Вопреки: Как клиническая депрессия изменила мою жизнь к лучшему

Опыт журналистки Ксении Резниковой

Многие люди считают стыдным диагноз «депрессия», будто он имеет отношение к отсутствию силы воли, к лени и безответственности. Все это совершенно не так. Ксения Резникова, журналист, блогер, специалист по коммуникациям, рассказывает о собственном опыте борьбы с депрессией.

Это не история моего преодоления. Депрессию невозможно преодолеть, ее можно только принять и проработать причины, которые завели тебя в беспросветность. Это болезнь-невидимка, которую в нашем обществе не воспринимают всерьез, и от того она в разы более опасная — ее нельзя проигнорировать только тогда, когда она в полной мере набрала силу, съедает без остатка твою способность видеть жизнь в цвете, ощущать на вкус и осязать. Все мы разные, у каждого собственный резерв внутренних сил, свои нюансы психики и способность вовремя реагировать на происходящее внутри себя, но она одинаково выедает человека изнутри и полностью лишает способности воспринимать происходящее рационально.

«Свет гаснет.
Дыра.
Темнота.
Туннель без начала и конца, в котором нет звуков и света.
Черная воронка.
Нет сил жить.
Невозможно заставить себя утром встать с постели.
Бессонница, нечеловеческие головные боли каждый день, тахикардия.
Панические атаки по ночам и расконцентрация внимания днем.
Жизнь пугает все больше и становится опасной.
Я не хочу жить.»

Так описывают свое состояние те, которые столкнулся с этой бедой. У каждого собственная история, но схожие симптомы и каждый ведет бессмысленную борьбу с необратимостью, забирающей остатки сил и приведшей к потере времени, которое можно было потратить на лечение и восстановление. Конечно, это касается только тех, кто не переступил черту и осознал — проблема есть и ее необходимо решать. Тех, кто переступил черту, уже ничего не касается и ничего не заботит, потому что финал депрессии – суицид. Даже если человек, которого болезнь заставила выйти в окно или залезть в петлю, за двадцать минут до этого смотрел на тебя ясными глазами и рассказывал о том, какую плитку купил для ремонта на кухне и на сколько килограммов планирует похудеть к началу пляжного сезона. Угнетенные люди отлично скрывают свое состояние.

Мой опыт

Я не стала исключением. Будучи лидером и победителем по природе своей, который торопится жить и покорять новые вершины, будучи женой и матерью прекрасного сына, я неумолимо и незаметно скатывалась в депрессию несколько лет, пока не иссякла полностью. Процесс этот был незаметным и занял (внимание!) несколько лет: послеродовая депрессия имела место быть, но я, сцепив зубы, отмахнулась от тревожных звоночков и с головой бухнулась в радость материнства, не допуская даже мысли о том, что может быть легче, звонче и… да, радостнее.

В течение последующих несколько лет ситуация усугублялась, но я, как и большинство железобетонных женщин, списывала все на выгорание на работе, бессонные ночи, отсутствие элементарного отдыха, авитаминоз и ПМС, который, казалось, растянулся на бесконечные месяцы.

Иссякнув полностью, и понимая, что мое внутреннее и физическое состояние все больше отклоняется от понятия «норма», записалась на прием к врачу. Казалось, я была готова к тому, что психиатр, который давно и хорошо знал меня по журналистской деятельности, незамедлительно отправит к морю в одиночестве, посоветовав пить холодное шампанское и побольше читать – мол, пора отдохнуть и восстановиться, Ксения.

Ожидания не оправдались. Та полуторачасовая консультация в марте 2016 года невидимой чертой разделила жизнь на «до» и «после». Казалось, это был громкий «пшик», готовность расписаться в собственной никчемности, в том, что не оправдала не понятно чьих надежд и оказалась, в итоге, слабой неудачницей. Той, которая сама нуждается в помощи. С той минуты начался путь к себе – настоящей.

Именно клиническая депрессия, приключившаяся во взрослых тридцать два года, заставила меня замедлиться и задуматься о многих вещах, на которые никогда не хватало времени: чего я хочу на самом деле? Чего не хочу делать категорически? Почему это случилось мной? Как жить полноценно, с удовольствием так, чтобы подобная темнота больше никогда не вернулась в мою жизнь? Чтобы моего сына, которому на тот момент едва исполнилось пять лет, не воспитывала другая женщина, потому что его мама однажды вышла в окно?…

Принять свое состояние

Выход был: чтобы остаться в выигрыше, депрессию необходимо принять, и это будет самым главным шагом к тому, чтобы вернуться в полноценную жизнь. При этом отнестись к заболеванию, как, например, к пневмонии или чему похуже: длительно, серьезно, финансово затратно, возможность корректировки лечения, регулярные и обязательные консультации с врачом и категорическое табу на самолечение в виде самостоятельного назначения себе транквилизаторов или антидепрессантов или их отмена без консультации с психиатром.

