WoMo-портрет: Лера Бородина

О естественности - красоты, оптимизма и честности

Лера Бородина, основательница сервиса аренды платьев Oh My Look! и соосновательница бьюти-пространства G.Bar, мама двух дочерей: Сони (8,5 лет) и Маши (2,5 года) рассказывает о реальности предпринимателя, рецепте отличных отношений между детьми и неидеальности, которая так нужна современной маме.

О красоте

У меня с собой ровные отношения, я могу обо всем с собой договориться. Не считаю себя суперкрасивым человеком, но при этом для меня очень важна эстетика во всем. Для меня красивая девочка – это гармоничная девочка, и это выражается не в разрезе глаз или длине носа, а в ощущении себя и гармонии с собой.

Современная жизнь женщины гораздо сложнее мужской жизни. Мир изменился, и мы можем посвятить себя карьере, учебе, в отличие от наших бабушек и прабабушек, у которых не было такой возможности. У женщин сейчас такие же права, как и у мужчин. Но у женщин никто не забирал то, чем мы должны заниматься всегда – быт, дом, дети, муж. Получается так: конечно, круто, если ты учишься, достигаешь поставленных целей, но, крошка, не забудь, что у тебя дома двое детей, и ты должна быть веселой женой, вечером встречать мужа и отлично выглядеть. И это не может не давить на женщину, ведь на нас свалилось множество важных вещей, которые нельзя упустить. Поэтому для меня красивы те женщины, у которых получается гармонизировать эти процессы, и они в этом счастливы.

О дочерях

Всем родителям хочется видеть в детях что-то от себя. У моих девочек разные папы, и они похожи на них сильно, а на меня – вообще нет. Но у дочек мой пол, и мне этого более чем достаточно. Я всю жизнь мечтала про сына, но ровно в тот момент, когда узнала, что беременна старшей дочерью, на меня накатил жуткий страх, что же я с ним буду делать? Мне очень долго, до 32 недели, не говорили пол ребенка. Я уже смирилась, и потихоньку начала подкупать девичью одежду. Но сейчас я уже готова к мальчикам.

Свою первую дочь я рожала, когда у меня вообще не было детей в окружении, ни у одной подружки. На меня и маленькую Соню смотрели, как на космонавтов. Соня была поразительным ребенком, она до года вообще не улыбалась, была таким физиком-ядерщиком. И сейчас восьмилетний ребенок пишет себе графики на день, хотя ее этому никто не учил. Откуда у нее это – вообще не пойму, учитывая то, что я человек вне графиков.

О предпринимательстве

Многим кажется, что вот они уйдут из офиса и будут принадлежать себе, делать, что хотят, жить на Бали и работать оттуда. У меня есть несколько знакомых, которые действительно работают на Бали, но они впахивают точно так же, как и все остальные. Более того, степень ответственности, когда тебе принадлежит бизнес и от тебя зависят люди, невозможно переоценить. Степень стресса, ответственности, количество принятых решений в час несравнимы с тем, если вы работаете в чьем-то проекте.

Мне кажется, что нужно проходить какое-то обучение, период адаптации к новой предпринимательской реальности. Если сравнивать с материнством, то все рассказывают, как быть беременной, но что происходит после рождения ребенка – никто об этом до недавнего времени не говорил. Моей старшей дочери 8,5 лет, и меня никто не готовил к тому, что будет после родов. На курсы беременных, подготовки к родам я радостно ходила, но все, что было потом, было для меня абсолютной неожиданностью, хотя я была сознательной и старалась подготовиться. О том, как начать бизнес, как сделать первый шаг, все могут рассказать. Но к тому, что будет потом, наверное, нужно посвятить больше времени, подготовить себя к тому, чтобы решиться.

В каком бы возрасте я ни была, какой бы сложный период ни был, я никогда не могла представить себя неработающей, а я начала работать рано, в 15 лет. В мире так много интересного, чем можно заняться, что не работать – это вообще для меня не вариант. Когда я приняла для себя эту модель, начала задумываться об Oh My Look! и двигаться в этом направлении в 26 лет, то четко поняла, что хочу прожить свою жизнь в гармонии и счастливо. А для этого я должна управлять этим процессом. И чтобы свое дело получалось классно – оно тебя должно так сильно драйвить, чтобы в моменты экономических спадов и кризисов, ты не сдавался.

