Я не мальчик… и не девочка: Небинарность — реальность, в которой будут комфортно жить новые поколения

То, о чем вы боитесь говорить сегодня, завтра станет уже нормой

Розовый или голубой? А что если ваш ответ: зеленый? Небинарная гендерная система, третий пол, гендерно-нейтральное местоимение: все это — реальность, в которой могут комфортно жить новые поколения.

В 15 лет София Мартин объявила на общем собрании учеников и педагогов частной школы Puget Sound: «Я долго думала о том, кто я. И пришла к выводу, что я — небинарный человек, я не мальчик и не девочка». София попросила учителей и студентов 6-12 классов обращаться к ней, используя гендерно-нейтральные местоимения they и them.

Курс сексуального воспитания в современной школе

Год спустя после объявленной во всеуслышание небинарности, София добилась обустройства гендерно-нейтрального туалета в школе и поддерживала других учеников использовать соответствующие их гендеру местоимения. Сегодня Puget Sound, маленькая неформальная школа в Сиэтле, переоборудовала один из мужских туалетов в гендерно-нейтральный, и еще 4 ученика так же, как София, объявили о своей небинарности на общих собраниях.

В Puget Sound стараются быть максимально инклюзивными, включая тему гендера в обязательную программу обучения. И в этом именно ученики задают тон, направляя школу в сторону более инклюзивных методов обучения. «Десять лет назад я на своих уроках и не думала рассказывать о трансгендерных людях,  — говорит Эмили Амбергер, учитель курса основ здоровья в частной школе Шарлоттсвиля. — А сейчас дети спокойно задают вопросы о гендерной принадлежности, о трансгендерах. Это удивительно, как много изменилось за последние годы».

В некоторых американских штатах инициатива уже не становится вопросом отдельных школ. В Калифорнии, например, в 2016 году был принят закон о здоровье молодежи (Healthy Youth Act), предписывающий и государственным школам ввести в программу тему гендерного самовыражения. Кроме того, в Калифорнии теперь предусмотрена третья графа для указания пола в свидетельствах о рождении и водительских правах для небинарных людей.

Там, где гендер — проблема

Тем не менее, есть регионы, где теория гендера воспринимается системой образования «в штыки», там закон запрещает учителям положительно характеризовать геев и трансгендеров на уроках. В штате Алабама, например, учителя «должны подчеркивать, что гомосексуальность неприемлема в обществе и является уголовным преступлением согласно законодательству штата». Родители в этом играют не последнюю роль. Совсем недавно педагог Хлоя Брессак разослала родителям своих учеников емейл, в котором просила обращаться к себе, используя гендерно-нейтральные местоимения «they, them, theirs». Несколько родителей пожаловались руководству школы и учительницу перевели в другой район. Однако есть немало прогрессивных школ и прогрессивных педагогов, которые прислушиваются к ученикам, поднимающим вопросы, касающиеся гендера. И тогда им приходится решать очень насущные проблемы: «Могут ли мальчики носить юбки и не нарушать при этом дресс-код? Если у людей, у которых есть матка есть и менструация, то значит ли это, что все они — девочки? И в какой туалет им, собственно, ходить?» И дело не в том, чтобы научить детей принимать людей с разным гендером, дело в том, чтобы расширить само понятие гендера для каждого ребенка.

Позитивные примеры

Раньше на уроках сексуального воспитания показывали фильмы, где была одна мораль: «Не занимайся сексом, потому что ты забеременеешь и умрешь!», теперь учителя читают на уроках отрывки из таких книг, как «I am Jazz», которую написала Джазз Дженнингс, или «Красный: История о карандаше» (Red: A Crayon’s Story), в которой синий карандаш ошибочно маркировали как красный.

В другой американской школе Green Acres в городе Бетесда ученики попросили пересмотреть дресс-код для выпускников восьмого класса. Обычно девушки надевают платья, а парни — костюмы с галстуками, но ребята хотели бы, чтобы этот список расширился за счет гендерно-нейтральной одежды.

Детям очень хочется узнать о гендере больше, и со временем они будут все чаще спрашивать об этом, и взрослым придется отвечат на вопросы. И бывает и так, что не всегда педагоги и родители в состоянии полностью поддержать ребенка. Героиня статьи The New York Times, 36-летняя мать из Сиэттла, пожелавшая сохранить анонимность рассказала о том, что с трех лет ее дочь называет себя девочкой, одевается и выглядит как девочка, хотя в свидетельстве о рождении указан мужской пол. Когда ей было 6 лет, мама записала ее в прогрессивную школу и поговорила с учителями. Все с готовностью решили поддержать ученицу и ждали от мамы каких-то пожеланий и инструкций: «Если моя дочь проходит через трансформации, это не значит, что я эксперт в данном вопросе. Я тонула в массах информации, но при этом была такой одинокой. Окружающим легко было говорить: следуй за ребенком. Но ей только 7 лет, она не знает, каково ей будет в будущем».

Действительно, что готовит нам будущее, никто не знает, но уже сегодня дети готовы серьезно обсуждать эту тему. Например, в одной бостонской школе, когда учительница задала вопрос о том, что такое гендер, второклассник смело заметил: «Это такая штука, которую придумали люди, чтобы записать тебя в какую-либо категорию». Не правда ли, очень доступное и точное определение?

Источник: nytimes.com

— Читайте также: Быть родителем трансгендера: Когда детям не приходится делать каминг-аут

Мы в Facebook