Татьяна Калиниченко: «Вокруг меня аккумулируются люди, которым интересно заниматься своим делом»

Дирижер о своем уникальном камерном оркестре, жизненной философии и силе

Татьяна Калиниченко — со-основатель, дирижер и арт-директор оркестра New Era Orcestra и одна их хедлайнеров недавно завершившегося фестиваля высокого искусства Bouquet Kiev Stage. Ей удается привлекать для совместных концертов топовых мировых солистов уровня легендарного скрипача Джошуа Белла. Привычка не поддаваться трудностям позволяет ей с безграничным масштабом увлеченно смотреть в будущее и формировать успешное настоящее. Татьяна Калиниченко  — в эксклюзивном интервью WoMo о руководстве оркестром, работе с музыкантами мировой величины и способности разрешить любые задачи.

Почему вы стали дирижером?

Музыкой я начала заниматься с 7 лет. Лет в 14 проснулось много разных желаний, я даже себе выписывала, кем я хочу быть. Это был и режиссер театра, и актриса, и музыкант, и пианистка. До того, как стать дирижером, я была пианисткой. Еще мне хотелось танцевать — чувство ритма развито очень сильно и больше всего это выражается у танцоров. Я приезжала в Киев и подавала документы в театральный институт им. Карпенко-Карого на театральную режиссуру. Меня собеседовала тогда Валентина Зимняя — актриса и театральный педагог. Мы долго беседовали и она отвела меня в оперную студию на Городецкого, сказав, что театр — это мое, но музыкальный и с оркестром.

Перед поступлением в консерваторию у меня была травма серьезная — я, что называется, переиграла руки. Слишком много практиковала и, видимо, неправильно, так как мышцы пережались. И педагог сказал, что мне нужно думать в направлении дирижирования, потому что обычной специализации будет недостаточно. Тогда мне было 22 года.

Не помню момент, когда решила, что таки буду поступать на дирижирование, но начала к этому готовиться. При поступлении в консерваторию у меня уже была хорошая, высокооплачиваемая работа в другом городе, но пришлось поставить на карту все: переехать с насиженного места, жить в общежитии на стипендию, а не на зарплату. Но это был осознанный выбор. И даже беременность не остановила меня. Я родила дочку, три года была в декрете и после этого поступила.

Сталкивались ли вы с гендерными стереотипами, ведь ваша профессия долгое время считалась «мужской»?

Если поставить рядом мужчину и женщину и проследить их карьерный путь, то мы увидим, что женщине для достижения аналогичных карьерных высот нужно приложить в 10 раз больше усилий и шагов, чем мужчине. И тогда, может быть, на нее обратят внимание. Подобная ситуация не только в профессии дирижера, мы говорим об общемировой тенденции. Мне всю жизнь приходится много трудиться, чтобы добиваться желаемого.

У кого-то может не получиться два раза, и он останавливается. Когда мне было 25 лет, я впервые услышала, что жизнь моя не сложилась. Это было невероятно больно. Крест на мне поставил педагог, человек, который рассмотрел во мне дирижерские таланты и вырастил как студентку и знал ситуацию изнутри. Но ведь карьерный пик не приходится на 25 лет, и если что-то не получается, это не означает, что надо отказаться от своей мечты. Я не понимаю, что такое «нет» или «невозможно», «невыполнимо». Я мыслю по-другому.

Слышала, что сейчас очень хорошее время для женщин-дирижеров, на них появилась некая мода. Профессия на волне популярности уже последние несколько лет в мире. Хотя я не сильно это почувствовала на себе.

Дирижер — публичная профессия. Сейчас стали заметны многие хорошие дирижеры-женщины, но я бы не стала так акцентировать на этом внимание. Вы же не скажете, что идете к женщине-стоматологу. Вы идете к специалисту. Я за мастерство в любой профессии.

Кем вы себя больше ощущаете — менеджером или музыкантом?

