Олег Томин: «Дети — лучший антропологический материал»

О своей философии, сыновьях, Minecraft и родительстве как психоделиках

Олег Томин, владелец и креативный директор Bart&Fink, папа двоих сыновей: Толик (8 лет) и Петя (3 года), рассказывает о том, как родительство помогает стать по-настоящему взрослым, почему он считает Украину матриархальной страной, и какое главное условие необходимо для того, чтобы дети выросли красивыми людьми во всех смыслах.

О детях

Дети — самое простое объяснение природы нашей субъективности: попробуйте найти родителя, который считает, что чей-то ребенок лучше, чем свой. Так и я абсолютно слепо верю в фантастическую прелесть именно своих. Это два абсолютно разных человека и, что еще интересней, они ко всему еще и непохожи на своих родителей. Толя уже ходит в школу. Поскольку я с большим скепсисом отношусь к современной образовательной системе, мы договорились с ним, что он попробует, не понравится — не будет ходить. А Петруша наслаждается помещичьей жизнью.

О родительстве

Дети, вне всякого сомнения, — лучший антропологический материал. Внимательное наблюдение за ними позволяет многое объяснить о человеческой природе. О природе страхов, желаний, интереса. Да и вообще о диалектике. Например, есть период в возрасте примерно между 2 и 3 годами, когда диалектика уже присутствует, но ты еще не склонен особенно сомневаться. Ты внимателен к своему внутреннему состоянию, и сбить тебя с толку очень тяжело. Это когда спрашиваешь: «Петрушик, будем кашу?», а он отвечает «Нет» быстрее, чем ты успеваешь закончить не самое длинное в мире слово «кашу». А потом ты постепенно наблюдаешь за усложнением этих внутренних конструкций и видишь, что уже не так просто ему принять решение. Или именно родительство может неожиданно объяснить, почему во всех культурах к чему-то мистическому (к богу, в первую очередь) мы обращаемся, воздев руки вверх. Потому что еще до того, как мы начали объяснять себе мир предметов и явлений с помощью слов, мы постоянно получали любую помощь, приходящую неизменно сверху, от родителя.

Ну и родительство позволяет узнать себя такого, какого ты еще не видел. Познакомиться со всеми своими демонами. Что мы знаем о родительстве до того, как оно случается? В основном из рекламы — румяные дети ползают по белым коврам безразмерных лофтов под умилительными взглядами мамы и папы. В реальности это же титанический труд, невероятная школа терпения. Я вообще не уверен, что можно стать взрослым без этого опыта самоотречения. К тому же, с родительством меняется отношение к окружающему миру. Ты не только на детей смотришь глазами родителя, но и на все свое окружение. Ты понимаешь, что все такими были и у всего есть мотив и история вопроса. В общем всем рекомендую. Это как психоделики — нужно попробовать обязательно хотя бы раз!

О жене и ролях в семье

Как мы познакомились? Ой, ну это было еще в эти алко-наркотические времена (Смеется). Там уже надо было или помирать от непрекращающейся праздности, или рожать детей и успокоиться. Мы же тогда не знали, что такое родительство, поэтому выбрали «не помирать», ха-ха!

А о гендерных ролях в Украине даже как-то странно рассуждать. Мы глубоко матриархальная страна. Особенно, что касается отношений с детьми. Папа дома старается быть чуточку мамой (потому что мама дома — это абсолютно все). Поэтому у нас нет каких-то персонализированных обязанностей или особых прав. Лена проводит с детьми значительно больше времени, и я прекрасно понимаю, какой это труд и «день сурка». Было бы глупо считать, что моя работа сложнее и полезней. Мужчинам, которые ограничивают свое участие в семье сакраментальным «я приношу домой деньги» и считают, что это сложнее, я бы предложил поменяться на месяц местами с женой.

Об отдыхе

Мы уже четвертый год живем за городом. Городская жизнь почему-то потеряла свою привлекательность, и мы редко куда-то выбираемся. Разумеется, дети любят разного рода развлечения, детские магазины, макдрайвы и прочее, и мы стараемся не табуировать ничего. Что, к слову, оправдало мои ожидания. С моими сыновьями можно спокойной уйти из магазина игрушек с пустыми руками, если они не нашли то, зачем пришли. Как и в прочих аспектах, в досуге я исповедую философию следования своему интересу. Каждый должен делать то, что ему интересно, и тогда всем комфортно.

