Аборт и репродуктивные права женщин: Опыт стран Латинской Америки

Мое тело - мое дело!

Тема абортов и законодательного урегулирования вопроса о репродуктивных правах женщин периодически поднимается в разных странах, причем чаще всего с тенденцией к ограничениям доступа к добровольному прерыванию беременности. Так, в последние годы активно обсуждаются подобные законопроекты в Польше, а в первые дни 2021-го — и в США. На этом фоне принятие 30 декабря 2020 года парламентом Аргентины закона о полной легализации абортов выглядит прорывом — ведь во многих странах Латинской Америки аборты разрешены лишь в случае угрозы для жизни матери, а то и вовсе запрещены и караются серьезными тюремными сроками. Мы обсудили эту тему с женщинами, проживающими в странах континента с разным законодательным подходом к абортам.

Религия, бедность и много политики

Главным оппонентом легализации абортов в мире являются различные религиозные организации. В мире всего пять стран, где аборт запрещен в любых случаях: от угрозы жизни матери до сексуального насилия. Это Сальвадор, Никарагуа, Гондурас, Доминикана (все они находятся в Латинской Америке) и… Ватикан. Долгое время католическая Ирландия оставалась единственной страной Европы, где аборт был уголовно наказуем, но в 2018-м там был принят закон о декриминализации абортов. В Новой Зеландии в марте 2020-го года разрешили добровольное прерывание беременности до 20-й недели. Наконец, в Аргентине 30 декабря 2020-го года Сенат проголосовал за легализацию абортов. В Латинской Америке добровольное прерывание беременности доступно лишь на Кубе, в Пуэрто-Рико, Уругвае, Гайяне, некоторых штатах Мексики и теперь в Аргентине.

Куба — остров (сексуальной) свободы?

В случае Кубы аборт был узаконен в 1965 году правительством Фиделя Кастро. На сегодня Куба — страна с самым низким в регионе уровнем преступности, в том числе сексуального насилия, с самым низким индексом фертильности среди стран Карибского бассейна — 1,7 детей на 1 женщину репродуктивного возраста (в Украине в 2016-м году этот показатель составил 1,5). Тем не менее, пресса в 2009-м году говорила о зарегистрированных 84724 абортах за год на Кубе, как о чрезмерном для небольшой страны количестве и настаивала на необходимости более широкой пропаганды контрацептивов и сексуального образования.

Кубинская журналистка Каридад-де-ла-Мерседес Рейес говорит: “Сейчас на Кубе хорошо налажено сексуальное просвещение для детей и подростков. Эта возрастная категория редко прибегает к аборту для прерывания нежелательной беременности. Современные подростки хорошо информированы о возможностях контрацепции. Впрочем, и случаев сексуального насилия, которое ведет к беременности, у нас тоже немного. На Кубе аборт декриминализирован очень давно, не так, как во многих других странах Латинской Америки, где даже угроза жизни матери — не повод прервать беременность”.

30 лет тюрьмы в Сальвадоре

Пример Сальвадора — обратный. В стране запрещены аборты и строго караются те, кто прибегнул к подпольному аборту или сделал его. Нередки случаи, когда женщину судят и лишают свободы в случае самопроизвольного аборта — выкидыша, инкриминируя ей нелегальный аборт. Уровень преступности в стране — один из самых высоких в мире. Индекс фертильности — 2,4 ребенка на каждую женщину в 2018 году.

Журналистка из Эль-Сальвадора Сильвия Рендерос говорит: “Об аборте в Сальвадоре часто говорят как о способе исправить результат легкомысленного отношения к сексу, как о нежелании стать матерью, а такое у нас порицается. Для многих декриминализация абортов является синонимом безответственности. Конечно, религиозные убеждения играют в формировании этого отношения важную роль, а Сальвадор — очень религиозная страна. А между тем, в Сальвадоре в 2020 году жертвами сексуально насилия каждый день становились 4 женщины, в том числе несовершеннолетние. Аборт не может быть сделан ни как помощь при осложнениях, ни при выкидышах — у нас продолжают приговаривать женщин, потерявших ребенка к 30-40 годам тюрьмы, подозревая в нелегальном аборте”.

Главный собор Эль-Сальвадора, фото Сильвии Рендерос

Женское движение в Аргентине

История права на прерывание беременности в Аргентине начинается в 1886 году, когда был принят первый Уголовный кодекс, в котором все без исключения случаи аборта сурово карались. Спустя годы, в 1921 году, была проведена реформа Кодекса: аборт стал возможен для спасения жизни или здоровья женщины, а также в случае изнасилования недееспособных женщин. С начала 1960-х до конца 1970-х диктаторский режим в Аргентине сузил эти возможности и только в 1984 году демократическое правительство приняло закон, восстановивший нормы Уголовного кодекса 1921 года. В 2012 году Верховный суд Аргентины вынес решение о ненаказуемости абортов, прервавших беременность, наступившую в результате сексуального насилия. В 2015-м же году Министерство здравоохранения Аргентины сформировало предложение о декриминализации абортов по широкому ряду медицинских показаний. Каждый шаг законодателей совершался при поддержке, а часто — под давлением женского движения в Аргентине.