Работа над ошибками

Принять свое временное состояние как вынужденную паузу, как ситуацию, которая излечивается и вынуждает тебя поработать над ошибками и заставить относиться к себе по-другому. Внимательнее прислушиваться к внутреннему голосу.  Учиться говорить «нет» и беречь собственные границы. Чуть-чуть больше позволять себе. Чуть-чуть больше любить себя. Чуть-чуть больше отдыхать.

Мифы и правда о медикаментозном лечении депрессии

Тесное знакомство с антидепрессантами, которые я принимала полтора года, принесло немало открытий.

Антидепрессант — это снотворное

Антидепрессант — это не снотворное, и правильный (согласно прописанной врачом-психиатром дозировке!) прием не вгоняет в сон, не превращает в «овощ» или в человека со стеклянным взглядом и слюной, текущей струйкой изо рта.

Обязательная заторможенность

Заторможенности я боялась больше всего — и она оказалась мифом. Я работала в прежнем режиме, пару раз в неделю приезжала в офис и выполняла основной пласт работы на дому, так как еще задолго до отказалась от работы офисного формата. Возила сына на «кукушки» в клинику, читала на ночь, кормила горячими завтраками, не забывала чистить зубы и красить ресницы (себе).

Потеря аппетита

Как бы не так. От антидепрессантов хотелось есть. Очень хотелось. Это был один из побочных эффектов, о которых предупредил врач: в первые недели приема препарата пациент или начинает набирать вес, будучи не в силах справиться с жесточайшим чувством голода, или аппетит снижается едва ли не до критической отметки. Мне не повезло (или повезло?), и моя фигура приобрела более женственные изгибы и четыре лишних килограмма. Если честно, то пять. А еще первые недели наблюдался неприятный, отдающий металлом привкус во рту и ужасная сухость. От нее трескались губы и невозможно было как-то утолить эту жажду. Незаметно прошло.

Либидо на нуле

Здесь — кому как повезет, и в какую сторону качнутся стрелки гормонального фона. Муж до сих пор с затаенной тоской в глазах вспоминает те первые недели, когда мой организм жил в режиме «все пропало, надо немедленно размножаться, потому что неизвестно, наступит ли дня нас завтра?» Потом отпустило, да.

Мертвецкий сон

Нет. Я по-прежнему спала чутко, реагируя на то, что происходит в спальне сына, вставала, чтобы поправить одеяло или принести попить. Качество сна значительно улучшилось и ночные демоны отступили, сон стал спокойнее, уровень тревожности, который зашкаливал, после двух-трех недель приема антидепрессантов и вспомогательного средства, снизился.

Обессиленность и головные боли полностью прошли

Не совсем так. Чувство изможденности и постоянного упадка сил не прошло, но стало менее острым. Я уставала, ведя привычный активный образ жизни, но позволяла себе больше отдыхать и не бежать вперед, не обращая внимание на самочувствие.

Дикие головные боли, которые до начала лечения почти каждый день отравляли мне жизнь, мигрени, вызывающие тошноту, непереносимость громких звуков и яркого света стали более редкими и менее выраженными. Полностью не прошли, нет, но стали не каждодневными и не такими зубодробительными.

Бешеное желание жить

Желание жить, стабилизировалось, но жизнь была на вкус, как кусок картона или попкорн без соли-сыра-карамели. Состояние устойчивого эмоционального плато пришло ко мне только через полгода с начала лечения, после того, как врач, которого не устраивала динамика лечения, добавит антидепрессант №2. Почти сразу же, снова услышав, как пахнет в парке накануне осени и увидев ярко-синее небо над головой, я пойму, что антидепрессанты – это временный выход, передышка, жизненная необходимая угнетенному и истощившемуся человеку, но далеко не панацея и не волшебная палочка.

Принять депрессию – это первый шаг к победе. Быть счастливой без таблеток – это сама победа. И начало долгого пути к самой себе.

Фото: Kersti K

— Читайте также: Послеродовая депрессия и как я ее полюбила

Мы в Facebook