Валерия Заболотная: «Если убрать учителя как источник абсолютного знания, это активизирует ученика»

Один человек – четыре образовательных проекта

Изменения в системе образования становятся все актуальнее как для молодых людей, так и для родителей нынешних детей, которым в будущем понадобятся какие угодно навыки, кроме тех, что дают нам постсоветские школы и университеты. О запросе на образовательные альтернативы, своем опыте работы над созданием образовательных проектов нового уровня и усовершенствованием классической академической сферы рассказывает Валерия Заболотная, директор по организационному развитию инвестиционно-девелоперской компании UDP, руководитель образовательных проектов KFund.

Образование – это моя страсть, практически все мои проекты были связаны с ним. После окончания факультета психологии Национального университета имени Тараса Шевченко я работала с проектом первого канадского диплома в Украине и ездила в Канаду с группой преподавателей на стажировку. Там были заложены мои первые навыки в профессии преподавателя. После я преподавала как в украинских, так и в западных бизнес-школах, занималась организационной деятельностью, затрагивавшей весь спектр образования, – от школьного до высшего. Я работала с бизнесами над организационным развитием, что в том числе включает в себя обучение (совершенствованию процессов, выстраиванию потоков выполнения задач, оценке компетенций персонала и работе с планами личностного развития и т.п.). Я очень хорошо знаю академическую сторону образования с детства, благодаря маме-профессору постоянно находилась в среде научного дискурса, защитила кандидатскую диссертацию, стала доцентом Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Одновременно я всегда искала возможности совершенствовать системы и подходы в образовании.

Альтернативное высшее образование: UNIT Factory

Мой любимый проект UNIT Factory – украинский аналог французской «Школы 42». Когда в 2013 году я впервые прочла то, что было доступно на английском языке, то там было написано, что это обучение происходит вообще без преподавателей. Я могла такое допустить, однако не понимала, как работает оценивание, отслеживание прогресса, мотивирование студентов прилагать усилия. В традиционной системе очень важно расписание, «пинки» преподавателя, срезы знаний. Но когда я побывала во Франции (еще за 7 дней до официального открытия школы) и узнала, как это работает, то безоговорочно поверила в эту идею, поняла, что это возможность выхода образования на новый уровень. Как говорил Альберт Эйнштейн, «проблему нельзя решить на том уровне, на котором ее создали». Проблему нашего образования нельзя решить на прежнем традиционном уровне. Традиционное классическое образование можно совершенствовать, но все проблемы все равно останутся. На этом же уровне их не решить.

Студенты есть, преподавателей нет

Основная составляющая системы обучения в UNIT Factory известна: peer-to-peer education, оценивание и обучение равных – так работали научные сообщества древней Греции. Самое важное в этом процессе то, что мы убираем преподавателя, учителя как источник «абсолютного» знания. Это активизирует ученика как субъекта знания. Он может не верить, спорить, сомневаться, дискутировать, аргументировать, и главное – не бояться. С преподавателем ученик зажат, туннелирован. Учитывая доступность информации, постоянные радикальные изменения в IT, когда возникают новые языки и технологии, представить, что один-единственный человек знает все — это очень самонадеянно. У каждого человека есть когнитивные ограничения, он может чего-то не знать. К тому же каждый человек исходит из собственного, как ни печально, ограниченного опыта, он не может увидеть весь спектр процессов и возможностей в индустрии.

У нас учатся совершенно разные люди, есть те, кто уже кодили, а есть студенты с гуманитарным образованием. Они проверяют друг друга, и когда гуманитарий, который никогда не кодил, ставит низкий бал «технарю», тот возмущается. Как он может меня проверять, если не знает предмет? Но в этом подходе скрыт глубокий педагогический смысл: «Если ты не можешь объяснить восьмилетнему ребенку суть своей теории (своего подхода, решения), то ты – шарлатан». Спесь, которая иногда бывает у профессионалов, слетает в такие моменты.

