Оксана Лущевская о работе детского писателя

О том, как научиться воспринимать критику, где черпать вдохновение будущим писателям и о различном подходе к изданию книги в США и Украине

Оксана Лущевская — талантливая детская писательница, переводчик, литературовед, лингвист. Автор почти двух десятков детских и подростковых книг, отмеченных украинскими и международными премиями, она в данный момент продолжает учебу в Университете Джорджии (США). WoMo с удовольствием рекомендует ее книги в статьях о детской литературе и приглашает вас познакомиться с Оксаной Лущевской и ее профессией поближе в рамках нашего спецпроекта «Профориентиры».

Чем занимается детский писатель

Детский писатель может работать кем угодно. В моем кругу общения есть люди, которые работают с текстами (литература, критика, журналистика), а есть люди, которые занимаются бухгалтерией. В нашей стране, как и во многих странах Восточной и Западной Европы и США, есть писатели популярные (не всегда самые талантливые), которые зарабатывают на жизнь только своим письмом. Но все же больше писателей зарабатывают на жизнь совсем в других сферах, а письмо для них – дополнительный доход или хобби, часто требующее немалых капиталовложений.

Я не знаю, чем отличается взрослый писатель от детского. И так же не могу сказать, что детская литература – это какая-то «другая» литература. Слово «детская» сразу погружает нас в вопросы идеологий. Но если обращаться к моему академическому опыту, то детская литература отличается от взрослой именно читательской группой. Тут имеется в виду, что когда мы, взрослые, пишем, читаем, выбираем книги для детей, то мы должны не забывать об их когнитивном, моральном, эмоциональном, физическом развитии. Что поймет взрослый, это одно, а вот ребенку надо уметь донести. Не вводить табу на те или иные темы, проговорить и объяснить в общении, а не поучении. Вот в этом сложность – тут надо себе прояснить, как это сделать. И быть открытым и честным.

Детским писателем я не становилась намеренно. Вышло само собой. Мне просто интересно писать для детей. Так получилось, что я много работала с детьми в Украине, потом принимала участие в программах YMCA в США, затем преподавала в университетском центре развития, тоже в США. А тогда пошла учиться на программу детской литературы. Все как-то так сложилось. Шведский писатель Ульф Старк, который был спикером на Киевском Арсенале — 2016, говорит, что главное — не забывать смотреть на мир глазами ребенка, помнить свои ощущения и переживания, пересматривать их и обращаться к ним. И снова не забывать, как вы действовали, когда были маленькими или юными. Я с ним согласна.

Как-то разговаривала с украинской писательницей и переводчицей Галиной Кирпой (кстати, переводчицей книг Старка!), и она сказала: «Знаешь, я же не чувствую себя в своем возрасте, а чувствую себя, как когда-то». Я думаю, что это именно внутреннее чувство окружающих и окружающего. Открытость и ранимость, чувство юмора и чувство справедливости – такой микс. Я не могу сказать, как можно распознать писателя в себе или в ребенке. Я думаю, что это приходит из мироощущения и познания себя. Это приходит со временем, опытом и знаниями.

13382196_1209977512346150_1887846_n

Какими навыками должен обладать детский писатель

По моему опыту, начитанность и умение учиться, острое и глубокое критическое мышление, здоровый скепсис и просто человеческие ценности, такие как открытость, честность, любовь к тому, что ты делаешь. И не надо ставить большие цели. Все должно быть, как говорят, bird by bird или шаг за шагом.

Как писатели воспринимают критику

Для начинающих писателей важно найти людей-читателей, которым можно доверять. Не надо иметь большой круг. Достаточно 3-4 читателя. Хорошо найти профессионального редактора. Очень мало издательств в Украине имеют профессиональных редакторов. Я имею в виду людей, которые не просто расставляют запятые, а прорабатывают контент. В американских издательствах с текстом работает группа людей с литературным и книжным образованием. Это может быть несколько редакторов и несколько корректоров. Это могут быть «шедоу райтеры», люди, которые дописывают после автора, доделывают. Когда я видела рукописи американских детских авторов, то я понимала, что у нас в Украине ни один редактор не работал вот таким вот образом. И команд таких пока нет. Есть хорошие команды – да. Я не буду называть издательства – они сами знают, что команда – это все. Но все же таких больших и глубоких обработок текстов я пока не видела. Я благодарна, когда редакторы искренне проговаривают, что не так, что надо исправить, переписать и так далее… Также у меня есть свои друзья-редакторы. Без них я не отдаю тексты в работу. Еще раз ставлю акцент, что я не говорю, что у нас совсем нет людей, которые хорошо работаю в тексте, но, если они и есть, то их мало, совсем мало. А работа с текстом для детей предусматривает и определенное образование, и понимание аудитории.