Об отношениях между сестрами

У меня получилось сделать так, чтобы у моих дочерей были потрясающие отношения. Соне восемь, Маше два, у них разный возраст и характер, но у нас все получилось. Я все-таки верю в то, что ребенок рождается со своим характером и психотипом, и у родителей в одинаковых условиях вырастают совершенно разные дети. Нам с детьми повезло. Я испытываю огромное удовольствие, когда вижу, как Соня утром одевает сестру, ведет ее в душ и моет. Ревности между ними практически не было.

Наши бабушки и мамы вообще не заботились о том, что думают их дети. Я из другого, думающего поколения, но тем не менее сделала для себя открытия об отношениях детей. Вот классическая история – когда рождается новый ребенок, то старшего отправляют к бабушке в село. Маша должна была родиться в конце мая, и я собиралась отправить Соню на море с мамой. А это категорически запрещено! Потому что когда появляется новенький ребенок, то все функции в семье нужно перестроить уже на четверых людей, а не на троих, как раньше. А когда старший ребенок после месяца у бабушки приезжает домой, то он попадает в другую семью, где все без него работает. Поэтому первые два года детей нельзя разлучать – если вы отдыхаете летом, то делаете это все, если не отдыхаете, то этого не делает никто.

О тайм-менеджменте

Ошибаются все, и я больше всего. Но если никто не умер, то все хорошо. То же самое касается моего личного времени – чем больше дел, тем больше дел. Если раньше я четко знала концепцию «чем больше работаешь, тем больше у тебя времени», то год назад она перестала работать. Я не выдержала и прочла пять отложенных книг о тайм-менеджменте. На третьей я начала осознавать важные вещи, которые до этого не понимала. В одной из книг было сказано, что мы же все говорим себе о том, что сейчас сложный период, нужно поработать, а через полгода будет легче. Как я хохотала! Потому что именно это я себе говорила с момента рождения Маши. Я не ходила в декрет, каждые 2,5 часа ездила кормить ребенка, на четвертом месяце начала сходить с ума, но продолжала себе говорить о сложном периоде. А в той книге был вопрос: «Вы же понимаете, что через полгода у вас будет в два раз больше работы?».

Все наше развитие не связано с моими амбициями быть первой и всех «порвать». Мне скучно без вызовов, мне интересны личные челленджи, меня безумно вдохновляют новые возможности. Когда у тебя нет рамок, то работа может продолжаться бесконечно. И основным инсайтом для меня стало то, что нужно научиться говорить «нет» возможностям, которые на тебя сыпятся. А это безумно трудно.

При этом важно понять, что у вас есть чуть больше времени, чем кажется. Никто не умрет, если вы откроете новый магазин с подарками не 1 июня, а 1 февраля. Ничего же не случится, а бонусом будет то, что темп работы будет чуть спокойнее, и вы сможете «выдохнуть». Учитывая то, что моя главная цель – прожить жизнь счастливо и интересно, то единственный путь – физически тормозить себя, чтобы не сгореть в этом темпе. Я безумно горжусь моей командой и думаю, что 99% успеха принадлежит ей. И если я заигрываюсь и начинаю слишком спешить, то механически торможу, ведь мои девочки не выбирали этот темп.

О воспитании

Пока у меня не было детей, я думала, что воспитывать их противопоказано, нужно любить и поддерживать. И вообще я все знала о воспитании. Я по-прежнему считаю, что детей важно любить и показывать это поступками и словами. Но когда у меня появились свои дети, я поняла, что должны быть рамки – для спокойствия и психологического равновесия самого ребенка. Мир не может крутиться вокруг него, пока он маленький.

Мне бы хотелось, чтобы дочери выросли самодостаточными. Мне повезло, с девочками легче – я представляю, какой бы я сама хотела быть девочкой, и какими выросли бы они. Основной мой запрос – конечно, я бы хотела, чтобы они были счастливы, чтобы у них были инструменты найти себя.

Вопрос принятия – главный, который я извлекла с рождением детей. Свое окружение, мужа, бывших парней, подруг, работу ты выбираешь. Ты не выбираешь родителей и детей. Вообще. И в этом челлендж – принять человека таким, какой он есть. Если он не похож на тебя – смириться с этим и полюбить его таким. Нет других вариантов. Ты не можешь переделать маму и папу, которые старше тебя, ты не можешь переделать ребенка. Попытки это сделать тщетны.

