Профориентиры: Чем занимается сценарист

Алла Сницар о жизни как в кино

Для того, чтобы создать фильм, нужна целая команда высококлассных специалистов. Но все киношники имеют работу только благодаря одному человеку — сценаристу. Это он, а в нашем случае, — она, придумывает сюжет и то, как это будет выглядеть на экране. Что это за профессия и каковы ее радости и горести, рассказывает автор сценария к многочисленным фильмам, драматург, писательница и мама самой заводной девочки Юли — Алла Сницар.

Если бы меня спросили, кем я являюсь большей степени – писателем или сценаристом, то я бы выбрала второе. Место моей работы, к счастью, уже давно не ограничено рамками офиса. Я шла к этому целенаправленно, так как однажды поняла, что необходимость находиться в определенных стенах плохо сказывается на вдохновении. Я люблю писать в кафе. В разных. Мне не мешает шум. Работая, я полностью отключаюсь от внешнего мира. При этом звуковой фон и движущаяся картинка перед глазами — обязательны. Мне так комфортнее. Наверное, так в подсознание идет сигнал о том, что все хорошо, жизнь прекрасна. Люди пьют кофе, общаются, смеются, тихо играет музыка… Хотя, когда над головой «дамокловым мечом» нависает дедлайн и нужно работать 25 часов в сутки, то я могу писать где угодно, даже сидя на бордюре… Был период, когда я очень сильно выбивалась из графика, поэтому использовала каждую свободную секунду – перемещалась по городу исключительно с диктофоном, наговаривая на него диалоги. Входя в образы, я забывала, что иду по улице. Мои герои спорили, ссорились, смеялись, признавались в любви… Думаю, со стороны меня можно было принять за городскую сумасшедшую.

С чего началась ваша карьера сценариста?

Если бы не муж, то вряд ли я стала бы сценаристом. Это он взял и отнес мою повесть на канал 1+1. Я не просто не верила в успех сего безнадежного предприятия, а и смеялась над решением мужа. Ведь это даже не сценарий был… Но в итоге получился 8-серийный фильм.

Где учат на сценариста?

В профильных вузах. В институтах искусств, культуры… Я по образованию – театральный режиссер, училась в Харькове. Основы драматургии нам преподавал уникальный педагог – профессор искусствоведения Анатолий Зиновьевич Житницкий – человек энциклопедических знаний, интеллигентный, тонкий, ироничный. Я его очень любила и впитывала каждое сказанное им слово. Он называл меня «Аленький» — производное от Аля (мое студенческое имя). Я безмерно благодарна ему за полученные знания. Они – мой фундамент, моя основа. Потом было множество сценарных курсов. Сценарист — профессия, которая требует постоянного движения, самообразования, саморазвития. Сегодня для этого есть масса возможностей: всевозможные семинары, мастер-классы, школы сценаристов. Кто настроен серьезно овладеть профессией, тот найдет способ сделать это.

Чем сценарист отличается от писателя?

Я знаю много талантливых писателей, которые абсолютно не умеют создавать сценарии. Драматургия живет по иным законам. Их нужно знать, владеть инструментарием сценариста, технологиями. Самая распространенная ошибка сценариста-неофита – пересказывать историю устами героев. Стоят двое и общаются примерно так:

Первый: «Я знаю, что ты в прошлом году потерял отца».

Второй: «Да, если ты помнишь, тогда я потерял и работу, потом от меня ушла жена».

Первый: «Да, я помню, у нее появился любовник…»

Второй: «А вчера она пришла ко мне… хочет вернуться».

Первый: «Неужели ты ее простишь?»

Второй: «Никогда!»

И вот ты читаешь такой диалог и сразу понимаешь, что писал его начинающий сценарист, который не имеет ни малейшего представления о том, что основа драматургии – действие. Что каждая сцена должна решаться через конфликт. Что всю эту информацию можно было дать в сцене непосредственно с участием «Второго» и его жены. Показать, как она приходит и просит у него прощения. Рыдает. Кается. А у него – камень на сердце, страшная обида, ком в горле. Он не может простить. Обвиняет ее. Говорит о том, насколько ужасна ее измена. Ведь она прекрасно знала, что он и так был сломлен смертью отца, потом эта история с потерей работы… Как она могла предать его в такое страшное для него время?! Он прогоняет ее. И мы видим живой конфликт, сиюминутные эмоции, все происходит в реальном времени, здесь и сейчас.

Писательский опыт часто ставит подножки начинающим сценаристам. Вот эта привычка «описывать» событие, а не «проживать» его вместе с героями – очень опасная штука… Ну и наоборот, можно быть прекрасным сценаристом и никаким писателем. Очень разные это профессии. Но знаете, что удивляет? Большинству людей кажется, что сценаристом, как и писателем, быть очень просто. Сел и пиши, что тут сложного? А это – труд, требующий максимальной отдачи.

Насколько велика разница между задумкой сценариста и конечным продуктом на экране?

