А вы бы поехали на Марс?

Познакомьтесь с четырьмя астронавтками, которые скоро туда отправятся

Серьезно: вы бы поехали? Средняя температура на Марсе – 81 градус ниже нуля. Однако ученые говорят, что через пятнадцать лет люди смогут полететь туда, и, возможно, жить там. Четыре астронавтки: Николь Аунапу Манн, Энн Макклейн, Джессика Мейр и Кристина Хаммок Кох с удовольствием приобрели бы билет на Красную планету.

Еще один шаг для человека, но огромный скачок для женщин!

В первом классе Джессика Мейр нарисовала себя на Луне. Она даже недооценила собственные взрослые амбиции: сегодня, в свои 38 лет, Мейр может стать первым человеко, ступившим на куда более далекую планету: на Марс. Еще один шаг для человека? Да, но еще и огромный скачок для женщин! Сам полет может состояться через 15 лет – именно столько времени займет полное тестирование всех компонентов программы. Правительства многих стан в Европе, Китай и Россия планируют послать свое оборудование для исследования Марса, а частные агентства как SpaceX готовят вместе с NASA астронавтов и планируют коммерческие путешествия. В отличии от лунной программы 1960-х годов, в новой миссии женщины на лидерских позициях: они строят ракеты, разрабатывают скафандры, управляют роботами, которые уже присылают с Марса необходимые данные. Более того, впервые в истории класс астронавтов для этой программы наполовину состоит из женщин. Группа бесстрашных – Джессика Мейр и ее подруги: Энн Макклейн (36 лет), Кристина Хаммок Кох (37 лет), : Николь Аунапу Манн (38 лет) уже побывали в военных миссиях в Ираке, покорили Южный полюс и ныряли подо льдами Антаркиды.

«Я не помню, когда я не хотела быть астронавтом»

NASA набирает новые классы по подготовке астронавтов каждые пять лет, и конкуренция очень высока. Эти женщины были отобраны для класса 2013 года и им сразу объявили, что они – потенциальные участницы миссии на Марс.
Энн Макклейн: Всего было 6100 заявлений в этот класс. Я до сих пор помню, как мне позвонили и сказали, что я прошла отбор: я не могла говорить, я не могла дышать, я начала плакать. Я выросла в городке Спокейн, штат Вашингтон и сколько я себя помню, столько я хотела стать астронавтом. У меня хорошая подготовка: 15 месяцев в Ираке, полеты на боевых вертолетах на передовой. Я пошла в армию из-за чувства долга, но чувствую, что космос – это моя судьба. Да, в мире много военных конфликтов, но исследования космоса несут в себе надежду. Там, в космосе, нет различий между расами и религиями, мы все – команда.
Джессика Мейр: Когда я была маленькой и жила в маленьком городке штата Мэн, я смотрела на удивительное звездное небо, и захотела стать астронавтом. Меня всегда влекло в дальние края и к экстремальным приключениям. Для моих исследований по биологии морей я изучала императорских пингвинов и жила в Антарктиде, где ныряла под слой льда в несколько метров.
Кристина Хаммок Кох: Стена в моей детской комнате в Джексонвилле, Северная Каролина, была вся увешана плакатами на космическую тематику вперемешку с постерами группы «New Kids On The Block». Я всегда хотела работать на NASA, но только добраться мне туда обычным путем не хотелось: заполнять анкеты,летать и нырять. Я хотела попасть туда благодаря моей любви к науке. Потом мне предложили провести год на Южном полюсе, и я согласилась. Там у меня было 10 тысяч галлонов жидкого гелия, чтобы охлаждать телескоп, а лозунг у нас был такой: «Когда на Южном полюсе не достаточно холодно – обращайтесь к нам».
Николь Аунапу Манн: Я, наверное, из тех немногих, которые не хотели быть астронавтами с раннего детства. Я из Пеннгроув, Калифорния, и пока я не стала летать на истребителях в составе военно-морских сил, я и не думала, что могу быть хорошим кандидатом. Полет в космос – пожалуй, самая крутая штука на свете.

mcclain-spacesuit-w724

Полететь на Марс – это практически гарантированно влюбиться

В следующие 15 лет кандидаты будут совершенствовать свои умения как на земле, так и в открытом космосе: высадка на астероиде неподалеку от Луны станет своего рода тестом. Сама миссия на Марс будет выглядеть примерно так: четверо астронавтов проведут две-три недели в космическом аппарате, потом доберутся до большого космического корабля, «базы» и будут шесть-девять месяцев добираться до Марса. На поверхности Красной планеты они будут жить год в специальном здании, которое к тому времени построят роботы. Год в герметически закрытом пространстве вчетвером – это довольно долго. Что их ждет: ссоры? Любовь? Один эксперимент NASA поселил шесть мужчин и шесть женщин в специальном био-куполе на склоне гавайского вулкана, поэтому что произойдет на Марсе ученые могут себе представить.
Сьюзен Белл, психолог NASA: Полететь на Марс – это практически гарантированно влюбиться. Ученые говорят, что есть большая вероятность этого, изучив симулированные ситуации, в которых приходилось совсем разделять группы мужчин и женщин. NASA придется учитывать это посылая мужчин и женщин в совместную миссию на три года.
Марта Ленио, участник симулированного эксперимента, будущая астронавтка: У нас действительно были конфликты, вроде того, чья очередь делать уборку, но ничего такого, с чем мы не могли бы разобраться. Больше всего я боялась, что мне надоест вся эта замороженная, высушенная или обезвоженная еда – но нет, с этим все было нормально.

Жизнь моего сына изменится, пока меня не будет

В полет на Марс членам экипажа будет разрешено взять с собой столько личных вещей, сколько войдет в две коробки из-под обуви. Семью с собой не возьмешь. Три из четырех астронавток замужем, у двоих из них есть дети.
Кристина Хаммок Кох: Я буду ужасно скучать по моему мужу. Когда я отправилась на Южный полюс, я набрала с собой коробок с личными вещами и открывала их одну за другой раз в несколько месяцев. Для полета на Марс я попрошу семью и друзей сделать мне маленькие сюрпризы, я их в определенные дни буду открывать. Открытка-самоделка – лучшее, что можно себе пожелать после 15 месяцев отсутствия дома.
Энн Макклейн: если б я полетела сейчас, я бы хотела иметь возможность видеозвонков, чтобы общаться с моим трехлетним сыном и мужем. Оставить их – единственный минус космического путешествия, они – мое все. Я бы взяла с собой плюшевую обезьянку моего сына: он очень хотел бы видеть ее в космосе.
Джессика Мейр: Мне нужна будет музыка. «Red Hot Chili Peppers». Я попрошу кое-кого из друзей сделать мне сборники, и еще мне нужно как-то читать New York Times.
Николь Аунапу Манн: Если я попаду в экипаж, я обязательно расскажу моему сыну, что я буду там делать. Сейчас ему почти четыре, а тогда ему будет почти двадцать. Его жизнь изменится за то время, пока меня не будет. Именно поэтому для меня участие в миссии – действительно большая жертва.

Автор: Джинни Грейвс
Фото: Бьорн Иоосс

По материалам: glamour.com

Читайте также: "WoMo-эксклюзив: Ануше Ансари — первая женщина-CEO, полетевшая в космос"

Мы в Facebook