Я – позитивно мыслящий человек, и все вокруг воспринимаю позитивно. Чтобы стать негативным героем моей сказки, нужно очень сильно постараться. А у Сони, особенно когда она была помладше, возникла друга тема – все вокруг не очень, все не так хорошо. Меня это очень раздражало, ведь у ребенка идеальная жизнь! Сейчас она это переросла и стала позитивнее. Но мне было сложно смириться с тем, что мой ребенок – «гундос». Меня как-то спросили, почему я думаю, что мой ребенок несчастлив, будучи «гундосом»? И я поняла, что это логично – каждый находит счастье в чем-то своем. У Сони все логично разложено, она анализирует и, может, поэтому не такая веселая, как я, — она все поняла раньше меня.

О том, чему нужно научить детей

Быть девочкой не так легко. Я хочу, чтобы мои дети выросли бесстрашными. Потому что в нашем сегодняшнем мире, когда ты можешь не получать высшее образование в городе, где родился, а учиться на Coursera или купить курс в Гарварде или Оксфорде – в мире настолько крутых возможностей все, что ты хочешь, возможно. Наши родители не знали, что мир такой, и мы тоже еще то поколение, которое звонило с таксофонов на улице. А сейчас я живу без компьютера уже три месяца и полноценно работаю на смартфоне. Мне хотелось бы дать свои дочкам понимание того, что все возможно. Постараться дать им внутреннюю свободу, уверенность в себе и поддержку. Все остальное – как они захотят.

Я смотрю на других мам и вижу, как они потрясающе решают вопросы здоровья, питания, личной дисциплины. Мне 31 год, и я человек, воспитанный вообще не в спортивной семье, я ела блинчики и макароны, гречку и жареную картошку с колбасой по вечерам. Мы абсолютно ничего не знали ни о системах питания, ни о здоровом способе жизни. Я смотрю на своих одногодок, которые смогли решить эти вопросы, и понимаю, что очень хочу дать это своим детям, воспитать в них правильные привычки. Но это нужно воспитать сначала в себе, поэтому я сейчас нахожусь в работе над этим. Сейчас этого точно не хватает нашей семье. И я понимаю, что в сотрудниках, которые занимались спортом, стержня больше, потому что они делали сверхусилия для достижения результатов.

О стереотипах

В Oh My Look! есть внутренние стандарты. Для меня вопрос естественности – один из главных в жизни. Но я всегда прошу, чтобы мои сотрудники говорили мне, если я предлагаю что-то неподходящее, называли вещи своими именами. Если говорить о внешнем, то, к примеру, искусственные накладные ресницы – против наших правил. Мы хотим, чтобы наши сотрудники выглядели естественно. Я ничего не имею против экспериментов с внешностью, но все равно – тренды проходят, а естественность остается.

Если говорить о стандартах ассортимента, то когда мы открывались, я настаивала, что у нас не будет пайеток, камней и животного принта. Но прошел месяц, появился запрос на пайетки и я поняла, что мы же сервис платьев для специальных событий. Понятно, что у нас никогда не будет костюмов на Хэллоуин. Но пайетки вошли в моду. Более того, я их полюбила и нашла термин «интеллигентные пайетки», с которым могу жить. У нас есть и платья с камнями, и девочки, которым они идут. Но вот животного принта нет до сих пор. Я уже перестала зарекаться по поводу стилистики, но все еще есть платья, которые нравятся мне больше, и те, которые я не люблю. Но это была бы диктатура, если бы я указывала, что выбросить из ассортимента – мы стараемся держаться «золотой середины».

О развитии

Я, как мама с вечным комплексом «неидеального родителя», активно занимаюсь развитием детей. Но я не давлю, понимаю, что у ребенка должно быть свое время. Более того, никаких ожиданий у меня нет – я не хочу вырастить гимнастку или мастера спорта. Моя мама – преподаватель фортепиано, и я, конечно же, девять лет училась по классу фортепиано. После – я ни разу не села за инструмент. При этом все эти годы я хотела перевестись на изобразительное искусство, очень хотела рисовать. Сейчас мама утверждает, что я не говорила ей об этом. А я помню, что все детство просила ее. Сейчас я благодарна ей за то, что таки была занята в дестве правильным делом, но все таки было бы круто, чтобы родители чуть лучше слышали детей.

Соня учится в музыкальной школе, ходит на танцы, всю весну ходила на лекции о художниках и делала репродукции картин. И когда она попросила купить ей книжку про Фриду, я была очень горда. При этом ей, конечно же, интересно блогерство, как всем нашим детям. И я не могу ей запретить, потому что буду, как моя папа, который был не в восторге от моей идеи ходить на курсы журналистов, и вообще – что это за профессия такая? А я ужасно хотела быть журналистом. Когда папа в итоге разрешил мне это – я была самым счастливым ребенком. Нельзя не принимать во внимание изменяющийся мир. Через десять лет все дети будут блогерами, как мы сейчас сидим в соцсетях. Я не готова снимать влог за Соню, зато я готова отправить ее в лагерь, где ее научат снимать видео.

