, могут рассчитывать на целую сеть поддержки влиятельных женщин.

Эшли Джадд

В данном конкретном случае все началось в 1997 году с истории, которая случилась с Эшли Джадд, молодой актрисой, которую Харви Вайнштейн, хозяин «звездной фабрики» Miramax, пригласил на собеседование в отель. Он попытался заставить Эшли переспать с ним, но ей удалось убежать из номера. «Я буквально выбежала из номера и бросилась по лестнице в холл. Мой отец ждал меня в вестибюле, он сразу понял по моему лицу, что со мной случилось что-то ужасное. И я не молчала ни секунды: с того момента, как я убежала от Вайнштейна, и каждый раз при удобном случае я говорила всем о том, кто такой Вайнштейн и что он делает.» Она вспоминает, что один сценарист сказал ей, что поведение Вайнштейна — секрет, который известен всем: это дает возможность людям предупредить коллег, но не остановить абьюз. Наконец, в октябре этого года первой из звезд кино Эшли рассказала о поведении Вайнштейна на страницах New York Times. «Нам просто некому было пожаловаться, никто бы нас не слушал», — говорит она.

Если уж кинозвездам некому пожаловаться,то что уж говорить об обычных женщинах, которые терпят домогательства и насилие на работе и молчат, боясь потерять работу, которая кормит их детей? Хештег #MeToo стал щитом солидарности для миллионов людей, решившихся назвать своих обидчиков. Нарушительницы молчания совершили настоящую революцию: многие «большие шишки» потеряли свою неприкосновенность, а с некоторых «икон современности» исчезли нимбы. И вот в одной комнате для откровенного разговора с журналом собираются нарушительницы молчания, женщины из очень разных миров. Киноактриса Эшли Джадд, Исабель Паскуаль — мексиканка, работающая на клубничных полях, Сьюзен Фаулер — бывшая инженер в Uber, на восьмом месяце беременности, Адама Иву — корпоративный лоббист из Сакраменто, молодая врач из Техаса, пожелавшая оставаться неизвестной, актрисы Роуз Макгоун и Алисса Милано. Все они смогли защитить себя благодаря флешмобу.

Сельма Блэр

Актриса Сельма Блэр решилась рассказать о жутких угрозах, которые ей пришлось выслушивать от ее преследователя. Им оказался Джеймс Тобэк, кинорежиссер. В 1999 году он позвал ее в свой кабинет. Он сказал, что ей нужно научиться большей чувственности и приказал раздеться. Она сняла кофточку. Он предложил ей секс, а когда она отказалась, то запер дверь и заставил ее смотреть как он мастурбирует. Затем он сказал: «Если ты кому-то расскажешь, я выковыряю твои глаза шариковой ручкой, а тебя выкину в реку!» Блэр говорит, что Тобэк все эти годы «тащил» за ней эту историю: «Он рассказывал обо мне пошлые гадости, от этого я еще больше боялась его. Все эти 20 лет я была уверена, что он убьет меня.» Сам Тобэк заявил, что никогда не был знаком с Блэр, во всяком случае, не помнит ее. Все люди, с которыми журналисты Time проводили интервью в последние 6 месяцев, говорили о всепоглощающем страхе рассказать правду, все боялись за свою работу, за семьи, за свою жизнь.

Тейлор Свифт

Есть случаи, когда хищники пытаются переложить вину на жертв. Тейлор Свифт заявила на радио-диджея Дэвида Мюллера, который во время эфира залез к ней под юбку и ощупал интимные места. Мюллера уволили. Он подал иск на Свифт, требуя миллионы долларов в качестве компенсации. Свифт подала встречный иск на символический 1 доллар морального ущерба. Во время судебного заседания адвокат обвиняемого спросил Тейлор, не стыдно ли ей, что она «поломала жизнь хорошему человеку». Она ответила: «Я не позволю ни вам, ни вашему подзащитному пытаться заставить меня чувствовать вину за события, которые произошли в его жизни из-за его собственных решений. Не моих.» Тейлор Свифт добавила в интервью: «Если этот человек дерзнул облапать меня в достаточно рискованной обстановке, все-таки я очень известная женщина, шел эфир, то мне становится страшно представить себе, что он может сделать с молодой и беззащитной актрисой или певицей, которой он решит «дать шанс на известность».

Резонанс и некоторые прогнозы

Так же как и звезды, многие неизвестные публике женщины решились говорить, почувствовав, что им дан, возможно, единственный шанс вывести на чистую воду абьюзеров и защитить свое будущее от их угроз и посягательств. Страх стал яростью. И разговорами вся эта кампания не ограничилась, полетели головы, казалось бы, неприкосновенных в своей известности мужчин: Вайнштей, Кевин Спейси, Дастин Хоффман, и многие, к сожалению, присоединятся к этой компании более нерукопожатных людей.

Тем не менее, критика флешмоба #MeToo, прозвучала и из уст не менее известных женщин. Шерил Сэндберг недавно заявила в своем посте на Facebook, что волна обвинений, звучащих от женщин, может ударить по ним же: кампании будут остерегаться нанимать на работу женщин и продвигать их, опасаясь возможных скандалов.

The 1992 presidential race was once summed up in a pointed phrase: “It's the economy, stupid.”Today, as headlines are…

Опубліковано Sheryl Sandberg 3 грудня 2017 р.

«… Четыре года назад я написала «Включайся!», где я говорила о том, что 64% топ-менеджеров-мужчин избегают оставаться наедине с коллегами-женщинами, чтобы избежать риска обвинений в сексуальных домогательствах. Но проблема в том, что менторство невозможно без разговоров с глазу на глаз. Самым главным результатом моей книги было то, что большинство топ-менеджеров-мужчин признали, что давали меньше возможностей женщинам, и что готовы поменять свое отношение. Мне говорили многие СЕО: «Я никогда не задумывался раньше, а ведь действительно, я предпочитаю взять в бизнес-поездку или на бизнес-ланч мужчину, а не женщину, и это не справедливо». А теперь часть мужчин-руководителей, которые будут опасаться этого увеличивается стремительно».

По материалам time.com

— Читайте также: Юлия Ярмоленко: «Комплимент – это всегда про равноправные отношения, а домогательства – это объективация»

Мы в Facebook