Олег Василевский: «Родители должны быть уверены в гениальности ребенка, даже если все говорят обратное»

О вере родителей в детей, новом поколении подростков и роли Counter-Strike во взаимоотношениях с сыновьями

Олег Василевский, основатель образовательной компании Jamm Group, отец троих детей – Алексея (22 года), Ильи (18 лет) и Анны (15 лет)– рассказывает о том, как компьютерные стрелялки сблизили его с сыновьями, почему гармонично развитый человек на деле является посредственностью, и какие они – подростки нашего времени.

О детях

Мои дети очень отличаются друг от друга, и приходится к каждому находить свой подход. Старший сын Алексей – прирожденный лидер и очень похож на меня, что, соответственно, порождало разные конфликты. Но благодаря моей мудрой жене их удавалось быстро и безболезненно решать. Со временем я понял, если твой ребенок — лидер, нужно давать ему возможность проявлять свои лучшие качества, а не заниматься микроменеджментом и управлять им. Алексей в детстве увлекался многими вещами: и музыкой, и компьютерными технологиями. Благодаря ему мы с женой и начали заниматься консалтингом в области профориентации. Сейчас он заканчивает университет по международному бизнесу в Литве.

Илья, мой средний сын, — очень тонко чувствующий человек. Он — кинестетик, для него важны прикосновения. У него особый ритмико-музыкальный интеллект, что позволяет на слух воспроизвести на инструменте мелодию, услышанную где-то на YouTube. Но среди учителей и одноклассников в школе Илья не всегда находил понимание. Зато он стал вдохновителем для младшего поколения и, увидев в этом свою сильную сторону, начал инвестировать в детей младшего возраста, становиться для них ментором.

Про таких, как моя младшая 15-летняя дочь Аня, американцы говорят: родилась взрослой. Ей было всего два года, а она уже выдавала философские мысли. Однажды, сидя на кухне в гостях у своих бабушки и дедушки, она подперла рукой голову и задумчиво сказала: «А что жизнь? Кушаем и какаем. Какаем и кушаем». В 13 лет она уже показала себя как надежный бизнес-партнер во время нашей рабочей поездки в Британию. Мы ездили туда, чтобы встретиться с представителями нескольких университетов и рекрутировать их в наши лагеря. Аня участвовала в рабочих встречах, отлично вела переговоры и рассказывала, как наши проекты меняют детей и подходы родителей к их воспитанию. Я удивлен, как она до сих пор еще не открыла свою компанию.

О воспитании и подходе к образованию детей

Когда Леша учился в школе, от них уходили все классные руководители. Мы с женой пришли к ним в класс и провели тест, который показал, что 80% учеников – прирожденные лидеры. Каждый новый классный руководитель, назначенный директором, пытался подавить их. Но в итоге не выдерживал и сбегал. Так продолжалось до тех пор, пока не появился учитель, который принял их такими, какие они есть, и просто ценил.

Школа показала нам с женой, какой уникальный наш средний сын Илюха. Математика и биология ему не давались. До четырех лет у него были проблемы с речью. Исследуя этот вопрос, и, опираясь на теорию множественного интеллекта, мы поняли, что у Ильи ритмико-музыкальный интеллект и он решает задачи совершенно по-другому, ‒ не так, как в обычной школе, где система образования построена на логико-математическом образе мышления. Тогда мы сказали ему, что будем праздновать, если он принесет 5 баллов из 12 по математике. Но если он принесет меньше 10 по музыке, мы очень расстроимся, потому что именно музыка – его сильная сторона.

А вот у Ани невероятно развит логико-математический интеллект, а поскольку вся система образования строится именно на таком образе мышления, она всегда преуспевала. Но тем не менее мы забрали ее на хоумскулинг. Для этого было две ключевые причины: первая — стресс из-за того, что приходилось просыпаться рано, вторая — не самая дружественная атмосфера в классе. За этот год Аня приобрела множество невероятно важных навыков. Но мне пока сложно сказать, кем она станет в будущем. Сейчас ее мечта – реформировать систему образования Украины.