Рано или поздно все понимают, что проговаривание, слушание, умение строить продуктивную коммуникацию и  взаимоотношения имеют большую ценность. Мы же все привыкли к условной справедливости и безапелляционному оцениванию (так работает школа). Естественно, поначалу к нам приходили студенты, которые жаловались на эту систему. А мы говорим: «Мир вообще несправедливый, и нужно с этим научиться жить и работать».

Геймификация

Прелесть обучения в таком формате лежит еще и в геймификации процесса. Студенты начинают обучение с нулевым уровнем и опытом, а для успешного окончания обучения им нужно достигнуть либо 16, либо 21 уровня. Они выполняют некие миссии (учебные  задания и проекты), за которые получают опыт и баллы, которые, в свою очередь, аккумулируясь, позволяют переходить на новый уровень. И они, как в сетевой игре, видят успехи других и свои в сравнении с другими — система прозрачна. Когда студенты оценивают работу друг друга, они видят, что у одной задачи может быть много разных решений, ведь написание кода может быть очень разным. И это их сильно обогащает.

Расписание без расписания

Мы работаем без выходных, каникул, круглые сутки – и это тоже дает возможность нашим студентам решать, когда им лучше работать и отдыхать, когда и насколько долго устраивать каникулы. Система работает над активизацией внутренней познавательной активности. Почему не работает дистанционное образование? Мотивация уходит – рано или поздно студент отвлекается на другие дела. Наши студенты работают вместе, постоянно общаются, учатся друг у друга, даже когда обедают на кухне или играют в теннис. Без этого организационного контекста система не работает.

Процесс обучения включает в себя глубокое погружение в материал («бассейн») и проектную деятельность. На наших отборочных «бассейнах» студенты работали по 14-16 часов в течение четырех недель, изучая в такой короткий срок очень тяжелый, низкоуровневый язык программирования С. Когда студент углубляется в предмет, знания накапливаются, нейронные связи формируются, и он показывает прогресс. Но это сильное напряжение – работа по 14-16 часов в сутки каждый день без выходных определенный период времени. К этому нужно быть готовым.

Во время обучения задания накладываются, каждая задача — это своего рода шок (ты можешь вообще не понимать, о чем там написано), времени выполнить все нет (это называется конструктивная неудача), есть дополнительные групповые проекты, дополнительные задания, которые выполнять надо в течении суток, четырехчасовые и восьмичасовые экзамены. Да, это трудно – много людей отсеивается по разным причинам – не готовы так выкладываться, не показали достаточного прогресса, не смогли преодолеть неуверенность в себе и собственных силах.

Во время обучения наш студент должен очень четко осознать – все сделать невозможно, но многое невозможное – возможно, нужно научиться распределять ресурсы, понять, как управлять временем, как расставить приоритеты, как продуктивно общаться, слушать и слышать друг друга. У нас выбор всегда лежит на студентах, и если они его сделали неправильно, то достигают меньшего результата (в том числе и баллов). Самое главное – все происходит естественно и усваивается на собственном опыте. Никто не рассказывает, как на тренинге, как распределять время. Это нужно делать самому.

Наши студенты в среднем будут учиться около трех лет (все опять-таки зависит от каждого), и за это время актуальные языки программирования наверняка поменяются. Они должны научиться очень быстро учиться и стать зрелыми. А это предполагает понимание того, что такое неудача, как вынести уроки из того, что не получилось, что вообще что-то может не получаться и ты не всегда можешь быть отличником. Наша программа сознательно написана так, что все сделать нельзя! Весь выбор языков и технологий объемен – их нельзя освоить все. Нужно выбирать.

