Женщины Польши: «Страшно жить в стране с такими жестокими законами»

Пять женщин о запрете абортов

Польша в последние дни – в фокусе внимания европейских СМИ, но не благодаря каким-то улучшениям в стране, а из-за ужесточения законодательства. Главной темой стали принятые законы о запрете абортов, которые разделили общество и вызвали ряд протестов. Женщины в Польше выступают против того, что власть страны не только лишит их власти над своим телом, но и поставит их жизнь и здоровье под угрозу.

Хронология событий такова – в апреле этого года доминирующая в польском Сейме праворадикальная партия «Закон и справедливость» (PiS) приняла к рассмотрению предложение группы активистов полностью запретить аборты, закон под названием «Стоп аборты». Несмотря на альтернативное предложение, «Спасем женщин», предполагающее либерализацию законодательства об абортах и протесты, продолжавшиеся в стране все лето, 23 сентября парламент принял закон о запрете в первом чтении и отдал комитету на доработку. Поэтому организации по защите женщин, левофланговые партии и все неравнодушные приняли решение продолжать протест – следующий митинг в Варшаве назначен на 1 октября, а общая забастовка женщин по всей стране — на 3 октября. У польских женщин для этого есть веские причины, ведь есть и закон, запрещающий внематочное оплодотворение как неэтичное с точки зрения церкви (пока его только внесли в парламент на рассмотрение). А это значит, что бездетные пары в Польше потеряют последнюю надежду завести ребенка.

Мы спросили мнение женщин, живущих в Польше, о сложившейся ситуации, настроениях в стране и их отношении к запрету абортов.

Агнешка Юрасинська, 28 лет, специалист по обеспечению качества в IT-компании, г. Познань

Agnieszka

Мы впервые столкнулись с такой ситуацией, так как все предыдущие попытки запретить аборты после 1989 года были отвергнуты в первом чтении. Нынешний закон принят к рассмотрению – парламент Польши стал заложником радикальных католиков, которые много лет добивались запрета. Некоторые депутаты разделяют эти праворадикальные взгляды, но большинство просто делает реверансы своему католическому электорату.

Запрет абортов — попытка подорвать право женщин решать, что им делать со своим телом, но также это угроза нашей жизни и здоровью. Закон полон расплывчатых формулировок, которые можно трактовать как угодно, и из-за этого почти каждая беременная женщина рискует стать «невольной убийцей нерожденного ребенка». Криминальному преследованию подвергается даже прерывание внематочной беременности и усложнения от инвазивных методов перинатальной диагностики. Как обычно, первыми жертвами этого закона станут небогатые женщины, которые не могут поехать за границу или заплатить много денег за подпольный аборт.

14446494_10206111461019111_1190560021_o

С апреля этого года я участвую в протестах, организованных партией «Вместе» (Partia Razem) и разными феминистическими организациями. Как левофланговая партия мы боремся не только с этим вопиющим проектом, но и с законом, принятым в 1993 году, который ошибочно описывают как «компромисс». В протестах за права женщин я вижу образовательную ценность, просвещение менее вовлеченной части общества, а с другой стороны, мы показываем парламенту, что следим за его деятельностью и не устанем бороться за наши права. У меня есть и личные причины протестовать: я боюсь за свою жизнь и здоровье и предпочитаю действовать, чем пессимистически думать о будущем.

В обществе успешно доминируют праворадикалы, никого уже не шокируют надоевшие до зубного скрежета сравнения абортов с Холокостом. Но, несмотря на то, что польская католическая церковь много лет подряд твердила, что аборты – это зло, недавние опросы показывают, что большинство поляков против ужесточения законодательства. Например, организация «Спасаем женщин» (Ratujmy Kobiety) подала петицию за либерализацию закона, которую подписали 200 000 человек, вдвое больше необходимого минимума.

Анна Дида, 31 год, маркетолог, г. Варшава

circle (11)

Я не хочу делать аборт. Но я хочу иметь право выбора. У меня такое ощущение, что правительству на это наплевать. Люди в правительстве заботятся об интересах только каких-то определенных групп населения. Польша становится страной, где многих людей перестали слышать. Где у людей начали забирать их основные права. Где женщинам отводится роль машин для деторождения. Это оскорбительно, что государство желает контролировать каждый аспект нашей жизни. Они выступают против «таблетки следующего дня» — почему? Говорят: женщины пользуются ею слишком часто, это опасно для их здоровья. То есть все это ради нашего блага? То же самое и об аборте: эти политики говорят, что они спасают не рожденных детей и женщин, «которые страдают от психологической травмы после аборта». И поэтому они хотят ужесточить закон, который и так уже самый строгий в Европе?  Они, наверное, забыли, что у нас есть не только матка, но и мозги.

