Мирослава Хартмонд: «От женщины, которая продает искусство, ожидают, что она будет воплощением женственности»

9 мыслей о видимости женщин в современном искусстве и обществе

Мирослава Хартмонд, владелица киевской галереи Triptych: Global Arts Workshop, научный сотрудник Оксфордского университета, родилась и выросла в Великобритании, но в последние годы много времени проводит в Украине. Она поделилась своими наблюдениями за глобальными и локальными тенденциями о роли женщины в современном искусстве и обществе.

Если бы меня спросили два года назад о гендерных стереотипах, то я бы сказала, что меня это не касается. Но сейчас, будучи занятой арт-бизнесом 24 часа в сутки, общаясь с клиентами, посетителями галереи, коллегами по всему миру, художниками, понимаю, что проблема существует. В Великобритании в последнее время много говорят о видимости женщин в той или иной сфере. В культуре, искусстве ощущение видимости женщин больше, чем в тяжеловесной борьбе или кардиохирургии; кажется, так много художниц, галеристки – чуть ли не преимущественно женская профессия. Но в какой роли оказывается женщина? Она хостесс, принимающая сторона, встречает и проводит посетителя, занимает его поверхностным разговором о произведениях искусства и через легкий флирт пытается что-то продать. Сегодня на серьезном профессиональном уровне женщин меньше, чем мужчин.

О женщинах в арт-бизнесе

[no title] 1985-90 by Guerrilla Girls null

Постер Guerilla Girls и сам стал арт-объектом, который в галере Tate Modern публикуют в виде открыток и продают

В 1980-е появилось объединение женщин-художниц Guerilla Girls, они надевали маски, как у горилл, и проводили акции в музеях по всему миру. Несмотря на то, что Guerilla Girls в своем самом знаменитом постере нелогично сравнивают пол художника и пол натурщицы, тем не менее они поднимали эти вопросы в 1980-е, когда эта тема была табуирована и всячески подавлялись любые попытки сказать о неравенстве полов. Они до сих пор действуют и в этом году были активны на лондонской ярмарке современного искусства Frieze Fair. В этом году 54% галерей, участвующих во Frieze Fair, основаны женщинами, но на художниц приходится только 33 % персональных выставок, и только 28% лидирующих галерей возглавляют женщины. В топовом сегменте так называемой «арт-мафии» женщин на самом деле мало. То есть женщины хоть и активны в арт-процессе, но на вершине их мало и в свои галереи они отбирают мало художниц.

О качестве живописи

Еще 10 лет назад критерием отбора было так называемое «качество работы» – женщин, художников из отдаленных регионов, геев, пожилых художников отбирали реже, ссылаясь именно на него. Сейчас постановка вопроса о качестве работы является крайне неполиткорректной. Уже нельзя говорить, что искусство женщин-художниц уступает по качеству работам художников-мужчин – это дискриминация, и за такую критику галерист может лишиться репутации.

Кто сегодня решится сказать, что африканские художники, их техника или композиционные способности уступают европейским или североамериканским? Сейчас этого избегают.

Но обратной стороной толерантности является принудительная феминизация – открываются галереи, в которых экспонируются работы только художниц. И в этом случае их причисляют к «женскому искусству». Для меня это немного ругательное слово, ведь искусство универсально, и проводником высших сил, которые с нами общаются через искусство, может быть как мужчина, так и женщина, евнух, ребенок, гермафродит, кто угодно.

О женском искусстве

Джорджия О'Кифф. Цветы огня. 1927 г.

Джорджия О’Кифф. Цветы огня. 1927 г.

Искусство, созданное женщинами, имеет огромный спектр. На мировом уровне уже невозможно проводить параллели между Фридой Кало и Джорджией О’Кифф, хотя обе художницы заявили о себе в одну эпоху. У них совершенно разные стили и сюжеты: у О’Кифф – это геометрия, абстракция, а у Кало – фигуративный наив с элементами карикатуры и нарочитой декоративности. Этой осенью прошла самая большая ретроспективная выставка Джорджии О’Кифф в Tate Modern. Если прочесть отзывы того времени, когда она создавала свои работы, диву даешься, как она могла не сломаться, ведь ее стиль критиковали со всех сторон, называя его и «брутальным», и «бабским». Когда Джорджию О’Кифф признали одной из самых великих женщин-художниц, она сказала: «А почему не просто великим художником?».

