Полина Жеребцова: «Мой дневник во время войны в Чечне сохранял веру и надежду, ведь даже если меня убьют, дневник будет жить»

Писательница о чеченской войне, посттравматическом синдроме и книгах

Мирное население — это те, чей голос редко пробивается сквозь грохот бомбежек. Полина Жеребцова жила в Грозном во время войны и несколько лет вела дневники о том, что видела и переживала. Ей удалось издать их, хотя в России не хотели слышать ничего, кроме официальной версии событий. Совсем недавно в издательстве «Фолио» вышел новый роман писательницы «45-я параллель». Писательница рассказала о книге и своем опыте в интервью WoMo.

Полина Жеребцова родилась в 1985 году в Грозном и прожила там почти до двадцати лет. В 1994 году начала вести дневники, в которых рассказывала обо всем, что видела во время трех чеченских войн. C 2002 стала работать журналистом. Выехала с матерью из Чечни в Россию, которая была совсем не готова встретить беженцев «оттуда». В 2013 году Полина получила политическое убежище в Финляндии, а в 2017 году — финское гражданство. Полина Жеребцова написала пять книг, изданных на 14 языках мира. Лауреат международной премии им. Януша Корчака сразу в двух номинациях за военный рассказ и дневниковые записи, финалист премии А.Сахарова: «За журналистику как поступок». В романе «45-я параллель» ярко звучит тема противопоставления патриархальных кавказских традиций влюбленным молодым людям одного пола.

Кавказское воспитание и нетрадиционные ценности в новом романе

Я человек мира, космополит. Как и в моем детстве, сейчас у меня в доме Тора, Библия и Коран. Главная заповедь – не делать никому зла. В документальном романе «45-я параллель» я как раз предстаю таким человеком, который ничего не знает о людях нетрадиционной ориентации и выглядит невероятно забавно, верит, что перед ним два брата, хотя это любовники. Роман очень откровенный и честный. Фундаментом для романа стали дневники 2005–2006 годов, которые я вела в России. Это роман о преодолении. Мы приехали из строгого мусульманского мира, словно прибыли с другой планеты, мы беженцы. Мы попадаем на чужую землю, где совершенно другая культура. Мы (я и мама) пришли с войны, где были десять лет. У нас своя тяжелая ноша. Свои кошмары. И мы не находим успокоения или помощи от государства, мы вынуждены каждый день выживать. Взятки. Оскорбления. Запугивания. В это же время мы знакомимся с разными людьми и узнаем их горе, их нелегкую жизнь. Это жизнь без войны. Но лучше ли она? Дно ада оказывается бесконечным.

Повстречав двух парней, которых мы искренне считаем братьями, мы понимаем, что появились друзья. Третья часть романа об их любви, о том, что они представители нетрадиционных ценностей. Разумеется, воспитание, полученное нами в Чечне, не позволяло нам дружить с подобными людьми. О нетрадиционных отношениях в наших краях запрещено даже упоминать. Но мы подружились раньше, чем узнали. И все изменилось. В заключительной части романа, которая называется «Глубокий юг», мы с мамой попадаем в русскую деревню, где творится мистическая чертовщина, люди в основном пьют, это депрессивное место. Роман начинается и заканчивается дорогой. Собственно говоря, роман – это и есть дорога, нить жизни, по которой мы шагаем и приобретаем новый опыт.

Как выжить на войне и в тылу

После войны в Чечне я училась заочно в университете, параллельно работая с детьми в московских семьях. Была няней, учителем. Закончила Северо-Кавказский государственный университет в 2010 году, получила диплом по специальности «Психология» с квалификацией «Психолог. Преподаватель психологии». Тема дипломной работы посвящена психоэмоциональному состоянию детей-дошкольников из неполных семей.

В Финляндии я подтвердила свой университетский диплом психолога в Министерстве образования и неоднократно читала лекции и проводила занятия с людьми, которые пострадали на войнах и в катастрофах, которые обращались за помощью и советами. Над человеком властвуют те воспоминания, которые причиняют ему боль. Нужно научиться мириться со своей болью, дружить с ней, учиться у нее, а самое высшее, что можно достичь, это – преобразовать ее в искусство, закаляя силу и дух. Главное для человека, страдающего посттравматическим синдромом, поддержка родных и друзей. Понимание того, что главный лекарь для себя это ты сам и нужны долгие тренировки на стабилизацию психологического состояния.

Теперь, после того, как человек видел войну, выбросы адреналина в кровь становятся наиболее частыми. Причина панической атаки — выброс в кровь колоссального количества адреналина. Для урегулирования панических атак нужны дыхательные упражнения из йоги, походы на природу, медитации на воду и огонь, и т.д. Осознание того, что ты здесь и сейчас – должно быть в приоритете. Старая истина гласит: помоги себе сам. Человек может взять себя в руки. Но рядом, желательно, чтобы были те, кто его поддержит, посочувствует и направит.

