Софья Коломыцева: «Хочешь быть равной с мужчинами – бери на себя ответственность»

Издатель о ресторанном бизнесе, гендерных стереотипах в отрасли и партнерстве в концепции HeForShe

Сегодня в стране активно развивается ресторанная индустрия, все больших «оборотов» набирает гастротуризм — как внешний, так и внутренний. Рестораны, кафе и фуд-маркеты предлагают не просто вкусную, но максимально разнообразную еду. Рестораторы поддерживают и развивают украинского производителя, а клиенты становятся более разборчивыми и требовательными, что, несомненно, влияет на повышения качества работы заведений. В общем, в Украине идет активный процесс формирования гастрономической и ресторанной культуры.

Важную роль в нем играют гастро-энтузиасты, известные шефы и публичные рестораторы, для которых ресторанное дело — это больше, чем просто бизнес. И, конечно же, нельзя не отметить роль отраслевого медиа. Журнал «Ресторатор» стоял у самых истоков и сегодня он является, своего рода, benchmark индустрии. С его издателем Софьей Коломыцевой, мы поговорили о положении дел в ресторанном бизнесе, гендерных стереотипах в отрасли и бизнес-партнерстве с супругом в концепции HeForShe.

Почему вы выбрали именно эту нишу? У вас когда-то был ресторан?

Я работала маркетологом в большой алкогольной компании, где довольно быстро доросла до маркетинг-директора, и в какой-то момент я вдруг поняла, что хочу коммуницировать не только с конечным потребителем, но и с b2b – ресторатором, сомелье, барменом. Я имела большую экспертизу, мне было что рассказать рынку, но инструментов сделать это не было. Это был 2002 год. И тогда я поняла, что эта ниша в СМИ не занята. В то же время мой муж получил руководящую должность в гостинице «Интурист» в Ялте, и он видел изнутри, как работает отель – все плюсы и недочеты. Так что экспертиза была и у него. Рынок был неструктурированный, нетехнологичный. Это были времена, когда ресторанный бизнес остро нуждался в информации, потому как на кухнях заведений стояли бытовые холодильники, большая часть финансов вкладывалась в оформлении интерьера, а о пароконвектоматах (пароконвектомат — вид профессионального кухонного теплового оборудования, который использует различные режимы сочетания пара и принудительной конвекции для приготовления пищи. – Прим. Ред.) практически никто и не слышал. В общем, мы объединились с профессиональной журналисткой Еленой Тарасовой, и уже с 2003 года начал выходить «Ресторатор»,  первый номер был посвящен кофейням, пароконвектомату и «Козырной карте».

Кто ваши конкуренты?

Что касается отраслевых журналов, то мы практически ни с кем не пересекаемся, потому что наше издание – исключительно о ресторанном бизнесе. Да, на рынке есть «Отельер & Ресторатор», «Академия гостеприимства», но эти СМИ говорят, прежде всего, об отельном бизнесе, поэтому их основная аудитория – отельеры, а наша – владельцы самостоятельных ресторанов, которых мало может заинтересовать журнал, где 70% информации посвящено  управлению гостиницами. Но вот ресторанам, работающим при отелях, мы интересны. Поэтому мы не ощущаем конкуренции, хотя периодически и появляются издания, которые могли бы стать конкурентами, но надолго из них пока никто не задержался. Мы же издаемся с 2003 года, и с тех пор не пропустили выпуска ни одного номера, даже в кризисные 2009 и 2014 годы, чем очень гордимся.

А почему они надолго не задерживаются?

Потому как аудитория специфическая – ее сложно наработать, сложно «раскачать», сложно мотивировать ее начать тебе платить.

У вас есть печатная, онлайновая и смежная версии для подписчиков. Зачем нужна печатная? Насколько она рентабельна?

Учитывая то, что наша аудитория, прежде всего, определяется довольно узкой отраслью (согласно статистике, в Украине сейчас действуют всего около 20 тыс. заведений разных форматов HoReCa, не считая Крым и оккупированные территории Востока Украины), — это первый фактор. Второй – в нашей стране достаточно много людей, которые не готовы или не хотят пользоваться гаджетами по тем или иным причинам, поэтому таких читателей мы можем просто потерять, если перестанем выпускать печатную версию. Уже несколько лет к ряду мы проводим опросы и исследования касательно необходимости печатной версии и, оказывается, что она все еще востребована. Поэтому мы не можем себе позволить на 100% уйти в онлайн. Скажу больше — нам экономически выгодно делать печатную версию и в ближайшие несколько лет мы от нее отказываться не будем.

В основном вы получаете прибыль от проведения ивентов?

Я не могу сказать, что основной доход мы получаем именно от ивентов. Сам по себе журнал был бы не так интересен и не столько самодостаточен, как бизнес, если бы не являлся платформой, на которой есть надстройки в виде других направлений.  Поэтому, когда мы решили развивать новые направления, то отталкивались от одного фактора – мы продаем информацию в любом ее виде, будь то журнал, ивенты, книги В2В, часть которых мы издаем сами, а часть импортируем, онлайн-кейсы, консультирование подписчиков по тем или иным вопросам.

Вы имеете ввиду консалтинг?

