WoMo-портрет: Наталья Назаренко

О партнерстве супругов, зрелости детской души и силе рода

Наталья Назаренко, директор по персоналу телеканала СТБ, мама троих детей, Алены (22 года), Вовы (6 лет) и Димы (5 лет), рассказывает о родовом древе, песенках на ночь и о том, как приемный сын Дима стал частью новой большой семьи.

О декрете

Мой муж был в декрете с Вовой. Тогда я работала в фармацевтической компании, моя карьера была на взлете, доход выше, а у мужа был свой небольшой бизнес. Мы приняли решение, что муж пойдет в декрет, и он официально был три года в отпуске по уходу за ребенком. И он крайне серьезно отнесся к своим обязанностям: правильно кормил ребенка, два раза в день гулял с ним, ездил к врачу и знал всех мамочек в округе. Он же делал и всю работу по дому, убирал и готовил, чтобы к моему приезду с работы все было готово.

Разница в возрасте между нашими детьми – 16 лет. Рождение Вовы было осознанным выбором, он очень желанный ребенок. Муж участвовал в родах, перерезал пуповину, а в декрете стал почти «наседкой». На выходных, когда я освобождала мужа от родительских обязанностей, и мы с ребенком выходили гулять, он наблюдал за нами с балкона и контролировал, все ли я правильно делаю. У него Вова никогда не падал, не разбивал себе коленки, а я считаю, что это плохо.

У меня другой подход – нужно следить за безопасностью жизни, но необходима свобода, возможность учиться на боли, которую ребенок испытывает, когда падает. У нас были непримиримые споры по этому поводу, но сейчас, с третьим ребенком нам гораздо легче, по крайней мере, договориться между собой в вопросах воспитания. А с четвертым будет вообще легко. Муж понимает, о чем я говорю, и старается поменять отношение, потому что он слишком опекает мальчиков. Но он открыт, слышит мою точку зрения, хотя ему очень тяжело перестроиться. У моего мужа было бесшабашное детство, когда он ломал руки-ноги, ребра и чудом оставался жив, он отлично понимает, насколько любопытны мальчишки и пытается оградить их от всех опасностей.

О братской любви

На курсах подготовки к усыновлению психолог сказала, что «своего ребенка мы не пропустим, а чужого не заберем». Я была уверена в решении взять приемного ребенка, но немного сомневалась, брать ли нам именно Диму, а муж не сомневался ни секунды. Мы хотели малыша на год младше Вовы и готовили сына к тому, что у него будет младший брат, рассказывали о детях-сиротах. Когда мы обсуждали кандидатуру, Вове было важно, чтобы мальчик не был маленьким, чтобы он не ревновал его ко мне.

14805503_955260524619441_1482916732_n

Между парнями разное бывает – вот недавно они подрались до крови. Но за эти три месяца Вова ни разу не сказал: «Зачем мы его брали, отвезите обратно». Он Диму принял практически сразу. Когда мы поехали делать Диме анализы крови и Вова слышал, как тот рыдает, Вова рыдал вместе с ним и хотел наброситься на медбрата, возмущался, что делают больно его младшему брату. Я спрашивала у Вовы, доволен ли он появлением брата, и он правда рад. Когда возникают противоречия, братья передо мной выступают единым фронтом, не конкурируют за мое внимание – и меня это устраивает. Вова заступается за брата, иногда говорит, что я «перегнула палку» по отношению к Диме.

О досуге

В выходные я встаю рано, медитирую, потом начинаю готовить на кухне. Мы обязательно готовим вместе с детьми – сырники, блинчики, вареники, все то, что можно делать руками. После этого кухня вся испачкана мукой, но я очень спокойно к этому отношусь. Дети мне помогают делать уборку, а после этого мы либо отправляемся гулять всей семьей: в зоопарк, в кино, за покупками, а если на улице холодно, слякоть, то мы развлекаемся дома. Я сама рисую и даю детям возможность тоже это делать. Вова рисует маслом, умеет смешивать краски, правильно вытирать кисточки и мастихин. Дима пока пробует – к примеру, я три часа рисую, и он может спокойно в течение целого часа сидеть у меня на руках, жует бутерброд, подрисовывает что-то.