Я учусь в докторантуре в Университете Джорджии, моя специальность – детская литература и грамотность. Я понимаю, что критики такого уровня, как мы изучаем здесь, в Украине пока нет или есть 1 процент из 100. Я, например, люблю команду чудесных людей из «Рейтинга критика». Считаю, что это самый профессиональный подход, и все книги лонглиста и шортлиста, которые рекомендует эта команда, это книги, которые надо читать. Мне очень нравилось, что была у нас премия «Великий їжак», организована большим человеком – Марианной Кияновской. Я читаю, что пишут критики и обозреватели для «БараБуки». Это очень мощный ресурс. Я люблю то, что делает команда «Букмоль» с их волонтерскими чтениями и с большим трепетом отношусь к работе Юлии Козловец.

Словом, я всегда слежу за – я назову ресурсы — Barabooka: простір української дитячої книги, Читомо: культурно-видавничий проект, Bokmal: про літературу для дітей та їхніх батьків, Дитяча книга року BBC, Казкарка: блог про сучасну дитячу літературу (это наш с Валей Вздульской проект), Читацький марафон БуквоМама: Видавництво Старого Лева, Літакцент, Ключ и, да, еще за блогом Христи Нечитайко. Это наши украинские сайты и блоги, которые очень хорошо работают на популяризацию украинской и переводной детской литературы. Работают по-волонтерски и с чистейшей глубиной и искренностью.

Касательно критики и читатели, знаете, у меня с этим становится все проще. Чем больше вы понимаете в теориях читательского чтения и вооружаетесь «теоретическими линзами» чтения, тем меньше вы думаете о «вредности» или тому подобных аспектах. Я заканчиваю диссертацию на тему принятие или не-принятие текста в книжках-картинках, поэтому критику, если такова есть, воспринимаю все спокойнее. Когда-то я переживала, да. А сейчас я прислушиваюсь ко мнению нескольких друзей. Мне повезло, ибо эти люди часто и есть критиками, которые действительно имеют теоретическую начитку и опыт работы с детьми.

Но был все же у меня в жизни один случай, когда я так расстроилась, что написала e-mail критику. Для нас обоих это был хороший опыт. Теперь мы дружим. Я бы сказала, что с большой теплотой отношусь к этому человеку. Надеюсь, что это взаимно.

Но самая классная «критика» — от детей. Или когда родители пишут, мол, вашу книгу мой сын читал 8 раз. Или мой ребенок не идет в воду без цитирования стихов из книжки «Про кита». Или спать мы ложимся только с «Пан Коцьким, Мірою і морем». Или дети пишут и просят продолжения реалистической прозы типа «Інший дім», «Вітер з-під сонця» или «Задзеркалля». Или пишет профессор, за которым ты следишь на фейсбуке, что ваша книга «Синя парасоля» — это моя эстетика. Вот это, да, это радует.

13342105_1209977319012836_1857988497_n

Типичный день детского писателя

У меня нет типичного графика. Я занимаюсь многими делами. В частности, преподаю и занимаюсь английским с детьми. Пишу, когда уже есть о чем. Иногда очень долго ношусь с идей, а иногда пишется просто на ходу. Я не знаю, когда в нашей стране писательская работа станет источником дохода. В США очень многие писатели тоже работают на других работах. Да, есть такие, для которых письмо – главный источник дохода. Но их мало. Многим начинающим авторам в США платят за книгу около $2 тысяч, а это очень маленькие деньги для жизни в этой стране. Ровно оплатить счета за месяц. Мне бы хотелось писать и жить за эти деньги, но вы же видите, люди преподают, делают мастер-классы, пишут статьи, фрилансят или работают в СМИ. Это такие комбинации. Главное, конечно, что иногда этот опыт становится источником вдохновения, а иногда – отнимает все силы. То есть истощает творческого человека.

Мне удается творчески работать именно потому, что у меня свободный график. Хотя работы и много, но мне не надо быть привязанной к офисным часам. Также я служила три года обозревателем детской литературы для международной организации IBBY. Читая много, наращивала идеи. Видела все в континууме, синтезе и сравнении. Еще я преподавала детскую литературу студентам и читала много в американских школах. С этим опытом – выходишь с сюжетами и стараешься как-то продуктивно их прорабатывать.

Что почитать для вдохновения будущим писателям

Я бы советовала читать книги по детской психологии и развитию. И также перечитать книги со списков «Рейтинга критика», вот по этому линку http://rcr.in.ua/. Следить за фейсбук-страничкой The Niblings. Посмотреть Ted Talks (например, с Грейс Лин — Windows and Mirrors of Your Child’s Bookshelf ). Подписаться на страницу Brain Pickings. Следить за всеми теми чудесными украинскими ресурсами, которые я назвала выше. Есть еще множество учебников по детской литературе, но они, к сожалению, не переведены. Да их и не переведешь, ибо традиции, культурный базис и идеологии – разные. Все же я бы советовала найти и почитать работы Марии Николаевой, Питера Ханта, Лоис Розенблатт. Также книги Children’s Picturebooks: The Art of Visual Storytelling Paperback авторов Martin Salisbury, Morag Styles и учебник Charlotte Huck’s Children’s Literature: A Brief Guide (2nd Edition) авторов Barbara Kiefer и Cynthia Tyson.

Беседовала Татьяна Гордиенко. Фото из архива Оксаны Лущевской

— Читайте также: Же Васильева о профессии художника-иллюстратора

Мы в Facebook