Мишель Обама: «Мы, женщины, часто недооцениваем себя, но я поняла, что хороша в том, что я делаю»

Финальное интервью первой леди в Белом доме

За восемь лет пребывания в Белом доме первая леди Мишель Обама не раз проходила проверку на прочность. Что помогало ей справиться? Сама она говорит, что «постоянное стремление двигаться вперед», — урок, который получила от своей мамы. В своем финальном интервью телеведущей Опре Уинфри Мишель Обама рассказывает о том, как изменили ее последние восемь лет, как она научилась бороться с хейтерами и почему она не хочет баллотироваться на следующих президентских выборах.

Были ли за эти годы такие моменты, когда ты ощущала особое давление и готова была сломаться?

Я научилась бороться с вызовами, — этот защитный механизм работает практически всю мою жизнь. Я не зацикливаюсь на негативе. Знаешь, если ты сейчас начнешь читать какие-то сводки и напоминать мне о каких-то событиях, тогда, наверное, я вспомню и скажу: «О, да, в тот момент я очень злилась». Но как мне удается справляться с этим? Мне кажется, это способность женщин, и особенно темнокожих женщин. Потому что каждый день мы сталкиваемся с массой нелицеприятных вещей и высказываний, которые могут глубоко ранить, если вы позволите этому случиться. Но мама всегда мне говорила: «Девочка моя, тебе нужно переступить через это и двигаться вперед».

Эти восемь лет, проведенные в Белом доме, как они изменили тебя? Ты увидела в себе новую Мишель Обаму?

Мы, женщины, часто недооцениваем себя. Но я поняла, что я умная, я много работала, и я хороша в том, что делаю. У меня есть чутье на прекрасные идеи, и я могу их воплотить. И я часто говорила об этом в своих выступлениях. Хочу сказать всем девочкам: живите на полную! Не бойтесь показывать то, что умеете и знаете, не принижайте себя. Не бойтесь демонстрировать свой ум! Пусть люди знают, на что вы способны. Ведь мы так часто сами себя зажимаем рот и связываем руки. Вместе с Бараком мы столько времени провели в командировках и путешествиях по разным странам. Но у меня и у моей команды всегда был свой план действий и работы. Я так горжусь ею, среди моей команды, кстати, очень много молодых женщин. И я всегда им говорила: «Это вы сделали! Это ваша заслуга! Это вы пришли в Белый дом 8 лет назад, абсолютно ничего не зная о том, как все будет происходить. И вы справились! И справились на отлично».

oprah-brandon-maxwell-dress-michelle-obama-interview

То, что журналист New York Times навесил на тебя ярлык «злой темнокожей женщины», тебя не раздражало?

Это один из тех случаев, когда ты думаешь: «Эй, да вы же даже не знаете меня». А потом, когда эмоции уходят, ты понимаешь, что, да, дело все-таки не в тебе. Дело в том, кто написал это. И в этот момент откровения ты понимаешь, насколько мы все боимся друг друга. Достаток, цвет кожи, религия… Все эти вещи не играют реальной роли в том, какими мы видим друг друга по-настоящему. Грустно признавать, но для многих людей они являются главными показателями. Когда я это поняла, то решила, что буду жить свою жизнь открыто, чтобы люди могли видеть меня такой, какая я есть, и оценивать самостоятельно.

Люди абсолютно серьезно уверены, что ты будешь баллотироваться на следующих выборах президента… Что ты думаешь об этом? Ты будешь выдвигать свою кандидатуру?

Думаю, некоторые действительно воспринимают эту идею всерьез, а кто-то просто надеется. Надежда — это хорошо. Скажу сразу, нет, я не буду баллотироваться. Я не делаю тех вещей, которые не хочу, и говорила об этом не раз. Проблема еще и в том, что многие люди просто не понимают до конца, насколько сложна работа президента. Она требует самопожертвования. Восемь лет — это много… А 16, ну давайте смотреть правде в глаза… И я бы никогда не сделала этого из-за своих дочерей. Просто поймите, когда ты становишься президентом, жизнь всей твоей семьи переворачивается с ног на голову. Я не хочу, чтобы мои слова воспринимались так, будто я жалуюсь. Это объективная реальность.

Жалеешь ли ты о чем-то, что вы не успели сделать?

Мне бы очень хотелось, чтобы мы смогли как-то решить проблему насилия с применением огнестрельного оружия. Мы столько времени провели с семьями пострадавших. И хочу сказать, что самое сложное — это видеть глаза матери, ребенка которой застрелили. Каждый раз было очень нелегко… Мы были на стольких похоронах. Мы видели столько бессмысленных потерь. Так что, да, это то, с чем мы не справились.

Источник: oprah.com

— Читайте также: Мишель и Барак Обама: «Восемь лет в Белом доме сблизили нас еще больше»

Комментарии

Мы в Facebook