Рене Бергстрем: «Мне сделали женское обрезание в белой христианской Америке»

Когда зло происходит там, где не ждешь

circle-75Жестокая практика женского обрезания ассоциируется у нас с африканскими племенными культурами. В случае Рене Бергстрем операция прошла в церковной клинике с целью «отучить» ребенка от мастурбации.

Женское обрезание мне сделали в 1947 году на «белом» Среднем Западе США. Доктор-христианин удалил клитор мне, трехлетней девочке, чтобы предотвратить мастурбацию. Я помню пронзительную боль и чувство, что меня предали. Мне сказали никому об этом не рассказывать, поэтому я, взрослея, оставалась наедине со своими вопросами: что мне отрезали? А как это было бы, если бы не отрезали?

Постыдный грех

В 15 лет я пошла к доктору, чтобы узнать, что это за щекочущее ощущение на месте рубца. Пошла я, к сожалению, в ту же церковную клинику и доктор пристыдил меня, вручив буклет под названием «Грех самоудовлетворения». Мой первый ребенок и я чуть не умерли при родах, я тогда не знала, что затрудненное деторождение — распространенное последствие женского обрезания. Я, как многие женщины в мире, не знала, что рубцовая ткань не растягивается. Моему акушеру пришлось полностью разрезать мне промежность под местным наркозом, от последствий этого я пришла в себя только через несколько месяцев. Сам акушер был шокирован, узнав откуда у меня шрам. К сожалению, на следующих двух родах этого же акушера не было, а новый акушер воспринял меня, как подопытную мышь в эксперименте. Хирург предложил мне пересадить один мой сосок на место клитора. Я, конечно, в возмущении отказалась. Дискомфорт длился 50 лет, пока рубец не отошел после менопаузы.

Простить — не значит забыть

Сейчас я уже не ощущаю неудобства, да и простила тех, кто мне это сделал. Но простить — не значит забыть. Сегодня я работаю с женщинами, которые подверглись обрезанию. Вместе с моей подругой Филсан Али я создала брошюру о беременности для сомалийских женщин, у которых зашиты половые губы. Там идет речь о том, что перед родами нужно разрезать рубец и не делать ненужное кесарево сечение. Я делаю эту работу, потому что наблюдаю как растет ненависть и неуважение к женщинам, к другим культурам и религиям — будто христианство в США не имеет никаких грехов перед людьми. Я не стыжусь того, что я перенесла обрезание, это моя история. Я — свидетель того, что христианские священники говорили, что мастурбация — грех, а некоторые из них рекомендовали обрезание как профилактический метод. И американская культура восприняла эту форму сексуального насилия, а теперь отрицает, что это было на самом деле.

Как я живу

Как я не сломалась? Благодаря любви и поддержке моего мужа, семьи и других друзей по всему миру. Я начала рисовать 30 лет назад. Рисовать женщин, свободных от боли, от насилия. В свои 72 года я бы хотела, чтобы моя страна стала тем местом, где сочувствуют и помогают страдающим от несправедливости и боли. Я бы хотела, чтобы никто никогда больше не делал женских обрезаний, чтобы женщины жили такими, какими их сделала природа.

Источник: theguardian.com

— Читайте также: Женское обрезание: История одной борьбы

Комментарии

Мы в Facebook