О философии

Я — апологет адвайты веданты. Как и многие индуистские учения, эта штука предполагает, что мы есть ничто большее, чем процесс осознавания. Тебя никак не зовут, тебе ничто не принадлежит, и все твои представления — это просто ментальные конструкции разной сложности. Ты просто смотришь кино имени себя. Ты словно гляделка с возможностью контактировать с окружающим миром. У тебя есть иллюзия выбора, которая, по сути, сводится к выбору между внутренним состоянием, желанием, интересом и возможностью его игнорировать. Если спросить, хочешь ли ты сейчас мороженое, ты, не раздумывая, выберешь ответ — как бы прислушаешься к себе и поймешь, хочешь или нет. Так и со всем остальным выбором — ты выбираешь между тем, что чувствуешь и всем остальным (чужим мнением, общественной моралью и пр.). И когда ты это понимаешь, ты и детей воспитываешь в том же ключе. Ты понимаешь, что они ведомы своим интересом и они не регулируются. Ты можешь только создавать условия возникновения или эволюции этого интереса.

О принципах воспитания детей

Нужно уважать человека и воспитывать в нем уважение собственным примером. Вот это деление на «взрослый — ребенок» очень условное. Следует всегда помнить, что единственное, что вас отличает — это объем опыта. А внутри у вас одна и та же штука. Принципиально мы идентичны — так же хотим быть любимыми и боимся быть отверженными, так же ведомы собственными интересами, так же видим мир только с одной возможной позиции. Нужно осознавать, что каждый из нас был ребенком. Половину жизни мы создаем какую-то конструкцию: принимаем какие-то традиции родителей, представления о многих вещах, а вторую половину жизни ты пробуешь эту систему на прочность, либо ломаешь и строишь новое, либо продолжаешь то же.

Моя мама нас очень любила и любит, и это самое важное, что может быть в воспитании в принципе. Красивые люди растут в любви. Имею ввиду в широком смысле: талантливые, великодушные, щедрые, изящные. Мне кажется, дети могут вырасти именно такими, только если у них есть эта свобода любить и быть любимыми.

О том, чему нужно научить детей, чтобы подготовить их к будущему

Это большая иллюзия, что родители могут научить детей чему-то конкретному. Они все равно это потом поломают, пересмотрят, переоценят. Ты же как родитель можешь их научить только быть счастливым, причем только своим примером. Если ты покажешь ребенку, что можно жить радостно, что бытие — это фантастическое переживание, а не вечные муки и борьба, он и будет жить радостно.

Я недавно размышлял о странности наших национальных взглядов на природу радости, о нашем вечном преклонении перед «журбой». Откуда это все «много хочешь — мало получишь» и «хорошего понемногу»? Это кто вообще придумал? У меня нет никаких сомнения, что хорошего как раз должно быть помногу. Так что учить нужно как раз радости и пониманию того, что ты существуешь не во враждебной среде, а в среде невероятного собственного потенциала.

О том, чему учат дети

Родительство во многом — это школа терпения. Ты учишься смирению, особенно когда ребенок — еще совсем маленькая козявка. Это же полный хаос, энтропия. Конечно, они учат и безусловной любви, ни к кому никогда не будет у тебя такой сильной любви, как к своему ребенку. И если бы мы помнили и понимали, что все мы — дети, мы бы многие вещи прощали легче, потому что у любого несносного характера, комплекса есть свое объяснение и история.

Мне бы очень не хотелось, чтобы, повзрослев, сыновья считали меня каким-то отсталым и неинтересным человеком. Я понимаю, что в чем-то отстану, но хочу сохранить диалог. Поэтому нельзя считать, что их интересы и занятия — это какая-то ерунда. Я, например, сначала не понимал, что Толька нашел в Minecraft. А потом, когда вник, увидел, что Толя умудряется там создавать фантастически сложные инженерные сооружения, да еще и выполненные с таким вкусом! Это был абсолютный восторг! Мы, кстати, не запрещаем гаджеты. Толик знает много вещей именно благодаря планшету. И когда ему было года три, а воспитательница спросила их в детском саду, что едят киты, он ответил — планктон. Вот тебе и iPad! Поэтому когда Петрусь в свои три года благодаря увлечению своего старшего брата акулами уже знает слово «мегалодон», меня трудно убедить, что iPad и интернет для ребенка враги.

О страхах

Да нет у родителя каких-то особенных страхов, кроме тех, что связаны с детьми. А их и озвучивать не хочется. А вообще, как рекламщик я в свое время понял, что природа желания и страха одна. Это по сути одно состояние, просто определенным образом окрашенное. Пэтому, говоря о страхах, следует смотреть, какие за ними желания. А желание у нас у всех одно — жить радостно и быть счастливыми. И демонстрировать это своим детям. И пусть они живут радостно и будут счастливыми.

Беседовала Татьяна Касьян. Фото из личного архива Олега Томина

— Читайте также: Борис Захаров: «Любов і лібералізм – універсальні принципи, у вихованні дітей, в тому числі»

Мы в Facebook