— Читайте также: Фрида Кало: «Надеюсь никогда не возвращаться»

О терминологии

Инсталляция Mirror Maze дизайнера Эс Девлин

Инсталляция Mirror Maze дизайнера Эс Девлин

В английском языке слово artist не имеет родов, а вот actor – имеет. Многие женщины, занятые в театре, не любят, когда их называют actress, и на протяжении десятилетий проводят кампании, чтобы критики, журналисты не использовали это слово. Для них actress – это поверхностная голливудская старлетка. В сфере искусства хоть и нет чисто семантического расхождения, но как только ты говоришь female artist, это вызывает ожидания, что это искусство будет более эмоциональным, сюжетным, связанным с женской проблематикой либо какой-то феминистический протест на грани подросткового протеста. Что такое женское искусство? Милые цветочки? Но Джорджия О’Кифф вошла в историю благодаря своим гигантским гипертрофированным цветам, в лепестках которых угадываются очертания женских гениталий – это та высокая ирония, протест, перед которыми я снимаю шляпу.

Я была на лондонской неделе дизайна, где видела потрясающую инсталляцию Mirror Maze – лабиринт из зеркал, созданный дизайнером, художницей Эс Девлин. Конфигурация, технологичность инсталляции еще раз поднимает вопрос – это женское искусство или нет? Женщины имеют шанс оторваться от стереотипов и ярлыков именно в технологическом искусстве с применением новых материалов и форм.

Об этикете арт-бизнеса

Если говорить о Великобритании, о галереях, инвестиционных фондах высшего класса, то от женщины, которая продает искусство, ожидают, что она будет воплощением роскоши, женственности, сексуальности. Глобальный этикет в терминах дресс-кода означает шпильки, костюм, декольте: дорого, просто и сдержанно. В корпоративной среде арта, поскольку покупка произведения искусства зачастую является эмоциональной, внешний вид женщины, которая работает с искусством и богатыми клиентами, должен вдохновлять их на покупку.

Искусство и презентуется, и продается через личность, поэтому очень важно, как ты выглядишь. Какие бы мы дискуссии ни вели, что о человеке не нужно судить по его внешности, но это совсем не так.

Искусство как сфера иногда имеет поверхностный характер. Мы работаем преимущественно с визуальным восприятием, а визуально человек перерабатывает в разы больше информации, поэтому отношение часто поверхностно, как к произведениям искусства, так и к личностям.

Британия – уникальная страна, где гораздо больше возможностей состояться как личность в нетрадиционном облике. В Британии поддерживается эксцентричность, особенно среди женщин, так исторически сложилось. В континентальной Европе ситуация уже совсем другая. Одну знакомую англичанку шеф отправил за новым гардеробом перед тем, как та ехала представлять их, казалось бы, либеральную лондонскую галерею на Арт Монако. В Азии бóльшая тенденция к формальности, деловому стилю. Конечно, восточная Европа всегда выделялась оголенным ощущением женственности. А сейчас эти рамки стираются.

О панке

Трейси Эмин. Инсталляция My bed, показанная в лондонской галерее Tate в 1999 г.

Трейси Эмин. Инсталляция My bed, показанная в лондонской галерее Tate в 1999 г.

Если рассматривать одну из хрестоматийных работ современного искусства, инсталляцию «Моя кровать» Трейси Эмин, то она выражает и протест, и антиэстетику. Шокировало то, что женщина показала свою кровать именно такой – разобранной, с презервативами, окурками, мусором. Здесь возникает вопрос: если бы эту кровать представил мужчина, например, Дэмиэн Херст, имела ли бы работа такой резонанс? Может, и нет. Все работы Трейси Эмин направлены на расшатывание представлений о том, какой должна быть женщина. Эмин воплощает образ антиледи и британский панк 1970-х, в котором женщины играли такую же важную роль, как и мужчины. Ирокез, косуха – элементы стиля унисекс – так шокировал потому, что по Лондону ходили пары, одетые абсолютно одинаково, это был гипертрофированный образ человека, находящегося над гендерными традициями и стереотипами.