Когда родился Вова, у нас были три байковые пеленки, в которые его сразу же завернули после рождения. Эти пеленки и сейчас с ним – он берет их с собой, если мы едем куда-то в отпуск или к бабушке с ночевкой. Он запрещает мне их стирать, потому что, как он говорит, появляется «неправильный запах». Я стараюсь не использовать порошок при стирке, и хотя они уже серые, истершиеся, Вова все равно их от себя не отпускает, спит с ними. Дима как-то заметил, что у Вовы пеленки есть, а у него нет, и мы «нашли их в шкафу» и для него.

Обычно я пою детям песенки на ночь, у нас в репертуаре четыре песни, которые я начала петь Вове еще в роддоме, и он их хорошо знает. Вова заказывает «Ой у вишневому садку», «Ой чий то кінь стоїть», «Щедрик» и «Котику сіренький». А потом – сороку-ворону, поцелуй и «сладкий сон». Это своего рода ритуал, который практически неизменен и Дима тоже привык к этому действию, а соблюдение ритуалов – это показатель стабильности для ребенка и формирование позитивных воспоминаний о детстве.

О роде

Я черпаю силы в своем роде, для меня это очень важно. Я сделала дерево рода, как могла, реконструировала семейную историю – из рассказов родителей, бабушек. Мне важно фиксировать события, чтобы они не потерялись, я знаю, чем занимались мои предки, какие они были. Мама рассказывает, что ее род из Житомирской области вымер в Голодомор – почти никто не выжил, осталась только моя бабушка, которая дала жизнь маме, а мама – мне. Узнавая это, я понимаю, сколько было потрачено сил, какой сильной была нацеленность на жизнь, чтобы появилась я, мои дети. Осознав это, ценишь семью еще выше. Моя бабушка по папиной линии привила мне любовь к поэзии и украинской песне, она читала мне Шевченко и всегда пела песни, когда что-то делала. И вообще, воспоминания из моего детства наполнены солнечным светом, льющимся сквозь зеленые листья деревьев. Очень хочу, чтобы и у моих детей были такие же яркие воспоминания.

14794223_955328191279341_706350237_n

Я верю в то, что можно изменить человека почти на молекулярном уровне, перебалансировать его. Ты принимаешь человека в семью, любишь его таким, какой он есть – я верю, что это меняет его на генетическом уровне. Дима действительно принадлежит к нашей семье, теперь он нашего рода-племени.

О том, чему нужно научить детей

Я всегда об этом думаю. О тех вещах, которые я узнала только в 40 лет, хочу рассказать им раньше, а они решат, принимать им это или нет, но я дам им знания. Я хочу, чтобы мои дети научились размышлять, чтобы всегда думали и умели анализировать информацию.

Главная ценность для меня – свобода. Это не автономия, ведь я люблю своего мужа, семью, род, и им принадлежу, я осознанно беру на себя ответственность. Свобода состоит в возможности выбора, где и как жить, заниматься тем, что приносит удовольствие и имеет ценность для общества. Свобода – это возможность выражать свое мнение, давать своим детям образование, поддерживать родителей, иметь активную жизненную позицию и финансовую независимость.

Я хочу дать детям упорство и в то же время гибкость, способность понять быстро меняющуюся среду. Хочу, чтобы мои дети имели высокую стрессоустойчивость и воспринимали перемены как возможность достичь чего-то нового. Эти вещи очень важны с точки зрения выживаемости рода.

О книгах

Старшая дочь «заболела» чтением очень рано: в детстве начала с «Гарри Поттера», и сразу после этого прочла «Мастера и Маргариту», потом Макиавелли, Кундеру, «Атлант расправил плечи». Мы с ней очень любили ходить по букинистическим рынкам, где покупали книги десятками. Сейчас Алена открывает мне такие книжки, об увлекательности которых я даже не подозревала, например, роман Джека Лондона «Странник по звездам, или Смирительная рубашка». Классику Лондона я не люблю, но эта философская книга открыла мне писателя с другой стороны.

14800666_955261001286060_788658724_n

Когда Алене было 20 лет, мы с мужем подарили ей квартиру. Сейчас она живет отдельно, учится на магистратуре биологического факультета Киево-Могилянской академии, увлекается фотографией, живописью. Она поработала в течение года в фармацевтической компании, но решила продолжать обучение, вернулась в науку, и мы ей дали возможность это делать, поддерживаем в этом решении. Она стремится изменить мир к лучшему и это вдохновляет.

