Снова свободна: 9+1 история женщин, переживших развод

О жизни "до" и "после" в книге и интервью Анны Зубрицкой

О разводе говорить в нашем обществе не принято. Это такая же табуированная тема, как потеря ребенка. Зачем кому-то знать о твоей боли? Вдруг будут жалеть? Или винить? Или самоутверждаться за твой счет? А вдруг это кому-то поможет? Кому-то, кто живет в соседнем городе, соседнем доме, соседнем подъезде. С такими мыслями Анна Зубрицкая написала свою первую книгу-поддержку «Снова свободна. 9+1 история свободных и счастливых женщин». В ней 10 историй женщин, переживших развод. Историй разных, со своей болью и радостью, со своими проблемами и победами, объединенных одним — желанием жить и двигаться дальше.

История первая. Авторская

… Вокруг тебя нарисуется достаточно людей, которые будут жалеть «бедных деток», загоняя тебя еще дальше в темный лес твоего чувства вины. Не показывай им тропинку туда, ни за что не показывай! Первыми на меня напали в детском саду и школе. Сначала с жалостью, а потом, когда поведение ребенка изменилось (конечно, бедный, такое пережить, горе-горе), с обвинениями. Казалось бы, это педагоги: они учились общаться с детьми. С разными детьми. Но почему-то они сдаются на первом же «поведенческом осложнении» у ребенка, который три года был любимчиком, со словами: «Их двадцать пять, а я одна»… Совковая школа заточена на развитие комплекса неполноценности у детей и их родителей. В большинстве своем. Чаще всего мне предлагали отвести ребенка к психиатру («ой, извините, к психологу»). Спрашивали, как мы себя ведем дома, не деремся, не пьем ли, развод все-таки… Для меня необходимо было пройти через все это, чтобы таки перестать поддаваться на провокации педагогов и научиться защищать детей от нелепых и надуманных обвинений. Да, они не святые, и активность всегда была их коньком. Но они — мои дети, и они заслуживают экологичных преподавателей, к которым они будут идти каждое утро с улыбкой, а вечером взахлеб рассказывать о прошедшем дне и не чувствовать себя изгоями.

История вторая. Честная с собой

… Я очень долго зрела, потому что мне было страшно уходить — финансово я зависела от мужа, а наш сын — на инвалидности, он ребенок с особыми потребностями. Зрела-зрела, и в какой-то момент у меня случился нервный срыв — все, дотерпела… Я поняла, что с меня хватит, и я больше так  не хочу… Когда я ушла из отношений, то я поняла, чего именно мне не хватало. Я не могла быть собой, потому что мои интересы были на 45-м месте. С моей активностью сложно заниматься только бытом, а мужу это было важно и нужно. Мне сложно было общаться на детских площадках с мамами, где все разговоры сводились к памперсам и рецептам… Первое, что я сделала после развода, — подала на грант и выиграла его. В городе не было нормальной спортивной площадки, я ее сделала… Такие поступки поднимают меня на новый уровень. Я вижу, как благодаря моим усилиям меняется пространство, жизни других людей…

История третья. Легкая

… Это как смерть, наверное. Смерть семьи, смерть какого-то этапа жизни. Даже если ты понимаешь, что все не так, как ты хотела, все равно это кусок жизни — я прожили с ним в браке 15 лет. Действительно было много хорошего… Но все то, что привело к этому решению, конечно, перевесило все хорошее, молодые годы влюбленности. Мы поженились очень молодыми и на каком-то этапе очень по-разному стали расти и развиваться. Я стала очень много в себя вкладывать, строила бизнес, развивалась, училась, хотела, рожала, растила. А он все это делать перестал. Не успевал и не хотел успевать, начал жить какой-то отдельной жизнью, обвиняя меня в том, что я стала мужиком… Мы жили в очень маленькой квартире, родились дети, я говорила: «Подумай, как нам расширить жилплощадь». А он купил джип… Дочка страдала, она его очень любила. А сын… Ему тогда не было восьми, он сказал: «Мама, ты все правильно делаешь. Этот мужчина тебе не подходит. Тебе нужен сильный, смелый, настоящий».