Правила очень простые: при панической атаке первое, что нужно сделать, это «зацепиться» взглядом за настоящий момент. Например, посмотреть на циферблат наручных часов, в телефон, глянуть на носок туфли, на свою ладонь. Ни в коем случае не вертеть головой по сторонам, сконцентрироваться на чем-то одном. Дышать медленно, чтобы нормализовался ритм сердца.

В психологии есть такой метод, когда при стрессовых и депрессивных состояниях клиент, по совету психолога, может написать текст, чаще всего – письмо, а затем перечитать его и сразу уничтожить, то есть вылить свое горе на бумагу, очистить сознание. Дневник отличается сохранением информации на долгие годы, а затем человек иногда принимает решение обнародовать прожитое или, такие случаи тоже известны, уничтожить записи. Мой дневник во время войны в Чечне сохранял веру и надежду. Ведь даже если меня убьют, дневник будет жить. Дневник расскажет о жизни мирных людей под бомбами и тогда наши страдания нельзя рассматривать как совершенно напрасные, то есть таким образом сформировался взгляд на проблему, позволив ей из негативного фактора (война это всегда негативный фактор) преобразоваться в значимую деятельность. Роман-документ «45-я параллель», который вышел в харьковском издательстве «Фолио» о времени как раз после войны, о том, что русский мир озадачил нас еще больше, чем война в Чечне. Потому что мы прочувствовали, как не нужны своему государству, и как в России избавляются от ненужных свидетелей…

Женская солидарность и отношения с мамой

Обычно помогают те, кто сам был голоден, обездолен, беден. Никогда не помогали богатые и сытые, а средний класс в России привык, что покормят обездоленного, но за тяжелый труд. Многие забыли о совести. Женщинам свойственно помогать, особенно, когда они видят перед собой ребенка или старика. У многих включается «материнское чувство». Это преобладает на войне.

На Кавказе жесткое воспитание – обычное дело. С младых лет воспитывается покорность и уважение к старшим. Не всегда беседами, часто розгами и ремнем. Конечно, моих европейских читателей это немного шокирует, однако им стоит знать правду. Тем более что, как вспоминают сами пожилые европейцы, в недалеком прошлом их самих нередко охаживали ремнем, пока они не выросли и не появился закон о защите прав детей.

В детстве я обижалась на маму, а сейчас смеюсь над этими историями и понимаю, как мне повезло: вся жизнь – источник вдохновения. Мама придумала теорию о том, что все дети на Земле делятся на «ангелят», «от чертей остатки» и «ослиную породу». Последняя разновидность встречается в природе крайне редко, достается родителям как тяжелое испытание. Я была упрямым настойчивым ребенком, поэтому шлепки и тумаки несильно помогали.
Конечно, я привыкла работать с младых лет и всегда заботилась о матери, несмотря на ее жесткий характер. Книга «Ослиная порода» о таком непростом детстве была переведена на украинский язык Оксаной Думанской и вышла в этом году в издательстве «Видавництво Старого Лева».

Финляндия и гендерное равенство

Да, здесь преподают равноправие и прививают это с раннего детства. Финское общество очень благотворно влияет на эмигрантов, однако не все соблюдают закон, многие привозят издалека «свою культуру», вернеt, ее полное отсутствие, поскольку являются выходцами из тоталитарных сообществ. Поэтому финнам, да и другим европейцам, с некоторыми беженцами не очень просто, но они стараются их интегрировать и преподают на курсах не только финский язык, но и основы своей культуры.

Я не замечала, чтобы финские женщины в чем-либо уступали мужчинам. Они успешны, хорошо зарабатывают, а мужчины с легкостью могут воспитывать детей и помогать по дому, когда это требуется.

Писатель и язык

Я пишу цикл документальных романов на основе дневников, которые вела двадцать один год. Это будет 6-7 книг. О войне в Чечне мои книги уже вышли, переведены на многие языки мира, сейчас вышел мой новый документальный роман «45-я параллель» о городе Ставрополе, а затем будут книги о Москве и Европе, конечно, с реальными историями реальных людей.

Я пишу на русском языке. Финским языком я пользуюсь в быту каждый день. Когда беженец приезжает в Финляндию то посещает курсы, которые для него бесплатно предоставляет государство и еще доплачивает за их посещение стипендию. Затем, если эмигрант выходит на работу или идет учиться в институт, эта сумма, конечно, увеличивается. Я на финском языке сдала государственный экзамен и получила в этом году финское гражданство.

Мои книги, если считать с журнальными публикациями, переведены на 21 язык мира. Во Франции переиздали мои дневники, в Германии было много выступлений и чтения в театрах, в Эстонии много положительных откликов. Сейчас жду, когда в Украине поставят в театре по моим книгам спектакли. Есть режиссеры, которые над этим работают. Ну а литература — это моя жизнь!

Вела беседу Татьяна Гордиенко

— Читайте также: Светлана Алексиевич о профессии писателя-документалиста

Мы в Facebook