Я бы не назвала это консалтингом. Скорее, эти услуги можно назвать фасилитацией, потому что мы работаем под конкретный запрос клиента, очень точечно, выступая в роли коммуникаторов. Мы помогаем находить компаниям людей, а людям – компании, консультируем стартаперов, помогаем поставщикам выйти на рынок и т.д.

Когда Дима Борисов выпустил свое издание «Голод», как вы оценили его СМИ, ведь он не издатель, не журналист, а бывший пиарщик-маркетолог и сейчас ресторатор?

Некогда Дима Борисов издавал журнал под названием «Голод», но конкурентным это издание назвать нельзя, потому что  оно иного толка. Его целевой аудиторией были фуди, гастро-энтузиасты. Они писали о хороших ресторанах и хорошей еде, о хороших продуктах. В общем, Дима и его коллеги делились опытом своих поездок, широкого кругозора . К работе был привлечен Валерий Поляков – журналист по образованию, имеющий опыт издательского бизнеса. Насколько я понимаю, это было СМИ для гостей семьи ресторанов Борисова, чтобы они не скучали, ожидая выноса заказов. Я не знаю причин, по которым его перестали выпускать, вероятно, журнал был преждевременным, а вот сейчас он был бы более востребован с точки зрения интереса людей к хорошим продуктам, хорошей еде, гастротуризму.

Если говорить о том, что Дима ресторатор, взявшийся издавать, то сегодня, как мне кажется, рамки тех сфер, где любой человек может найти себе применение, настолько размываются и вообще, сейчас наступает время коллабораций. И если вам кажется, что вы видите нишу и вам есть что туда вложить, инвестировать знания, время, финансы, то нужно пробовать и искать единомышленников. Именно с их помощью можно закрывать те компетенции, которыми вы не владеете.

Читаете ли вы MMR?

Да! Я нахожу для себя интересные материалы, классные кейсы. Помню, что о проекте PR-агентства Golova Agency — фейковом заведении «Перша львівська хвойдарня», — я узнала именно от MMR. Помню, мы потом сами связались с агентством и сделали свой кейс.

Вы работаете вместе с мужем. Реализована ли в вашем бизнесе составляющая HeForShe? Что муж сделал для этого?

Мне кажется, что тут уместнее было бы спросить, чего мой муж НЕ делал для того, чтобы я чувствовала себя на вторых ролях. У нас партнерство строится на паритетных основах. И никогда в жизни он не вел себя так, что «я – мужчина, поэтому я тут все решаю». Мы всегда договариваемся, решаем все вместе. Он признает мой статус равноправного партнера, ценит мое мнение. Я вообще считаю, что если ты хочешь достичь гендерного равенства в партнерстве, то ты должна и ответственности на себя брать ровно столько, сколько ее берет партнер. Я сплошь и рядом наблюдаю ситуации, когда в критический момент женщина-партнер складывает руки на груди и говорит: «Ну, я же девочка! Я эти проблемы решать не могу!». Это в корне неправильно.

Более того, в ресторанном бизнесе на позиции топ-менеджеров и менеджеров среднего звена, работает много женщин, поэтому к ним прислушиваются. В этой сфере принято гостеприимство поручать женщинам, так как они более коммуникабельные, вежливые, аккуратные. Поэтому на встречах с партнерами, читателями я чувствую себя, как рыба в воде. Я остро не ощущаю гендерную дискриминацию в этом бизнесе, так как тут более-менее выдержан баланс.

Добавлю еще и то, что тут важно воспитание и восприятие. Изначально меня воспитывали грамотно и меня никогда не любили за что-то, а любили безусловно. И это то, о чем стоит говорить девочкам, и это то, что я хочу донести до своей дочери: ее жизнь – это уже подарок, поэтому она уже сама по себе является ценным и самодостаточным человеком, и классно, что она есть. Ей не нужно быть «какой-то», чтобы нравиться, чтобы ее любили.

У вас сменился главред, сложно ли было найти нового?

Матильду Кац мы растили — она 8 лет была с нами, и начинала работать литературным редактором, а уходила уже главредом. Если честно, то на рынке я не вижу профи, которые одинаково хороши были бы и в журналистике, и в издательском деле и в ресторанном бизнесе. Поэтому, выбирая редактора сейчас, мы ориентировались исключительно на журналистские качества.

Вы много путешествуете, которые гастро-города посоветуете посетить гурманам?

Вашим читателям рекомендую отклоняться от популярных растиражированных маршрутов и посещать семейные пекарни, кафе и ресторанчики – те заведения, в которых вы сможете попробовать аутентичную честную еду, любимую местными. Потому как в заведениях, расположенных в туристических местах, вам будут продавать не еду, а красивый вид, например, на Колизей. Но если вы свернете за угол или пройдете пару кварталов, то сможете найти совершенно потрясающие заведения с отличной аутентичной кухней с блюдами из местных сезонных продуктов.

Весна – отличное время для новых идей, проектов и начинаний. Поэтому я желаю читателям WoMo найти свои источники вдохновения – в весенних Риме, Берлине или Львове, желаю не бояться брать на себя ответственность и получать от этого дивиденды и удовольствие!

Беседовала: Ира Керст

Фото из личного архива Софьи Коломыцевой

— Читайте также: Без контролю: Як бізнес та влада відповідають за нашу безпеку

Мы в Facebook