История четвертая. Яркая

… Я очень хорошо помню этот день и все эмоции, с ним связанные. Это благодарность, это очень много слез, прямо океан слез, и третье — боль… Я помню этот момент, когда я просто реву, успокоиться не могу, он вызвал мне грузовую машину, а я стою одна с этими коробками возле лифта, останавливается пассажирский лифт, там мужчина, лет 50. Я говорю: «Можете ехать, я жду грузовой лифт». А он: «Девушка, все будет хорошо, не переживайте»… Я понимала: мне больно потому, что моя жизнь меняется, все становится по-другому, непривычно для меня. Мне больно просто потому, что я живой человек… Я начала активно заниматься йогой, ходить на массажи. И только потом я пошла на работу, сменила место жительства и начала жить как-то по-другому.

История пятая. Я — я

… Будучи в браке, я не могла положиться на мужа, не могла ничего поручить, но я очень этого хотела — это же так логично, когда за семью ответственны двое. Но у нас получалось, что я была сама за себя, одна, муж мне не помогал. Было дискомфортно, но это я поняла уже позже… Когда я узнала об измене, это стало последней каплей — если бы не это, я бы терпела дальше, пыталась все наладить. Но измена — уже ни в какие ворота!.. Мой бывший муж сказал мне про свою девушку: «Я жалею, что не встретил ее раньше, чем тебя». Я понимаю, что это было сказано в сердцах, но я не могу такого сказать, потому что есть дочка. Есть плоды нашего брака, я ни капельки не жалею, я рада, что это было и что развод произошел именно сейчас… Я сейчас учусь быть поколением Z, говорить «я хочу». Я хочу просто потому, что я так хочу. Я учусь хотеть. Прикольно хотеть, когда ты уже взрослая, — можешь пойти и купить себе, что хочешь. Это идет бонусом к ответственности. Я работаю, я развиваюсь, я зарабатываю, я живу.

История шестая. Живая

… В моей семье никто никогда не разводился, родители говорили, что разводиться — это плохо, надо жить ради детей. Только когда я уже рассказала им, что планировала покончить с собой, они поняли, насколько мне страшно было уходить… Они видят, что мне лучше, тем не менее, считают меня эгоисткой, говорят, что я не думаю о детях. Приходится постоянно им объяснять, что мертвая мама хуже, чем живая эгоистка… За эти восемь лет я ни в какие заведения не ходила, я не знаю цен, я не ориентируюсь в магазинах одежды — дорогие они или нет. Я понимаю, что фактически вышла из тюрьмы!.. Когда я планировала покончить с собой, я много плакала, мне было больно и тяжело. И вот тогда я очень много думала о детях, а как им живется? Они ведь тоже ничего толком не видели, не были ни в торговых центрах, ни в аквапарке, ни на море. Я понимала, что с таким отцом дети ничего не увидят, никуда не поедут. Мне всегда казалось, что нужно упасть очень низко, чтобы доказать, что я могу, я выживу. И я упала настолько, что готова была умирать, умирать, умирать. Я мужу даже говорила, что я с ним не живу, я с ним умираю.

История седьмая. Расслабленная

…. Как-то вечером в компании друзей общались, и во время разговора один из мужчин все время тыкал меня носом, что спрашивает не у меня, а у моего мужа, он же мужчина. А у нас глава семьи была всегда я, и решения принимала я, особенно финансовые, о чем и сообщила ему в ответ на его наезды. Они накинулись на меня вдвоем, куда ты лезешь, женщина, тебя не спрашивают, орут на меня. Я говорю: «Мне что, извиняться, что я такая умная и деньги зарабатываю?» Больше всего меня расстроило, что мой муж не только поддержал, а и инициировал этот скандал… По приезду домой мы поговорили, я предложила развестись, а он поддержал… Мне было страшно, я не понимала, как я буду одна. С этим мужем я прожила 14 лет… В итоге я уволилась и уехала к друзьям в село, полный дауншифтинг, слилась с природой. Дочка играла, я готовила еду, мыла посуду, в обед открывала вино, ложилась в гамак и плакала-думала, плакала-думала, плакала-думала… Я поняла, что мне плохо из-за того, что я виню себя в том, что навредила ребенку, постоянно нахожусь в страхе потерять работу, в общем, все, что можно надумать на себя, я надумала… Наконец-то осенило, что надо это все заканчивать.

