Последовательная сознательность: Этап Slow Food

Как есть медленно, и почему локальные продукты – это правильно, рассказывает Ольга Данько

Глобализация имеет не только преимущества, но и вредные побочные эффекты. Например, глобальные сети питания и фастфуды, где подают совершенно одинаковую еду, в какой бы точке мира вы ни оказались. В противовес фастфудам возникло движение «медленной еды», Slow Food, призванное защищать локальные продукты, их разнообразие и уникальность, а также продвигать идеи здорового питания. Популяризацией «медленной еды» в Украине занимается Ольга Данько, основатель PR-агентства O2PR, которая рассказала о ценности локального питания, поддержке украинских фермеров и своих практиках сознательного потребления.

Как вы пришли к движению Slow Food? Как долго этим занимаетесь?

Мы пришли к Slow Food естественным путем, даже не зная, что это так называется. Мой папа с Закарпатья, мама – с Донбасса, но родители выросли на земле, и этот культ земли в нашей семье всегда почитался. Земля – кормилица, и мы должны уважать людей, которые выращивают продукты. О движении Slow Food я узнала около десяти лет назад, с тех пор мы активно распространяем эти идеи в Украине.

Какова идеология Slow Food?

Она кратко выражена в слогане Slow Food: честная, чистая, вкусная еда для всех. Честная по стоимости – как для фермеров, так и для покупателей. Мы привлекаем общественное внимание к тому, почему важно поддерживать локальных производителей и мелких фермеров.

Чистая в том смысле, что Slow Food призывает заботиться об окружающей среде на всех этапах производства еды.

Что касается вкусной еды, то Slow Food прилагает немало усилий к сохранению традиционных продуктов и рецептов, разнообразия сортов и пород под прессом глобализации. Важный проект Slow Food – «Ковчег Вкуса», каталог исчезающих сортов, блюд, пород животных. Мы призываем всех желающих наполнять этот каталог, например, узнав рецепты у своих бабушек.

Вместе с Карло Петрини, основателем всемирного движения Slow Food

В каждом регионе есть свои локальные сорта и продукты, которые придают этой территории гастрономическую уникальность. В то же время, к примеру, 80% всех яблок в мире – это всего четыре коммерчески успешных сорта. За последние годы с планеты исчезло 28 тысяч сортов яблок. Фокус на определенных сортах чреват тем, что если случится эпидемия, которой они будут подвержены, то люди за короткое время могут вообще лишиться большей части яблок. Страдает разнообразие, исчезают традиционные вкусы.

Slow Food регулярно проводит мероприятие Terra Madre Salone del Gusto, в 2016 году на нем как раз поднималась тема многообразия сортов яблок и участники из разных стран везли свои локальные сорта. Я очень хотела повезти яблоко Путивку, которая была упомянута еще в «Энеиде» Котляревского:
І що його покійний дядько,

Паріс, Пріамове дитятко,

Путівочку Венері дав.

Но так ее и не нашла. Люди помнят такой сорт, но уже не выращивают.

Насколько дорого покупать только локальные продукты?

В стоимости «честной еды» необходимо соблюсти очень тонкую грань. С одной стороны, она должна быть доступной широким массам, а с другой — труд фермера должен быть достойно оплачен. И именно локальная еда, выращенная или произведенная в вашем регионе, отвечает этим требованиям.

Если нам везут бананы из Коста-Рики, то стоимость доставки зашкаливает, и эти деньги идут не тому, кто вырастил бананы, а транспортной компании и посредникам. Кроме того, в процессе доставки транспорт наносит вред окружающей среде. Но еще ладно бананы – они у нас не растут. А помидоры из за рубежа?

Чтобы минимизировать издержки логистики, нужно искать продукты, выращенные в радиусе 100 км от места, где мы живем. Нам в Украине в этом плане проще, чем в Западной Европе, – у нас широко распространены рынки, у многих горожан есть дачи. Мы еще не настолько урбанизировались, чтобы поездка за город для покупок на сельском базарчике была чем-то сверхъестественным.

Как лично вы вовлечены в движение Slow Food?