Вова только начинает читать, я рада тому, что он уже «заразился» чтением. Он очень хорошо воспринимает информацию на слух и визуально. Он любит телеканалы о природе, Nat Geo Wild, например, откуда узнает совершенно поразительные вещи вроде разных видов змей, о которых я никогда не слышала. Вова очень любит динозавров, а теперь увлекся космосом и с удовольствием читает подаренную энциклопедию об устройстве вселенной.

Дима пока только говорит, что он «умеет читать» и мы его не разуверяем в этом. Он занимается тем, что ищет в тексте знакомые буквы, например, знает, что его буква — «Д» и выделяет ее. Дальше начнем «искать» все остальные буквы. Так и Дима скоро начнет читать.

О балансе work/life

Идеальной мамы, которая работает круглые сутки, делает идеальные сводные таблицы, превосходно выглядит и печет пироги, не бывает. Нельзя успевать все – нужно определить приоритет, а в остальных вещах, вроде уборки или готовки, нужно принимать помощь. Если нужно строить карьеру, семья должна понимать, что мама может приходить с работы и в 23.00, это нормально на некоторое время, пока процессы не отстроятся. В то время, когда я вела реструктуризацию штата крупного холдинга, то практически занималась только этим, читала специальную литературу, проводила много времени на работе, и большая часть моих мыслей была о работе, а не семье. Перед усыновлением я активно готовилась к предстоящей жизни с новым ребенком и на работе, в том числе подбирала такую команду, которая думает в унисон со мной и может на время моего отпуска работать автономно. Я уверена, что везде и постоянно удерживать одинаковый уровень погружения и концентрации невозможно. Женщины, которые действительно могут быть успешными во всех сферах, достигли уровня «Мастер» в концентрации на главном в какой-то период и могут быстро переключать свое внимание. Я еще своего «Мастера» не достигла.

О муже

Мы разделяем обязанности по-партнерски. Я практически не готовлю, кроме выходных, когда мы готовим вместе с детьми. Но такой борщ, как готовит мой муж, я никогда не сварю – и я не собираюсь конкурировать с его идеальными пловами, борщами и мясными блюдами. Советую всем женщинам просить о помощи, а не думать, что «он должен сам догадаться». Это правда работает.

О том, чему учат дети

Некоторые дети рождаются взрослыми. В нашем случае это так. Когда Алене было 10 лет, она оценивала книги, саму жизнь разумом взрослого человека. Мне кажется, что люди не меняются, они – сосуды, чем были наполнены, когда пришли в мир, с тем же и уйдут из него. Сущность, каркас человека неизменны, хотя социальная среда может привить новые знания, привычки. У Димы тоже зрелая душа, просто в детдоме ему не дали возможность развиться. Он цепкий, живучий, и если бы родился в состоявшейся семье, при хорошем уходе его чудесные задатки были бы реализованы гораздо лучше. С детьми нужно общаться как с равными. У них есть свое мнение, и наша с мужем задача – направить их, дать возможность выбора.

14800866_955261887952638_2030174271_n

О стереотипах

Я стараюсь не обсуждать и не осуждать, для меня это главное. Но я всем хочу рассказать, насколько чудесно быть мамой. И в этом я, наверное, носительница стереотипа, так как считаю, что в семье должны быть дети, ведь они дают неповторимое, уникальное счастье.

Портрет современной мамы XXI века

Родители должны быть ориентированы больше на ценностные, а не материальные вещи. Например, если ребенок упал, запачкался или порвал одежду и плачет, мама не должна ругать его за испачканные джинсы, а заботиться, прежде всего, о ребенке. Ушибся? – обними, успокой и… поднимаемся, отряхиваемся и идем дальше, а одежда – это возобновляемый ресурс. Важнее уверенность ребенка, что его принимают и любят, а не «строят» за грязные коленки. Нынешние мамы воспитывают наше будущее – нужно радостно принимать ребенка, и тогда он растет здоровым, свободным, может учиться на своих ошибках и быть откровенным с родителями. Не важно, работает мама или нет, но она должна быть личностью, хотеть чего-то для себя лично. Не обязательно работать «с 9 до 6», можно рисовать, заниматься волонтерством, писать книгу – все, что угодно, только не растворяться в детях и муже. А то рискуете себя потерять в этом растворении.

 Беседовала Галина Ковальчук. Фото из личного архива Натальи Назаренко

— Читайте также: WoMo-портрет: Виктория Пташник

Мы в Facebook