Об инструментализации женственности

В Украине мы видим женщин, которые стремятся выглядеть женственно, хотя в большинстве своем они очень целеустремленные и отлично понимают, для чего это делают. Инструментализация женственности, внешности, гораздо больше присутствует в Украине, чем в Европе. Но мне кажется, что уже уходит в прошлое стереотипный анекдот о том, что иностранцы, приезжая сюда, с восхищением смотрят, как женщины ходят по оледеневшей брусчатке на шпильках. За последние два года войны мы наблюдаем гораздо больше женщин в обуви на низком ходу и в сдержанной одежде. На смену восточноевропейскому гламуру пришла модная, актуальная альтернатива.

Все же больше всего меня расстраивает, особенно в Украине, что от женщины не ожидают интересной беседы, что ее речь, мысли будут содержательными. Меня всегда это ранило. Я лучше показательно буду пренебрегать своей внешностью, чтобы она не отвлекала от моих слов.

В Британии мне в мои 26 говорят, что все в порядке, я еще очень молода, могу сосредоточиться на карьере. А в Украине уже посматривают настороженно – почему у меня нет ребенка? В общении особенно со старшими людьми чувствуются эти традиционные ожидания.

О советских художницах

Вера Согоян. Натюрморт с яичницей. 1970-е.

Вера Согоян. Натюрморт с яичницей. 1970-е.

Общаясь с семьями советских художниц, понимаешь, что они подвергались жесточайшей дискриминации в, казалось бы, абсолютно эгалитарной советской арт-сфере. Когда художник брал госзаказ, уже было определенное представление о том, что он будет создавать. От женщин ожидали полотен на женские темы материнства, детства, свадьбы. К примеру, советская художница армянского происхождения Вера Согоян, историю которой я исследую, была выдающейся личностью, поразительно красивой женщиной с огромным талантом. Когда она поступала в академию, рекомендательное письмо ей писал самый выдающийся художник Армении, Мартирос Сарьян. При всем ее таланте и возможностях семьи у нее была крошечная мастерская размером со скворечник и не было ни одной персональной выставки за всю жизнь. Вера готовила, убирала, стирала, обустраивала быт и рабочую обстановку для своего мужа и нерадивого, но очень талантливого сына. Историю советских художниц еще предстоит написать – это может открыть еще неизведанные аспекты советской жизни.

О равенстве и развитии

Когда я говорю, что в СССР было три года оплачиваемого декретного отпуска, мои британские друзья не верят. У обеих моих бабушек было отличное образование: одна – кандидат наук, вторая – доктор наук. Этому тоже не верят. Советская женщина могла заниматься чем угодно, в этом заключалось показательное равенство полов в СССР. На уровне риторики, Советский Союз опережал весь мир на десятилетия. Но мы же знаем, что в реальности женщине было в два раза труднее – от нее ожидали и ведения быта, и профессиональной работы.

Мне кажется, еще ни одно общество мира не нашло ту волшебную формулу, как создать условия, чтобы помочь женщине полноценно реализоваться как мать и как личность. Пока это очень личный поиск каждой женщины.

В Британии, особенно в лондонской корпоративной сфере с этим очень сложно: все остро переживают за работу, так как оплачиваемый декретный отпуск минимальный и сохранять рабочее место за женщиной не будут. В последние годы законодательство стало мягче, так как рождаемость упала. Но практически никто не может себе позволить не работать.

Главное различие между украинскими и британскими женщинами в том, что британка ищет и находит способы реализовывать себя в семье и развивать карьеру и считает личностный рост таким же важным, как и материнство. В Украине я часто сталкиваюсь с тем, что молодые женщины моего возраста говорят: «Так надоела эта работа, быстрее бы уже замуж и родить ребенка». У украинских женщин это совершенно бинарное восприятие: либо карьера – либо дом и семья, и это пугает. Потому что женщины, которые не перестают развиваться как профессионалы, родив ребенка, находятся все еще в меньшинстве.

Беседовала Галина Ковальчук

— Читайте также: Мариам Найем: «Мужское искусство все еще ценится дороже, чем женское»

Чтобы добиться успеха в карьере, женщинам приходится преодолевать множество трудностей, связанных с гендерными стереотипами. Услышать вдохновляющие истории и практические советы из первых уст вы сможете 18 ноября на третьем SHE Congress. Будьте с нами!

tickes_cover

Мы в Facebook