Я много времени уделяю образовательным проектам в школах: провожу мастер-классы, запустила школьный проект «Сезонный календарь овощей». Например, я  проводила мастер-класс по развитию вкусовой сенсорики у детей: принесла в школу два помидора — один тепличный, а второй с грядки. Не говорила, где какой, лишь спросила, что вкуснее. Дети не смогли ответить, какой с грядки, только различили, что один мягкий, другой – нет, один пахнет, другой – нет. И я поняла, что дети не знают вкус настоящего помидора. Для них эталонный тот помидор, который они едят каждый день, то есть из супермаркета.

Если мы говорим о локальных фермерах, то контролировать их качество легко – вы можете поехать на ферму, посмотреть, как все делается. Сейчас мы проводим флешмоб #EatLocalChallenge и просим людей рассказывать, какие локальные продукты они едят и где их берут. Например, моя семья на протяжении уже 15 лет покупает молоко у одной женщины из села Кодаки. Мы с детьми регулярно к ней ездим, в ее «сельский зоопарк», потому что там есть коровы, козочки, куры, и дети все это смотрят, им интересно. У нас очень хорошие отношения – мы дарим ей подарки на Новый год, на пасху дети ей пекут отдельную пасочку.

Какие препятствия, стереотипы вы видите в распространении движения Slow Food?

Большинство людей у нас в стране только начинает задумываться о здоровом питании. Поэтому мы в первую очередь развиваем образовательные проекты, нацеленные на три главных аудитории: детей, фермеров и коммерческий сектор (рестораторы и торговые сети). Детей, в частности, мы вовлекаем игрой, интересными мастер-классами.

Что касается фермеров и всех, кто работает на земле, то мы призываем их заботится о почве, чтобы она сохраняла свои свойства и оставалась плодородной и для последующих поколений. С другой стороны, нашим фермерам не хватает бизнес-образования. Часто они не могут спрогнозировать урожай, четко сформировать стоимость продукта на длительный период, но это очень важно для работы с торговыми сетями. Поэтому мы помогаем им находить точки соприкосновения. И ситуация меняется – в больших супермаркетах появляются локальные фермерские продукты, даже целые отделы таких товаров. Также мы вдохновляем рестораторов вводить в меню местные продукты и традиционные рецепты.

На всемирном марше Slow Food в Турине «They Are Giants, But We Are Millions» в поддержку фермеров и мелких производителей

Что для вас осознанное потребление? Какой смысл вы вкладываете в этот термин?

Я считаю, что потребление должно быть комфортным и при этом безвредным для окружающей среды.

  • Если мы говорим о продуктах, то покупать их нужно столько, чтобы съесть, а не выбрасывать. Я считаю выбрасывание еды преступлением.
  • Бытовая химия должна быть максимально дружественной к окружающей среде.
  • Бумажные документы и распечатки мы используем по минимуму, почти полностью перешли на электронные носители. А в офисе мы централизованно сдаем бумагу на переработку.

Как прививать детям осознанное потребление?

Только через себя самих. Мы сортируем мусор, эта привычка пришла из жизни в частном доме, где это обязательно. Когда дети к этому привыкли, то они уже не понимают, почему в городе нужно выбрасывать мусор по-другому. В этом работают только традиции и устои семьи. Как родитель ты меняешься ровно настолько, насколько хочешь изменений в своем ребенке, и это очень сильная мотивация.

Узнать больше о sustainability-решениях для бизнеса и о том, как внедрить концепцию 5R, призванную сократить количество генерируемого мусора, вы сможете на Sustainability Марафоне. 31 января спикеры мероприятия расскажут о самом прогрессивном и эффективном, что их бизнес сделал в 2018 году в отношении устойчивости, и «просеют» сделанное через 5R.

Марафон состоится 31 января 2019 года по адресу: Киев, ул. Антоновича, 52, ДЕПО конференц-холл. Ознакомиться с программой вы сможете тут.

ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ (для бесплатной регистрации используйте промокод: ECO-BOOM)

Фото: Из личного архива Ольги Данько

— Читайте также: Етнографія в тарілці: Борщ та інші старовинні страви для стомлених душ

Мы в Facebook