«Папы больше нет», или Как помочь себе и детям справиться с утратой

Нужные выводы из тяжелого личного опыта

Два года назад мой муж, отец моих троих сыновей, погиб. Я прошла ряд сложных испытаний. Сейчас, глядя на безумие, которое творится на востоке Украины, этот опыт, возможно, кому-то будет полезен.

Как сообщить о случившемся

В момент, когда ты лицом к лицу сталкиваешься с фактом необратимости случившегося, появляется утешающая надежда, что ты тоже скоро умрешь или попросту сойдешь с ума. Видимо, это защитная реакция психики. Мне придется вас «разочаровать». Придется жить дальше. Не помню, кто это сказал, но «самое невыносимое в этой жизни то, что все выносимо». И прежде всего придется сказать детям правду.

Я сделала это в тот же день: предельно ясно им объяснила, что произошло, что это навсегда, что как раньше, уже никогда не будет, и папы больше нет. Я не оставила им никакой надежды, я считаю, что это правильно. Я никогда не обманывала детей, никогда не говорила им то, во что я не верила. Может, после смерти люди и переносятся на облачка и наблюдают за нами, но поскольку я этого не знаю и не могу этого гарантировать, то подобного детям не говорила. Я вообще считаю, что рассказывать ребенку «он сидит на облаке и присматривает за тобой» — это путь к неврозу или шизофрении.

Как помочь детям справиться с потерей

1. Никаких похорон

В день похорон я отправила детей в другой город. Я считаю, что похоронная церемония — не место для детей. Я это очень хорошо усвоила еще будучи ребенком. Мои родители были поздними детьми в своих семьях, так что бабушек и дедушек я потеряла очень рано. И меня как раз возили на все эти похороны, поминки, кладбища. Это определенным образом меня травмировало. Поэтому я посчитала необходимым своих детей от подобных впечатлений избавить. И я никогда не возила их на кладбище, приняла для себя решение, что на кладбище они попадут только тогда, когда сами об этом попросят.

2. Смена обстановки

Дети легче переносят потери, чем взрослые, у них очень мобильная психика, их легко отвлечь. Трагедия случилась в мае, незадолго до летних каникул, так что я приложила максимум усилий, чтобы обеспечить им насыщенный досуг, постоянно их отправляла на какие-то мероприятия. В такой ситуации очень важна смена обстановки, движение, активность.

3. Не вспоминать, пока не попросят

Важный момент: я никогда не говорю с ними об отце, если они не начинают этот разговор сами. По этому вопросу я советовалась с педагогами и психологами. Так что разговоры на тему «Скучаешь ли ты по папе? Снится ли тебе папа? А что ты об этом думаешь?» нельзя инициировать. Если вам хочется покопаться в своих ранах, не нужно впутывать в это детей. А если детям захотелось поговорить об этом, им нужно дать возможность выговориться.

Рыдать и истерить желательно так, чтобы дети этого не видели. «Скорбящая вдова» — образ яркий и чувственный, но я для себя решила, что не этот женский образ хочу запечатлеть в психике сыновей в качестве базового. Нужно научиться избавляться от жалости к себе. Это балласт.

Как помочь себе

Я очень быстро избавилась от всех вещей мужа.

Возможно, меня подтолкнул к этой мысли пример Пьера Берже — спутника Ив Сен-Лорана. За годы совместной жизни они собрали огромную, совершенно уникальную коллекцию предметов искусства. Она по праву считалась бесценной. Однако буквально через месяц после кончины Ив Сен-Лорана Пьер Берже продал все. Естественно, не для обогащения. Он сказал, что не в состоянии продолжать существовать в тех же декорациях без Ива. Что это просто сводит с ума.

Поэтому следующее, что сделала я, — изменила квартиру до неузнаваемости. Это очень помогает. Сразу же пропадают странные ощущения, что вот сейчас он выйдет из другой комнаты… Новые декорации дают новые ощущения и это лишает «якорей», за которые цепляется психика.

Я даже цвет стен поменяла. Поехала в «Эпицентр», выбрала краску, валики и несколько дней сама красила стены.

Как не поддаться стереотипам

После подобной трагедии, скорее всего, придется столкнуться с довольно жестким сопротивлением бабушек, родни да и социума. Многие не постесняются высказать свое «компетентное мнение». В моей ситуации это был протест насчет того, что я не посещаю кладбище с детьми. Произносятся такие звенящие фразы, как: «Это же их отец. Могила их отца»… Фразы, за которыми на самом деле ничего не стоит. Потому что при вопросе в лоб, оказывается, что никто не в состоянии расшифровать, что же имеется в виду, кроме пресловутого «так положено». Но кем положено? Почему положено? Для чего?

Я отдаю себе отчет в том, что моего мужа на кладбище нет. Если он и продолжает существовать, то уж точно не в сырой земле, а где-то в другом месте. И если предположить, что с ним можно коммуницировать, то для этого не обязательно ездить на кладбище.

Просто нужно понимать, что места захоронения придумали не для мертвых, а для живых. Чтобы живой человек периодически вспоминал о том, что жизнь скоротечна, и соотносил свою жизнь, свои поступки с данным фактом. Я всегда отталкиваюсь от своих убеждений, прислушиваюсь к себе и стараюсь поступать в согласии с этим. Как говорит губернатор Калифорнии, trust yourself!

Комментарии

Мы в Facebook