Успеваемость – не то же самое, что прогресс

Оценивание у нас тоже не стандартное – если ты набрал больше баллов, это вовсе не означает, что ты пройдешь отбор. Были люди, которые зашли на «бассейн» после гуманитарного факультета, никогда раньше не кодили, две недели ничего не успевали, а потом показали большой прогресс. А были люди, которые имели опыт кодирования, с самого начала имели 60-70% выполнения задач, однако и оканчивали цикл с тем же результатом, то есть по сути у них прогресса не было. В системе оценивания и отбора мы учитываем множество факторов, многие из них не разглашаются, и в результате мы открываем совершенно неожиданные таланты.

Усовершенствование классического высшего образования: Bionic University

Прикладное направление

Bionic University мы запускали в 2012 году и попытались решить главные проблемы классического высшего образования. Мы одними из первых привязали обучение к практике. Прошли почти по всем, существующим на то время, IT-компаниям и сумели убедить и замотивировать их сотрудников читать лекции нашим студентам. В результате это дало отличные результаты.

Soft Skills

У выпускников технических факультетов наших вузов хороший бекграунд – они изучают математику, развивают аналитическое мышление. Разговаривая с сотрудниками IT-компаний, я выяснила, что научить нужным языкам и технологиям после наших вузов в принципе можно достаточно быстро, но студенты не умеют общаться друг с другом, не слышат, замкнуты на себе. И это плохо, потому что на данный момент важнее всего командная работа. Поэтому в Bionic University мы решили обучать и soft skills, и запустили программы и тренинги.

Навыки предпринимателя

Еще один инсайт, который у меня случился в Bionic University, – оказывается, история нашей страны оставила печальный отпечаток на нашей способности рисковать, выходить из зоны комфорта и поступать неординарно. Студентов нужно учить предпринимательству, и мы добавили такой курс. В результате получился отличный, прогрессивный, с точки зрения совершенствования традиционной системы образования, проект, который существует и развивается.

Усовершенствование классического среднего образования: Новопечерская школа

Мне посчастливилось работать в проектной команде создания Новопечерской школы. Несмотря на серьезную законодательную зарегулированность системы школьного образования, в школе были созданы и реализованы невероятно прогрессивные вещи.

Например, система тьюторства, закрепления одного выделенного человека на класс, задача которого — сопровождение класса, его групповой динамики, личностного становления каждого ученика. Фактически этот человек может увидеть потенциал каждого ученика и направить его развитие в нужное русло. Плюс помочь детям научиться конструктивно и продуктивно взаимодействовать. А смена тьюторов каждый год и перемешивание классов позволяет детям не «залипать» в одной поведенческой модели («ботаника», «хулигана», «тихони», «нарушителя»…).

Также школа первой в Украине ввела системную работу по программе “Лидер во мне” — адаптированной для школьников программе освоения 7 навыков высокоэффективных людей. Правильные навыки, стимулирующие личностный рост и эффективное взаимодействие, соединенные с направленностью на баланс в жизни (важность каждого аспекта жизни), дают отличные результаты в воспитании.

Альтернативное среднее образование: Mainstream — освіта для майбутнього

В этом году мы с партнером получили лицензию Министерства образования на среднеобразовательную школу и развиваем проект альтернативного среднего образования. У меня есть небольшой офис, где зарегистрирована школа, и поначалу дети занимались там. Но мы очень быстро выросли, сняли помещение в бизнес-центре – это очень удобно и в то же время ломает стереотип восприятия школы. Когда мы говорим «школа», то думаем о физкультуре, столовке и расписании, тех вещах, которые очень прочно укоренились в нашем сознании. Но, как оказалось, многие готовы к новому формату школы.

Свободные формы обучения

У нас есть акценты на стандартной общеобразовательной программе – математика, украинский, английский языки. При этом дети обучаются в малых группах, и преподаватель занимается с 5-6 учениками в свободной форме.