Марсела Росалес, журналистка и продюсер программы “Неукротимая женщина” на радио в Буэнос-Айресе говорит: “Требование о легальном, безопасном и бесплатном аборте — одно из главных требований женских движений в Аргентине. Это заявление было сформулировано в 2005 году Национальной кампанией за право на легальный аборт. Данное требование даже является частью кампании против насилия над женщинами Ni Una menos. Этот лозунг можно прочесть на транспарантах, флагах, стенах, а зеленые шарфы уже стали символом этой борьбы.

Подпольные аборты существовали всегда. Для тех женщин, у кого были деньги, всегда была возможность тайно сделать это в частной клинике. Для тех же, у кого денег не было, подпольные аборты в антисанитарных условиях часто становились причиной смерти. Все знали об этом положении вещей, но аборт был своего рода табу в нашей культуре.

Я говорила с людьми, которые всерьез считают, что с легализацией абортов все женщины побегут избавляться от детей. Но я не могу себе представить, что какая-нибудь женщина может с легким сердцем снова и снова переживать этот опыт. И еще — у нас есть Закон об обязательном общем сексуальном воспитании, одобренный в 2006 году, который должен существенно снизить потребность в абортах. Но те же люди, которые против абортов, были яростными противниками этого закона о сексуальном просвещении. Так что дело не в религии, а в контроле и власти.

Я благодарна за то, что закон об абортах был принят: в тот день я проснулась в намного более справедливой стране. Но я также знаю, что женщинам в Аргентине и в мире предстоит сделать еще очень многое”.

Аргентинка Алехандра Пердомо, режиссер документальных фильмов, среди которых есть и ленты, посвященные гендерной тематике и насилию над женщинами, принимала непосредственное участие в маршах за легализацию аборта.

“После того, как закон был провален Парламентом 2 года назад, феминистки Аргентины не отступили. Сегодня же у женщин есть возможность самим решать, что делать со своим телом. Это чудовищно — принуждать рожать девочек, подвергшихся сексуальному насилию. В нашей стране такие девочки вынуждены были становиться быть матерям.

В одной из популярных на женских маршах речевок говорится: “Если бы Папа был женщиной, аборт был бы законным”, потому что суть патриархата и состоит в том, чтобы у женщин было меньше прав.

В настоящее время я заканчиваю свой последний документальный фильм о сексуальном насилии над детьми, фильм называется «Компенсация» (Reparación). Другой мой фильм «Каждые 30 часов» (Cada 30 horas) говорит о том, что 85% случаев насилия происходят в семьях; убийцами женщин чаще всего становятся партнеры или бывшие партнеры. Веками общество питало мужчин идеями, о том, что только им принадлежат тела женщин и детей. Вот почему нам нередко отказывают в репродуктивных правах. То, что женщины вышли на демонстрации на улицах и подняли наш голос, было актом политической осознанности”.

Актуальна ли тема абортов в Украине?

Периодически в Украине тема возможного сужения репродуктивных прав женщин вновь и вновь оказывается в центре общественного внимания. Это и понятно: “секс продает” — иными словами, поднять рейтинги на подобных темах — очень легко. При этом противники абортов выглядят очень “правильными людьми”: они же за жизнь!

Елена Зайцева, юристка НГО “Центр “Развитие демократии” говорит о манипуляциях, сопровождающих обсуждение темы абортов. “Причина, почему тема абортов такая любимая, особенно традиционно настроенными группами — потому что центр этих протестов — свободная женщина. Вся концепция этих групп сводится к тому, что женщина — это ресурс, который можно получить и использовать (секс, дети). Действия женщин объявляются “не природными”, “вредными” и дискуссия объявляется закрытой. Как только мы придем к тому, что женщина — тоже человек, вопрос абортов получит совсем другое значение.

Хотя в Украине о законодательных инициативах о запрете абортов не слышно с 2017 года, мероприятия на эту тему иногда проводятся. Рядом с феминистическими маршами можно встретить группки людей с соответствующими брошюрами, кем-то заранее заботливо напечатанными в хорошей полиграфии. Не так давно в Ивано-Франковске религиозная организация устроила маленький антиабортный протест, где один из руководителей организации рассказывал, когда «на самом деле» начинается человеческая жизнь. Если вопрос о начале жизни, то почему не ученые выходят на такие митинги, а, в основном религиозные деятели и организации? Напрашивается простой ответ — потому дело не в том, когда на самом деле начинается жизнь, дело в саморекламе, контроле и власти.

И самое абсурдное в антиабортных митингах то, что они за ограничение прав других людей, а не за создание условий, при которых женщины сами захотят оставлять детей. Все знают, в каком плачевном состоянии у нас детдома, насколько у этих детей непростая жизнь. Что же делают “защитники новой жизни”? Потенциально увеличивают количество брошенных детей, которые попадут в детдома, количество женщин, которые погибнут от подпольных абортов. То есть можно говорить об оторванности от реальности таких антиабортных движений, о запрете ради запрета”.

 

Материал подготовила Татьяна Гордиенко.