Мы придерживаемся принципа, что акцентировать внимание нужно именно на сильных сторонах ребенка, а не подтягивать слабые. Гармонично развитый человек – это посредственный человек. Время, которое он мог потратить на то, чтобы стать исключительным в чем-то, он использовал на инвестирование в свои слабости, и в итоге стал заурядным. Мы ни разу не сомневались в нашем среднем сыне, и каждый родитель должен быть уверен в том, что их ребенок самый умный, даже если школа эту мысль не поддерживает. Но для того, чтобы воспитать уверенного в себе ребенка, одного мнения родителей недостаточно, нужна третья сторона. Наши дети были окружены старшими наставниками ‒ вожатыми из лагерей, которые могли им сказать: «Не парься! Я тоже проходил это в школе». Но если удастся изменить еще и культуру общения в классе, тогда дети, возможно, перестанут становиться жертвами буллинга.

О бизнесе и партнерстве

С уверенностью могу сказать, что именно наши дети повлияли на то, что мы с женой занялись образовательной сферой. Мечта старшего сына о собственном бэнде натолкнула нас на мысль сделать лагерь на тему шоу-бизнеса. В рамках него Леша потом и группу собрал, и клип снял, и постер сделал. Более того, оказалось, что детей, мечтающих примерять на себя профессию музыканта или продюсера, довольно много. Консалтинг по профориентации у нас тоже появился в ответ на вопрос сына – куда поступать?

Дома у нас с женой есть принцип – переступая порог, мы не решаем по телефону рабочие вопросы. Всегда ли я так делаю? Нет. Оставить за пределами дома проблемы, которые возникают на работе, очень тяжело. Но я стараюсь.

О том, чему учат дети

Старший сын учит меня, как находить точки соприкосновения с человеком, который похож на тебя. Он учит меня давать человеку возможность быть лидером. Средний сын учит меня, как идти против системы и верить в то, что твой ребенок гениален, даже если все говорят обратное. Дочь учит принимать любовь. А еще – поддерживать все ее амбициозные цели.

О новом поколении подростков

Я заметил, что часть сегодняшнего поколения подростков никак географически себя не идентифицирует, а часть, наоборот, очень сильно идентифицирует себя со страной и хочет сделать ее другой. В предыдущих поколениях я такого не наблюдал. Еще у современных подростков меняется понимание образования и появляется проактивность. Школа перестала быть для них образовательным центром. Обучаться можно и на курсах, и онлайн, и в лагерях, и в YouTube. Поэтому нынешние подростки начинают задумываться, что могут сделать сами. А еще осознают, что оценки никак их не определяют.

О лайфаке для отцов

Я со своими сыновьями по сети играю в компьютерные игры. Возможно, кто-то скажет, что в этом нет ничего полезного, но, как по мне, это обалденная вещь, которая сближает нас. Я столько узнал о своих пацанах, играя в компьютерные игры! Леша, например, ‒ невероятный стратег, он расчищает себе поле для действий и начинает предпринимать решения, только когда безопасно. Я бы пошел с ним в бой, потому что уверен – ему можно довериться и с ним я выживу! Илья тоже оказался довольно хитрым. Он действует медленно, но чрезвычайно осторожно. В общем через Counter-Strike я заново влюбился в своих сыновей! 

О том, чему нужно научить детей

Мы не можем подготовить детей к каким-то новым профессиям, но мы можем дать им навыки, которые помогут быстро адаптироваться. В лагерях мы помогаем каждому ребенку осознать свою гениальность, учим взаимодействовать с другими и даем возможность увидеть, как он может сделать мир лучше. Как только мы вытаскиваем ребенка из его собственного мира и показываем, что происходит в мире реальном, это меняет его. А если он сделает что-то, что поможет решить проблему других людей, это сделает его счастливым. Делать мир лучше не так уж и тяжело. Нужно понимать, что конкретно можешь сделать ты, и реализовать свою идею.

Беседовала Татьяна Касьян

Фото Алены Владыко и из личного архива Олега Василевского

— Читайте также: Юрій Лопатинський: «Діти вчать мене не бути занадто дорослим та серйозним»

Мы в Facebook