Такое разное материнство: Опыт в 20 и 36 лет

Ирина Метнева о своей трансформации матери как ребенка к матери-взрослой

Ирина Метнева, креативный директор VANDOG Agency, мама двоих детей

От Маши до Вани прошла целая жизнь, и у моих детей, можно сказать, две ментально разные мамы, две удивительно не похожие друг на друга женщины, ужившиеся в одном теле, которое тоже очень изменилось.

Мне 20 лет.

Я мама и я ребенок.

Ночь. Я сижу на кровати в палате роддома, смотрю на крошечное существо и вообще ничего не понимаю. Страх. Любовь. Страх. Любовь.

За неделю до своего 20-летия я стала мамой Маши, девочки, которая, можно сказать, меня воспитала и закалила. Но поначалу я жутко боялась ее, как и себя в роли мамы. Первый месяц жизни с грудным ребенком вверг меня в шок – я оказалась абсолютно неподготовленной к этому шагу. У меня были планы, мечты, желания, от которых я должна была отказаться, и я не понимала, как быть дальше. Я чувствовала, что моя жизнь мне больше не принадлежит, не умела справиться с этим чувством.

Мой муж, на пять лет старше меня, только начинал свою карьеру и много работал, чтобы достичь высот в своей сфере. Я не понимала, почему я целый день одна в чужом городе, почему отец моего ребенка боится взять его на руки лишний раз. Я не знала, где попросить поддержки, к кому обратиться за помощью. Депрессия, усталость и отчаяние, отсутствие помощи со стороны мужа, взаимное непонимание привели меня к мысли, что мы поторопились с созданием семьи, к которой не были готовы.

В 23 года я добровольно стала матерью-одиночкой, которая видела недоуменные взгляды сверстников, приглашающих на вечеринку или обсуждающих свои любовные победы.

Пожалуй, с этого момента началось мое знакомство с самой собой. Материнство отражало, как в зеркале, все существующие комплексы, проблемы и травмы. У меня была идея о том, что моя дочь ни в коем случае не должна ни в чем нуждаться. Также у меня была идея о том, что я все-таки хочу семью, в которой уважение, доверие и любовь – не пустые слова, а фундамент отношений.

Развод оказался настолько травматичным событием, что я еще очень долго приходила в себя, совершая ошибку за ошибкой, встречая не тех мужчин. Чтобы добиться того, чего я хотела в профессиональной сфере, нужно было очень много работать. Чтобы встретить мужчину мечты, пришлось понять, что такое мужчины вообще, а значит — ходить на свидания и общаться. Помню, как-то раз я, опустошенная после очередных неудачных отношений, каких-то неурядиц на работе, легла, тупо уставившись в потолок. Ко мне подошла Машуня, вытерла мне слезы, легла рядом и стала по-детски меня утешать. Мы тогда обнялись и до меня, наконец, дошло, что все у меня на самом деле хорошо.

И в какой-то момент я поймала себя на том, что не понимаю, куда ушли 10 лет жизни моей дочери. Нет, конечно, я была с ней, общалась, знала обо всех делах, тревогах и симпатиях, создавала все условия. Но. Смысл материнства и подлинный кайф от этого я начала испытывать намного позже — когда поработала с собой.

Ребенок – это не инструмент для решения проблем, не ваше продолжение, которое должно оправдать надежды. Ребенок – это личность, которая имеет полное право быть вашей противоположностью. Умение любить, принимать и главное уважать отличное от вас существо называется зрелостью. И вот этой зрелости и не хватало во время первого опыта материнства.

Мне 36.

Я мама и я взрослая.

Я держу на руках Ивана, ребенка, на которого я долгое время не могла решиться.

То когда-то не было нужного мужчины, то денег, то любви, то квартиры, то слишком много проектов, то у клиента съемки намечаются, то мне надо поехать туда и сюда, в общем, этот идеальный момент у работающей женщины не наступает никогда. И можно просто взять и сказать себе и партнеру: давай поговорим и, если у нас есть желание и возможности, давай родим кого-то классного. И желательно суметь договориться о том, как вы будете друг другу в этом помогать.