История восьмая. Спокойная

… Переезд плюс беременность оказались большим стрессом для наших отношений. В очередной ссоре он сказал, что не любит меня. Я говорю: «Тогда уходи, зачем друг друга мучить?» Он предложил подождать до родов. А какой смысл? Он что, меня полюбит, когда я рожу? Не любит — значит, все!.. Я считаю, что 100% ответственности лежит на нас обоих и в любом конфликте виноваты двое. Когда он ушел, мне казалось, что он козел, потому что бросил беременную женщину с третьим ребенком. А потом я начала вспоминать, как я его доставал ревностью… Мы пытались искать на стороне то, чего нам не хватало в семье. Вместо того, чтобы покопаться в своих отношениях и решить этот вопрос, мы его просто усугубляли.

История девятая. Осознанная

… Мы с мужем стояли в коридоре, ждали, пока освободится судья, и, когда она вышла, у нее возникло подозрение, что у нас фиктивный развод. Я не знаю, как ведут себя другие пары, возможно, надо было стоять в разных концах здания и проклинать друг друга, но мы стояли и общались, даже, возможно, о чем-то смеялись. В общем, судья не поверила в наши намерения, пришлось ее убеждать… Мой сын уже около двух лет встречается с девушкой, они вместе учатся. Но в последнее время у них отношения охладели, что-то не ладилось. Они долго топтались в этой ситуации, выясняли, обсуждали и решили остаться друзьями. Девушка спросила, бывает ли так и знает ли мой сын кого-то, кто после любовных отношений сохранил нормальные дружеские. Он ответил, что это его родители, а она согласилась. Дети у нас учатся не тогда, когда мы им что-то вещаем, а когда они на нас смотрят… Оказывается, я тут не просто так, я дала сыну пример того, как нужно заканчивать отношения, и он смог это сделать, это самое главное.

История десятая. Птица Феникс

… Мой бывший муж — типичный абьюзер, причем в очень тяжелое форме. Он не просто гнобил, а полностью уничтожал меня….Я полностью потеряла себя, растворилась в браке… А мой бывший муж воспользовался этим и полностью высосал меня морально — он постоянно из меня брал, брал, брал… Ресурс в какой-то момент закончился, я перестала отдавать, и он перешел к физическим воздействиям. Было очень страшно, при том что у меня не было никакой поддержки извне, я потеряла друзей, никто не хотел общаться с человеком, которого никуда не отпускали. Не то чтобы мне не хватало светской жизни, у меня просто вообще не было никакой жизни… Хотелось прекратить все разом, было невозможно пережить, переварить все происходящее со мной. Дети остановили, конечно же. Я уйду, у меня все закончится, а у них все только начнется. И как они это все переживут? Как они себе это будут объяснять? Это же на всю жизнь — думать, зачем мама это сделала… Когда я сообщала о своем уходе бывшему мужу, дети были в садике… Снова выясняли отношения, говорили о его изменах, коих уже накопилось немало. Он кричал, что ему важно чувствовать себя свободным, а я ему всю жизнь испоганила. Я начала говорить бывшему мужу о своем решении у входной двери, чтобы слышали соседи, сняла обручальное кольцо, сказала «Свободен!» И положила кольцо на полку.

— Читайте также: Попала и пропала: Как понять, что рядом с вами находится абьюзер

***

Анна Зубрицкая, литературный редактор, автор книги-поддержки «Снова свободна. 9+1 история свободных и счастливых женщин», консультант по предназначению

Как пришла в голову идея написать книгу и где вы искали героинь?

В конце прошлого года я совершенно случайно попала на курс Юлии Дикой «Лаборатория первой строчки».  До этого я даже и не думала писать книгу – на то время у меня было десяток заметок о моем путешествии в Индию,  написанных от восторга происходящего, и все. Я себя видела только в бизнесе, в котором на то время была уже около 10 лет. Написание текстов было больше хобби, выражением своего «возможно таланта». На первом занятии в «Лаборатории» я впервые допустила мысль, что вообще могу писать. У Юли есть такая техника – поставить дома на видном месте табличку «Я писательница». Знаете, сработало — позволила себе быть писательницей. Для человека, который никогда не писал, это большое препятствие. Кажется, что нужно окончить институт и получить диплом «Писатель», и только тогда ты можешь считаться автором. Иначе – самозванец. Комплекс самозванца сильно работает именно в творчестве:  кажется, что только стечение обстоятельств привело к написанию классного текста. Не я талантливая, а «оно само получилось», я здесь совсем не при чем.