DMF_1180

Анти-абортисты хотят разрешить аборт только в том случае, если жизнь матери будет в опасности. А врачи уже сейчас говорят, что не будут браться за аборт, если рискуют сесть в тюрьму, да еще и на три года. Я работаю и плачу налоги, но если я забеременею, мне будет отказано в соответствующем медобслуживании: некоторые анализы несут небольшой риск выкидыша, поэтому их тоже запретят. Что еще страшнее, так это то, что в нашей стране женщины и так нечасто обращались в полицию в случае изнасилования, потому что не хотели, чтобы их обвиняли в том, что они «сами виноваты». А теперь они туда совсем не будут обращаться, иначе полиция сообщит куда надо и женщину заставят рожать. Это настоящий подарок насильникам, не так ли? Мне кажется невероятным, что в Европе в 2016 году у нас хотят отнять наши основные человеческие права. Мне совсем не по себе от этого и мне очень хочется уехать в другую страну.

Рената Юрасинська, 53 года, преподаватель в Университете Жешува, г. Дынув

Renata

Нынешнее правительство и президент, кажется, верят, что Польша – исключительно католическая страна, и ее граждане должны поступать по законам церкви, а не следовать своим личным убеждениям. Благодаря этому на первый план выступили общественные организации, пропагандирующие «защиту жизни с момента зачатия».

Я протестую против запрета абортов. Политики не могут принимать самые важные решения, касающиеся жизни любой женщины. Это отвратительно – принуждать женщин рожать детей с физическими недостатками или рожать после изнасилования.

DSC_9645

К сожалению, я живу в маленьком городке, расположенном в крайне религиозном регионе Польши, где протесты и марши – неслыханное дело. Поэтому я как могу протестую против запрета абортов – присоединилась к «Черному протесту» (#czarnyprotest) в соцсетях, пытаюсь говорить с людьми о проблеме. Реакция очень разнообразная – начиная от поклонников полного запрета абортов, которые часто говорят о защите невинных жизней (боюсь, лишь до того момента, пока это не коснется их лично), до приверженцев «золотой середины» и тех, кто предлагает либерализацию и разрешение абортов «по запросу». Мои личные взгляды ближе всего к срединной группе. Хоть проблема запрета абортов не касается меня лично ввиду возраста, но у меня три дочери, и я боюсь за их будущее в стране с такими жестокими законами.

Ирина Костышина, 28 лет, художница, г. Киев

Iryna

В этом году я находилась в Польше в городе Познани на творческой стипендии и наблюдала за протестами с самого их начала. Впервые информация о возможном полном запрете абортов прозвучала 1 апреля и, к сожалению, это была не первоапрельская шутка. Уже на следующий день стали организовываться сообщества в Facebook, появились первые лозунги. В воскресенье в разных городах, и в Познани в том числе, прошли первые небольшие демонстрации после церковной службы, на которой должны были озвучить идею о «недопустимости прерывания жизни». На YouTube появилось видео, как женщины в знак протеста против готовящегося закона массово встают и выходят из костела во время зачитывания этой проповеди.

Главным символом протеста сразу стала вешалка, как один из довольно жутких «домашних способов» прерывания беременности. Изображение вешалки использовали на плакатах, с ней фотографировались в рамках интернет-флешмоба, вешалки приносили на акцию возле познанского офиса правящей партии PiS. Также активистки придумали акцию «Вышли вешалку пани премьерке» — предлагалось в знак своего несогласия выслать вешалку на рабочий почтовый адрес польского премьер-министра Беаты Щидло, которая высказалась за полный запрет абортов.