Я вынуждена заниматься фандрайзингом. А дирижер — это очень комплексная профессия. У дирижера должно быть такое сильное волевое начало, что только от одного взгляда люди должны тебе подчиняться. Чтобы управлять людьми, нужно быть психологом.

Как художественный руководитель я постоянно подбираю репертуар и изучаю творчество молодых композиторов. А для нас репертуарная тема одна из самых важных, поскольку мы играем всегда что-то особенное. И в каждой программе есть премьера, специально созданное произведение, аранжировка или какой-то особенный состав. По-другому не могу — это черта моего стиля. Репертуар должен быть интересен музыкантам, мне (иначе я не могу работать) и людям, которых всегда надо уметь удивить.

Что значит — руководить независимым симфоническим оркестром?

Один из секретов успеха — это когда ты не повторяешь чужую историю, а творишь собственную, находишь свой путь ценой колоссальных усилий. Создавая New Era Orchestra, я тогда не до конца понимала специфику работы с камерным оркестром. До этого я работала в государственном оркестре. Это очень разные форматы. Камерный оркестр — это когда мало музыкантов и они на виду, отдача у них совсем другая. Тут чем больше даешь, тем больше получаешь.

Вокруг меня аккумулируются люди, которым интересно заниматься своим делом. Видимо, у меня есть кадровый талант. Иногда я могу мгновенно определить, подходит нам человек или нет, даже если мы говорим по телефону меньше одной минуты.

Основной состав оркестра формировался годами и у меня работают лучшие музыканты. Сейчас у нас 27 человек, но состав может меняться в зависимости от конкретной программы. Однажды был большой проект, когда было в оркестре больше ста человек. Надеюсь, больше такого не будет. Я, все же за индивидуальность, и такой формат для меня некомфортен.

Как вам удалось пригласить таких звезд как Джошуа Белл и Кит Армстронг в Украину для совместных концертов?

Подготовительной работы для совместных концертов проводится немало. Это нереальное количество переговоров с лучшими музыкальными агентствами, бесконечный поиск партнеров для реализации самых смелых творческих идей. Рабочий процесс над сотворчеством со звездами мировой величины идет постоянно, но я не люблю обсуждать какие-то идеи. Я говорю только о уже существующих договоренностях и запланированных концертах. Но чудо происходит тогда, когда человек рискует всем ради мечты, которую кроме него никто не видит.

А концерт со звездой масштаба Джошуа Белла — особая история. Это эксклюзив, когда особенно и высокие требования возникают ко всем участникам процесса: оркестру, дирижеру, менеджерам. Ведь это не рядовое событие. Концерт с такими звездами — всегда выход на новый уровень.

Самое интересное, когда прыжок был совершен, то я вообще этого не осознавала, так как было не до этого. Я говорю сейчас о нашем концерте с Джошуа Беллом, который и был вот тем сумасшедшим рывком на другую орбиту. Это концерт изменил нашу жизнь полностью. И я осознала, что произошло нечто особенное уже гораздо позже. Для людей это был просто концерт, но многие хорошие вещи остались для зрителя за кадром. И у этой истории есть продолжение. Это не просто разовая акция, и она уже обросла новыми героями. Я мечтаю еще раз выступить в Киеве с Джошуа Беллом. И мы двигаемся в этом направлении. 

Какие у вас ближайшие планы?

В сентябре мы едем в Швейцарию на фестиваль Septembre Musical. Это уникальный фестиваль, существующий с 1972 года. В этом году New Era Orchestra станет первым украинским коллективом, который выступит на сцене одного их лучших международных фестивалей мира. Благодаря участию в Septembre Musical у нас есть шанс изменить статус оркестра, расширить горизонты, познакомить мир с нашей музыкой и страной.

Фото: Bouquet Kiev Stage, личный архив Татьяны Калиниченко

— Читайте также: Дарла Ділтц: «Я навмисне працевлаштовую мам, бо знаю, наскільки складно їм робити кар’єру»

Мы в Facebook