Я бы хотела дать классическую базу – девять лет в школе искусств уберегли мой пытливый ум от очень многих других вещей. Мы все были заняты, и моим окружением были дети из тех семей, которым было не все равно. Поэтому считаю, что в таком развитии есть смысл.

Есть прекрасные истории о том, как с первым ребенком ты очень ответственно отрабатываешь, а со вторым все по-другому. Соня плавала с трех месяцев, Маша еще не была в бассейне – она и так прикольная. Но с осени, надеюсь, она пойдет на развивающие курсы. Маша – очень пытливый ребенок. Она начала говорить так рано, что мы даже не были к этому готовы, если честно. Ей два года, и она может сказать все. Это потрясающий возраст, и я всегда говорю: чтобы получать удовольствие, в семье всегда должен быть в наличии ребенок 2,5 лет. Неважно, сколько у вас детей.

О том, чему научили дети

Они мне дали понимание того, что я неидеальная. Я никогда на этом не зацикливалась, и мне никогда не хотелось быть идеальной, но конечно в своей голове я была очень классной. А когда появились дети, я начала замечать свои слабости – и те, над которыми можно работать, и те, с которыми придется только смириться и постараться нивелировать. Одновременно с появлением детей в моей жизни появилась концепция долгосрочной перспективы, которой раньше не было вообще. Я начала физически ощущать – от того, что ты делаешь сегодня, будет зависеть то, что с тобой будет происходить через три, семь, десять лет.

Ценность честности обычно довольно банальная, и у меня, как и у любого взрослого человека, есть масса примеров, когда я поступала не очень честно. Когда я начала заниматься собственным бизнесом, то в выборе честного и не очень поступка всегда выбираю первый. Потому что мне, никому больше, от этого очень комфортно. Возможно, это вопрос гордыни, я пока не разобралась. Но способность поступать честно, справедливо и не идти на сделку с совестью дает возможность не расстраиваться в период неудач. Когда что-то идет не так, я внутренне знаю, что сделала все правильно, честно. Конечно, я связываю это с детьми, потому что они – наша долгосрочная перспектива.

О досуге

Я очень нетусовочный человек. Мне гораздо интереснее приехать домой и что-то приготовить с детьми, заняться абсолютно простыми домашними делами, которые отвлекают от всего другого. Чтобы диверсифицировать работу и дом, я стараюсь пользоваться отличной схемой, которую придумала одна моя знакомая. Когда ты предприниматель, у тебя нет графика с 9.00 до 19.00 и выходных. Это круглосуточная работа, поэтому единственный вариант – использовать время по дороге на работу и домой. И пока ты в пути, нужно пытаться отключить предыдущий бекграунд и не думать о работе дома и, соответственно, дома – о работе. Мой идеальный выходной – мы садимся в машину и едем, где-то гуляем, завтракаем и обедаем, катаемся. Это абсолютно обычный, человеческий досуг. Для многих он является рутинным, но для меня он очень хороший и переключающий. 

Портрет мамы XXI века

Если сравнивать с XX веком, то это сверхвнимательная и очень заботливая женщина. Она много работает над собой, чтобы вырастить из себя потрясающую маму. Она очень старается, но у всех есть комплекс недостаточно хорошей мамы. Мы живем в эпоху, когда материнство культивируется в разных его ипостасях. Здоровый человек не может делать это все, более того, не должен. Поэтому главный навык, которому должна научиться современная мама, — отпускать себе грехи. После того, как мы научимся всему – готовить правильную еду, кормить детей по часам, научить ребенка не просыпаться ночью, вычислить, какие таланты нужно развивать и заниматься этим, учить читать с шести месяцев. Подумать только, я всем этим занималась – нужно просто расслабиться. Думающие, современные женщины это все уже умеют и знают, им просто нужно постараться не ругать себя и быть легче. В блокноте Oh My Book! для будущих мам, который мы выпускали, была такая фраза: «Нет способа быть идеальной мамой, но так много способов быть хорошей мамой!». Этого достаточно.

Беседовала Галина Ковальчук. Фото: из личного архива Леры Бородиной

— Читайте также: WoMo-портрет: Ольга Данько

Мы в Facebook