14438996_10154524532493609_1689470332_o

Спустя неделю на площади Адама Мицкевича в Познани прошла массовая манифестация, где звучали такие лозунги: «Мое тело – мой выбор», «Нет согласия на такие методы», «Хотим рожать по любви, а не насильно», «Мертвая мать не обнимет» (это касалось предложения сохранять беременность даже при возможной угрозе жизни матери). В следующие месяцы и многочисленные протесты, и маленькие пикеты проходили во всех крупных польских городах, также шел сбор подписей за инициативу гражданской организации «Спасаем женщин» (Ratujmy Kobiety) по либерализации законодательства касательно абортов. В конце мая в Познани в рамках акции «Верни себе ночь», посвященной теме насилия над женщинами, снова говорили о запрете абортов как еще одной форме насилия.

Мне показалось интересным, что на всех манифестациях можно было увидеть очень разных людей: и девушек-подростков, и мам с детьми, и совсем пожилых женщин, и, кстати, довольно большое количество мужчин. Хотя к организации протестов подключились разные гражданские организации и оппозиционные политические силы, в них был минимум политической агитации.

DM2_7733

Должна сказать, что отношение к абортам в польском обществе достаточно неоднозначное: хотя  польское законодательство в этой сфере и так до сих пор было одним из самых суровых в Европе, большая часть людей  воспринимала это как должное. К сожалению, свою роль сыграло и то, что в Польше, как и в Украине, есть проблемы с информацией в плане сексуального образования и в то же время высока роль религиозных норм. Поэтому общественным сознанием можно легко манипулировать с помощью разных страшных историй, пользуясь тем, что многие люди просто не разбираются, чем отличается медикаментозный аборта на самых ранних сроках от искусственных родов на поздних. Кроме этого, разными пролайф организациями периодически предпринимаются попытки ограничить использование методов так называемой «экстренной контрацепции», которые также называют чуть ли не «убийственными таблетками». Из бесед я поняла, что у протестующих условно есть два лагеря: умеренный — за сохранение текущего положения дел без ужесточения, и более радикальный (и менее численный) —  выступающий за либерализацию законодательства, разрешения абортов на сроках до 12 недель. Кроме этого, часть активисток выступает за бесплатное медицинское обследование, распространение контрацептивов и обязательное введение сексуального образования в школах – в общем-то, то с чего и стоило бы начинать государству, если политиков действительно беспокоит статистика абортов.

Сейчас я слежу за ходом протестов уже из Украины. К сожалению, польский сейм все-таки принял закон в первом чтении, поэтому акции продолжаются. Для меня участие в них, хоть я и не являюсь польской гражданкой, было и остается очень важным. Сейчас нужно максимально поддержать протест польских женщин и ни в коем случае не допустить введения закона, иначе этот прецедент могут попробовать повторить в других странах, в том числе и в Украине, ведь отношение к женщинам в целом у нас явно не лучше и некоторые политические силы уже пробовали поднять этот вопрос.

Малгожата Левандовска, 32 года, преподаватель, докторант Варшавского университета

circle (12)

Я считаю, что этот закон наказывает женщин за их сексуальность, отбирает у них достоинство и навязывает страх. Я даже не могу себе представить, что 12-летнюю жертву изнасилования могут посадить в тюрьму, в случае если она сделает аборт, или  что будет, если заставят рожать женщину, ребенок которой имеет такие патологии, с которыми он просто не выживет, появившись на свет. Я считаю, что этот закон — жестокость в чистом виде. Польки знают (уж конечно, лучше, чем церковники и политики), что аборт — это всегда сложное решение. Никогда и ни для кого это не пустяк.

13140890_10154156778844347_637774007_n â-- kopia

Те люди, которые голосовали за новый законопроект (а это народная инициатива) — фанатики, невежды и просто не понимающие всей проблематики, они следовали какой-то своей идеологии. Возможно, они даже себе не представляют последствий для миллионов женщин в моей стране. Жаль, что те, кто орет громче всех — чаще всего мужчины или уже в таком возрасте, в котором ни зачать, ни родить не могут. Жаль, что многие люди называют наш протест «шумом, под который хотят принять более важные законы». А я думаю, что это касается всех нас, детей и взрослых, мужчин и женщин, но особенно женщин. Речь не только о законе, но и о нашей свободе выбора, поэтому мы и протестуем. И никакие это не права меньшинств: женщины в Польше — большинство.

Фото: fot.Majewski

— Читайте также: Хиллари Клинтон: «Безопасный аборт должен быть правом не на бумаге, а в реальности»

Мы в Facebook