Моя мама скоро придет: Новый проект, чтобы быть рядом с детьми в больницах

Помочь детям и родителям пройти сложный период вместе

Галина Сергеева, тележурналистка, специализирующаяся на темах воспитания, здоровья и образования, рассказывает о новом проекте, который поможет родителям быть рядом со своими детьми, попавшими в больницу, ведь не секрет, что многие наши больницы просто не приспособлены к тому, чтобы в них находились родители заболевших детей. 

В одной из палат на стене были большие, еще советского времени, часы. И одного мальчика Пашу привезли из реанимации в эту послеоперационную палату, и он все время смотрел на эти часы.

Я тогда только начинала работать над нашим фильмом, и искала героев в основном среди малышей. У меня самой сын еще маленький, и было так близко это чувство – когда ты держишь своего ребенка на руках и ему становится лучше. Оно, наверное, знакомо всем мамам.

А этот Паша – он был почти подросток, и не плакал и не капризничал как малыши в палате, он просто лежал и неотрывно смотрел на часы.

— Моя мама уехала мне за чаем, — рассказал мне Паша. – Она обещала вернуться вот-вот. Вот-вот. – И громко тикала секундная стрелка.

И одна из санитарок отвела меня и шепнула:

— Да не обращайте внимания, мама ему так сказала, чтобы его не расстраивать, а на самом деле, может, и не придет вовсе.

Мы ждали Пашину маму долго, может быть, часа два. Ее действительно не было, и мы пошли снимать, как реанимировали малышей в отделении раннего детства, и как там, в специально отведенной палате для мам – из-за переполненности отделения – клали детей вместе с мамами, и как они потом спали вместе – мама и ребенок – на этих продавленных кроватях.

Запомнилось, что матрасы на этих кроватях были жуткие, в пятнах. Медсестры оправдывались – вы не подумайте, это новые матрасы, просто у нас сломался специальных шкаф для сушки постелей и матрасов, он просто палит белье до вот таких пятен, а другого шкафа – нет.

А в другой больнице мама Вероника сидела в реанимации возле своего сына на небольшом стульчике целый день. «Что тебе ездить, — говорили ей все. — Он все равно не двигается, не говорит, и на аппарате искусственной вентиляции легких. И вообще, может быть вы отключите его совсем, зачем ему жить». Своего ребенка отключите от аппарата! Своего! «Когда будет лежать и не двигаться, беспомощный, отключите», — в сердцах говорил ее муж, Ярослав.

Про Веронику мы узнали и поехали снимать ее путь к ребенку каждый день – из далекого села до областного центра, со специальной едой и вещами для малыша. Лишь она одна знает, зачем ездит – его взгляд, голубые глаза, длинные ресницы – только они есть друг у друга.

И была еще девочка Маша, бывшая спортсменка. Два года по больницам. Ее родители уже ко всему привыкли. И к тому, чтобы спать вместе с дочкой на одной кровати, и есть тут же, в палате, над дочкиной тумбочкой. И к тесноте в палате – у всех же есть мамы, папы, бабушки, братья и сестры. Вот только места в больнице нет ни у кого. Спасибо, если не выгоняют. Так вот, Машина мама, когда я ее спрашивала о трудностях, твердила мне – ты просто радуешься всему. Всему – ее улыбке, ее рассказу о чем-то интересном, всему.

Было еще много всяких мам и детей, была маленькая Настя со взрослым взглядом, был еще Гриша, Илья, были новорожденным малыши в реанимации… И каждая история непохожа и одновременно похожа на другую. Одно только общее – родные рядом – это лекарство. Самое сильное в мире лекарство. О том, какие оно творит чудеса.

Нужно не так уж и много

Наш фильм мы снимали вместе с Фундацией Дом Рональда Макдональда, это благотворительная организация работает во всем мире, более чем в 60 странах, создает условия для родителей в больницах. Где-то это просто комнаты при отделениях, где есть банальное – чайники, микроволновки, холодильники, стиральные машинки, удобные кресла, можно просто посидеть и выпить чаю, отдохнуть, чтобы были силы быть рядом с ребенком.

Там, где есть возможность, фундация строит дома для родных, это что-то вроде временного бесплатного жилья для родственников – когда ребенок вынужден в больнице находиться долго, очень долго, год или больше. И в этом доме может быть вся семья, братики, сестрички, можно готовить домашнюю еду.

Вскоре в Украине возникнут первые комнаты для родных. Мы просто хотели, чтобы после нашего фильма – те, от кого зависит принятие решений, да и просто все люди, которые тоже – мамы и папы – осознали, почему это нужно и важно – быть рядом с ребенком, не теряя при этом человеческого достоинства.

…А Пашина мама пришла-таки. Она ездила на другой конец города к родственникам делать для сына травяной чай. В больнице просто не было такой возможности. И вещи постирать негде было, и помыться в нормальных условиях. И я никогда не забуду глаза этого ребенка, счастливые, порозовевшее лицо. Было такое ощущение, что вместе с мамой в него возвращается жизнь.

Алла Слотвинская, детский психотерапевт, автор и руководитель проекта «Гармонійна родина»:

Родителям важно быть с детьми, когда они в больнице потому что само уже нахождение в больнице — стресс для ребенка, а уж тем более, если добавить разлуку с мамой. Это базовая потребность — чувствовать себя в безопасности, чувствовать поддержку и любовь самых близких людей. Находясь рядом с любящими родителями, дети быстрее выздоравливают, энергия будет направлена на выздоровление, а не на переживание разлуки с мамой.

— Читайте также: Анастасия Леухина: «Когда ты выбиваешь право на свое достоинство – это очень важно. Но если это достоинство нужно лишь единицам, то системно ничего не будет меняться»

Мы в Facebook