Я начала писать сначала небольшие рассказы, а затем тексты в стиле сторителлинг. Писала обо всем, что меня волновало в тот момент – о зависимости от мнения окружающих, о том, что тема развода считается постыдной у нас в обществе, о чувстве вины, которое чаще всего мы сам в себе культивируем. Я писала для себя, не дай боже, кто прочитает — настолько это личное. Другое дело рассказы – кто там знает, правда это или выдумка. Это привилегия художественной литературы – написать все, что хочешь. Ведь никто никогда не узнает, было это с тобой или ты это придумала. Так вот, когда текст, который в книге подан в главе «История первая. Авторская», был написан, мне в голову пришла идея: а что, если сделать из этого книгу? Очередной комплекс – заниженная самооценка – говорил: кому вообще интересна твоя история? Кто будет это читать? Кто ты такая? Вот я и решила дополнить книгу историями других женщин, это сделает книгу интересной. На примете у меня уже были три героини, которых я знала лично и восхищалась ими. Пост в Facebook привел ко мне остальных шестерых. Пазл сложился.

Какая из историй удивила лично вас?

Я не могу сказать, какая история меня удивила больше всего, потому что каждая из них для меня космос, недостижимая высота. Я восхищаюсь смелостью и мужеством каждой героини и искренне считаю, что я бы так не смогла.

Что вы открыли в себе за время написания этой книги?

Пока я писала книгу, я полностью пересмотрела свои взгляды на жизнь. Это была психотерапия в десятикратном размере. Когда я писала свою историю, я была в шоке от того, сколько простых, казалось бы, вещей сложно признать в себе, проговорить и простить самой себе. Каждое интервью длительностью 1,5-2 часа я записывала на диктофон и затем сама расшифровывала, переводила в текст. И все это время я жила жизнью героини, даже утром я просыпалась и некоторое время приходила в себя – кто я и где нахожусь. Самый важный вывод, который я сделала в процессе написания книги, — мы не ценим свою жизнь. Хотим другой, какой-то идеальной, ждем подходящего момента, чтобы вот-вот делать что-то значимое, еще немного и я стану тем, кем хочу. А на самом деле, мы уже в подходящем моменте, мы уже живем своей жизнью, только обесцениваем это. Ощущение настоящего момента пришло ко мне именно в процессе написания книги, это как озарение – снизошло такое блаженство, такая откровенная радость, что даже слезы потекли. И теперь я знаю, что это было ощущение «моя жизнь прекрасна именно сейчас».

Какой бы совет вы дали тем, кто переживает подобный опыт?

Я страшно не люблю, когда мне дают советы, и стараюсь не давать их сама. Но если уж нужна подсказка для тех, кто переживает сложную жизненную ситуацию – будь-то развод, кризис любого возраста или пересмотр жизненных ценностей, – то он один: идите к психологу. К хорошему проверенному специалисту, который поможет вам посмотреть на ситуацию со стороны. Мы настолько грязнем в болоте своих страхов, что не видим выхода из ситуации, загоняем себя в глухой угол и создаем видимость конца света. Иногда все, что нужно, – это человек, который развернет тебя в другую сторону и покажет, что выход рядом. А еще помогите тем, кому хуже вас: деткам в интернате, бездомным собакам, воинам АТО, переселенцам – любому, кто просит помощи. Поверьте, это быстро приводит в себя.

А не хотелось ли взглянуть на развод глазами второй стороны — мужчины? Может, будет вторая часть?

В книге есть небольшая часть, где я пишу о разведенных мужчинах, вернее о тех, кто решился на развод первым. О том, что им тоже приходится несладко – общественное мнение и родственники проклинают и ненавидят их. У меня была идея написать вторую книгу с мужскими историями, даже есть на примете три героя для нее. Но вопрос в том, кто будет ее читать – разведенные мужчины или женщины, которые хотят понять мужчин? Нужна ли мужчинам такая книга, как поддержка? Хотят ли женщины понять, почему мужчины разводятся? Готовы ли мужчины говорить об этом? Думаю, что стоит попробовать записать одно анонимное интервью и посмотреть, как среагирует читатель.

В любом случае, вторая книга будет – художественная с такой интересной изюминкой… Интрига, да! Начало уже написано и протестировано десятью читательницами, отзывы однозначны – «хотим еще». Так что я вдохновлена и продолжаю творить!

— Читайте также: Вернуть нельзя пережить: Что делать, чтобы облегчить состояние после развода

Мы в Facebook