Поскольку собирается небольшой коллектив, то ко всем детям есть внимание. Как говорил А. Макаренко, «моральные устои хорошо формируются в малых группах». Маленькие сообщества позволяют снять негативные моменты феномена деиндевидуализации (когда в толпе, в большом количестве людей твое самоосознание растворяется и ты можешь совершать поступки, которые никогда не совершишь, если тебя можно идентифицировать — основная проблема урбанизации). В подростковом возрасте у детей происходят существенные перестройки лобной зоны (отвечающей за произвольную регуляцию деятельности), дети действуют инстинктивно-реактивно, например, неадекватно и быстро эмоционально реагируют, забывают на ходу, причем не потому, что они такие непослушные и вредные. Они правда просто забывают. Одновременно в этом возрасте дети ищут себя, пытаются идентифицировать себя в мире, и этот поиск иногда имеет некрасивые формы. Но в малой группе это просто невозможно.

Дети очень хорошо воспринимают информацию. Все мы, как родители, хорошо знаем – школьная программа растянута, «толчет» одно и то же, и рассчитана на среднего ученика. Поэтому те, кто быстро схватывают, быстро отключаются, те, кто долго воспринимают, привыкают делать вид, что все понимают. А в малых группах и в отсутствии бюрократической привязки к формально заложенной последовательности уроков есть возможность увидеть, понял ли ребенок тему, подключить к объяснению других детей.

Междисциплинарная гармония

Если мы видим, что дети не хотят по какой-либо причине заниматься математикой, то прекращаем это и занимаемся чем-то другим. Мы не начинаем и не заканчиваем уроки по звонку. Но мы и не меняем сферу изучения радикально – с биологии вдруг на украинский язык, а работаем более мягко и плавно, используем проектную деятельность, внедряем междисциплинарные подходы. И именно это создает ощущение понимания мира, а не отдельные даты, персоналии и цифры, которые никто не помнит. Кто-то из известных математиков сказал: «Жаль, что дети перестали изучать математику». Они учат чьи-то теории и кем-то выведенные формулы, но не решают задачи и не проживают предмет, а значит – и не запоминают и не понимают его.

Мы привыкли думать, что школьную программу нужно пройти, потому что она развивает кругозор. Но это не так: если нейронная связь, знание о какой-либо теме, активизируется лишь два раза, на одном уроке и перед экзаменом, то потом она разрушается – в нашем мозгу нет ничего лишнего, и он избавляется от всего выученного «на раз».

Альтернативное образование и государство

Такое альтернативное высшее образование, как UNIT Factory, мы можем себе позволить, потому что не аккредитованы в МОН и не будем этого делать принципиально. Аккредитация несет за собой такую бюрократизацию, что мы не сможем так гибко и быстро развиваться, как мы это делаем сейчас. А нам это необходимо – мы пробуем разные форматы, что невозможно делать в министерских рамках.

Со школьной программой хуже, альтернативные школы должны обязательно аккредитоваться, потому что это регулируемая государством сфера. Многие родители рискуют – например, к нам приходили люди, которые уже два года не водят ребенка в школу, а учат его самостоятельно. При этом органы соцзащиты могут подать на них в суд за нарушение конституционных прав ребенка и родители будут вынуждены отдать ребенка в школу или же лишены родительских прав за недобросовестное исполнение родительских обязанностей. Такие родители рассматривают варианты, каким образом можно получить аттестат и выйти из положения, потому что альтернатив у нас очень мало.

Сейчас все больше родителей начинает интересоваться, какое образование будет актуальным в будущем. Повсеместно я вижу невероятный спрос на альтернативный формат. Мне кажется, что альтернативных учебных заведений должно возникать все больше и больше. Многие люди нас спрашивали, не собираемся ли мы открывать филиалы (и по UNIT Factory, и по школе). Пока нет, но считаю, что за такими форматами будущее, и Министерство образования тоже должно подумать, каким образом дать возможность развиваться альтернативным программам.

Фото: Виталий Головин, Bionic University, Новопечерская школа, Mainstream — освіта для майбутнього, из личного архива Валерии Заболотной

— Читайте также: WoMo-портрет: Валерия Заболотная

Мы в Facebook