Я не вижу смысла бросать любимое дело после рождения ребенка. Для меня важно быть в обойме: не терять профессиональной формы и быть востребованной. Новорожденный ребенок только помогает в этом: во-первых, времени катастрофически не хватает и ребенок заставляет мобилизоваться и четко выстраивать приоритеты, во-вторых, возрастают финансовые потребности, поэтому мозг включается с удвоенной силой, несмотря на его активное сопротивление.

Хотя сегодня у меня есть собственное рекламное дело, и я не прекращала работать даже в родильном зале, могу себе позволить быть с Иваном столько, сколько нужно. Я получаю удовольствие от кормления, телесного контакта. Мне хочется постоянно быть вместе. Я скучаю по нему, если отсутствую больше двух часов. К тому же сегодня, если я хочу, беру его с собой, чтобы решить свои дела. Совершенно свободно кормлю грудью в общественном месте. А еще 15 лет назад наличие ребенка на деловой встрече было бы чем-то немыслимым, а грудное кормление на людях воспринималось бы неоднозначно.


С Ваней проявляются те качества, которые я культивировала намеренно, зная, что не обладаю ими от рождения. Я стала целостнее, гуманнее, проще, великодушнее. При этом я знаю цену своему времени, поэтому не поеду на встречу, перспективы которой туманны и не сулят варианта win-win. Скорее отдам это время сыну и дочери.

Я не буду уговаривать человека работать, если причина, по которой он плохо работает, находится, по его мнению, в окружающих. Опять же, разумнее потратить время на детей.

Я не буду соглашаться на низкую оплату своей работы. Мое время стоит дорого, я уже проинвестировала свой профессионализм многими часами труда, прочитанными книгами, полученными образованиями, прослушанными курсами и выходными днями, отнятыми у старшей дочери. Ее я тоже учу ценить свой труд и время, сопоставляя свой реальный уровень знаний с эталонами в ее сфере. Личный пример – то, как ты действуешь, а не то, что ты говоришь, – лучший подход к воспитанию

Мне никогда не были интересны мамские форумы, блоги, ивенты. Пугает атмосфера всеобщего преклонения перед какими-то трендами и теориями, в том числе воспитания детей. Я противница всех этих «надо», «принято», «как считает доктор такой-то». У меня есть моя материнская интуиция и интеллект, поэтому в состоянии сама решить, что подходит для моих детей, а что нет.

В процессе воспитания Маши я нащупала основной принцип, который позволит ей быть счастливее и успешнее по ее собственным критериям. Принцип этот — ответственность за свои мысли, слова, действия. У всего есть последствия, и если что-то пошло не так, ей нужно проанализировать, что стало причиной такого развития событий. Делая выбор – съесть пончик на ночь или танцевать в первой линии, – она выбирает приоритет для себя. Потусить с друзьями или написать эссе для участия в международной программе – опять-таки, она уже понимает, что формирует повестку своей жизни самостоятельно, и это ее ответственность, какой и где она будет. Иногда стоит выбрать пончик и друзей. Я сейчас жестко регулирую лишь два аспекта жизни: здоровье и безопасность.

А еще важно уметь вовремя «включать» и «выключать» маму и переключаться в режим друга. До сих пор учусь закрывать рот, когда первым делом хочется дать оценку поступку или действиям. Помогает упражнение «поставь себя на ее место». И действительно, во многих случаях я в душе понимаю, что поступила бы точно так же, но зачем-то какая-то вредная взрослая тетка во мне пытается отчитать мою дочь.

И если с Машей я взрослела параллельно, то с Иваном я могу быть в разных режимах: и ребенка, и взрослой женщины. И мой внутренний ребенок бесконечно счастлив, что мы снова будем рассматривать жуков, ловить бабочек сачком, прыгать по лужам, ходить на утренники, готовить вместе торт и ждать Ванину сестру после свидания, читая сказки на ночь. А моя взрослая женщина благодарна своим детям за постоянные вызовы, на которые приходится достойно отвечать. И, конечно, за любовь, которой нет конца.

— Читайте также: Я для тебя или ты у меня: Как не потерять себя в материнстве 

Мы в Facebook