Я почти не смотрю снятых по моим сценариям фильмов. Пробовала, но выдерживала лишь минут пять-семь, не больше. Дело в том, что в момент написания сценария у меня рождается «свое кино». Я очень объемно представляю героев. Часто – определенных актеров, иногда – кого-то из знакомых, друзей и даже родственников. Мне всегда нужна мысленная визуализация, а не только голоса в голове. Тогда герои оживают, начинают говорить и действовать более убедительно. Так вот это самое «свое кино» потом и мешает мне воспринимать режиссерскую интерпретацию на экране. Она может быть прекрасной, но «не моей». То же самое с кастингом… Иногда актеры настолько далеки от созданных в моем воображении образов, что я прямо расстраиваюсь. Думаю: «Ну, как же так? Разве не очевидно, что героиня должна быть совсем другого склада?!» Или взять темпоритм сцены, ее эмоциональное наполнение. Например, в одном из моих фильмов «У Бога свои планы», кстати, прекрасно снятого и получившего гран-при на фестивале «Киношок», была такая сцена. Героиня, выросшая в детдоме, вспоминает детство. Идет флешбэк: она — некрасивая рыжая девочка узнает, что в детдом пришла пара – муж и жена, которые собираются выбрать и усыновить ребенка. А ей очень хочется иметь семью. Очень. И вот она срывается, бежит в свою комнату, лезет под кровать, вытаскивает оттуда чемодан, а из него большой нелепый бант. Цепляет его на голову как попало и несется в холл. Со всех ног несется. По дороге падает, рвет колготки… Влетает растрепанная, запыхавшаяся, с разбитыми коленями и бантом набекрень… Еле переводит дыхание. А эти двое уже выбрали красивую, гладко причесанную и хорошо воспитанную девочку, от которой оба без ума. И моя героиня стоит, смотрит на них не мигая, а в глазах дрожат слезы… Я рыдала, когда писала эту сцену. Я видела ее в мельчайших деталях, чувствовала ритм, градус эмоций. А когда посмотрела, как сухо и вяло все это было сделано на экране, то страшно расстроилась. В общем, не знаю, научусь ли смотреть свои фильмы, но пока не получается…

Сколько ваших сценариев превратились в фильмы? Расскажите о ваших любимых.

Написано и продано мной более 20-ти сценариев. Снято 16. Что-то в производстве сейчас, что-то лежит на полках из-за проблем с финансированием. Что касается любимых… Ну вот фильм, о котором я написала выше… Если бы не эпизод с девочкой, пожалуй он бы стал любимым, а так…

Это правда, что в кино сценаристам часто достается слишком мало лавров: все говорят об актерах и режиссере, а человек, который все придумал — в тени?

Правда! Скажу больше, есть такая расхожая фраза: «Сценаристу платят за унижения»… Но отсутствие лавров вполне закономерно. Ведь сценарий нельзя рассматривать как самостоятельный продукт, отдельное произведение. Киноповесть – да, а киносценарий – нет. Конечно, не было бы сценария – не было бы и фильма. Помню, как один режиссер позвал меня на площадку. Я пришла в разгар съемок. Им нужно было снять еще несколько дублей, но режиссер остановил процесс и громко объявил всем: «Знакомьтесь. Вот человек, благодаря которому мы имеем сейчас работу». Это было приятно… Но по сути сценарий, насколько бы высококлассным он ни был, – это промежуточный рабочий материал, из которого вырастает кино — тот самый конечный продукт, которым наслаждается зритель.

Как выглядит типичный день сценариста?

Типичный день сценариста – многочасовое свидание с компьютером. И ночь – с ним же, только ты уже не пишешь, а смотришь фильмы. «Насмотренность», кстати, — очень важное условие для плодотворной работы. Не нужно бояться, что все смешается в голове и потом ты вдруг повторишь чей-то сюжет. Не повторишь, все равно «…как у Эйзенштейна не получится» (с). Зато ты увидишь, насколько яркими и многообразными могут быть решения тех или иных сцен, как мастерски мэтры создают конфликт. Нужно смотреть много и постоянно. Но только хорошее кино.

Что в таком случае почитать/посмотреть для вдохновения будущим сценаристам?

Список для чтения большой. Его можно найти на любом форуме сценаристов. Только за последние годы появилось много новых прекрасных книг, статей, интереснейших интервью со знаменитыми сценаристами. Все есть в сети. Если человек решил всерьез заняться сценарным делом – он отыщет. Но, пожалуй, одну книгу я могу рекомендовать настойчиво. Эта книга появилась не так давно и она — № 1. «Как работают над сценарием в Южной Калифорнии», авторы: Дэвид Говард и Эдвард Мабл. Это основной учебник, по которому сейчас учат сценаристов в лучших киношколах мира. Небольшая по объему, она обладает концентрированной прикладной информацией, без воды. В ней дается теория, а после — разборы фильмов как голливудских, так и советских. Рядом с такими фильмами, как «Крестный отец», «В джазе только девушки», «Пролетая над гнездом кукушки» стоят «Ирония судьбы или с легким паром», «Москва слезам не верит» и «Бриллиантовая рука». Поэтому тут же можно увидеть, как на практике применяются данные в книге теории, как работают технологии. Что касается фильмов, то смотреть, конечно, нужно то, что любишь. И классику. Для меня это Бергман, Феллини, Трюффо, Годар, Антониони. И советское кино. Обожаю фильмы Данелия, Рязанова, Захарова… Вообще, я часто думаю о том, как же мне повезло с профессией. Ничего более интересного для себя придумать не могу.

Беседовала Татьяна Гордиенко

— Читайте также: Светлана Алексиевич о профессии писателя-документалиста

Мы в Facebook