Джо Малон: «Ради сына я продала свое имя»

Не отрекаются любя от дела всей своей жизни

Знаменитая парфюмер, автор популярнейших запахов, продаваемых под маркой, носящей ее имя — Jo Malone, энергичная и креативная Джо Малон, рассказывает о том, как совершила самую большую ошибку в своей жизни, желая уделять больше внимания сыну — она продала марку со своим именем компании Estee Lauder и пять долгих лет не могла работать в сфере парфюмерии.

И все же от призвания так просто не убежишь. Теперь ароматы Джо Малон под маркой Jo Loves, название для которой придумал сын Джош, продаются в 128 странах мира. А ведь однажды она могла потерять все.

Деньги — не все

Сейчас я думаю, что деньги — это больше свободы выбора: что одевать, где сидеть в самолете, куда поехать в отпуск. Но деньги не делают тебя счастливым, не определяют, какой ты человек, не гарантируют тебе здоровья. А думала я так не всегда. В далеком 1999 году я продала свою компанию гиганту в мире косметики — Estee Lauder, и мой бренд, Jo Malone, стал продаваться по всему миру. Я же была так занята любимым делом — изобретением новых ароматов, что даже не успевала ущипнуть себя, чтобы проверить, действительно ли мои мечты стали реальностью. Я начала свой бизнес в 1988 году — у меня было всего 12 клиенток, которым я продавала домашние кремы и приходила к ним домой делать косметические процедуры.

Пять лет спустя мы стали безумно популярными, я открыла свой магазин в Лондоне, а мой муж Гэри даже бросил свою работу, чтобы стать моим управляющим. Estee Lauder подпитывала мой бренд ракетным топливом, и дела шли так хорошо, как никогда. Мне же дали полную свободу действий для создания все новых ароматов. Я думала, что никогда счастливее не буду: я делала то, что я любила больше всего на свете, и на таком уровне, о котором никогда и помыслить не могла. И, конечно, мы стали настолько богаты, что в одной восточной стране нас принимали в домике для гостей, расположенном в королевских покоях. Я выросла в рабочем пригороде и на меня эта роскошь производила впечатление. Нули в цифрах на моем банковском счету росли, но я не забывала, что деньги на деревьях не растут, поэтому часто проверяла состояние счета: все ли на месте?

386ED93600000578-0-image-a-121_1474069652263

Болезнь и страх

Что и когда изменилось? Я собиралась работать на Estee Lauder до конца моих дней, но в 2003 у меня обнаружили рак груди. А после лечения я уже не была той динамичной и креативной женщиной, которую все знали. И что хуже всего — мой основной «инструмент» — обоняние исчез после химиотерапии и, казалось, не думал возвращаться. Я продолжала работать. Представьте себе, именно в этот период я создала один из самых успешных ароматов Pomegranate Noir и полетела в Нью-Йорк на открытие нашего огромного магазин. Мое имя было везде: на упаковках, на пакетах, на флаконах, но я чувствовала себя отстраненной, как будто это происходило не со мной. Не знаю, почему я так себя чувствовала, но рак изменил мое восприятие жизни. Я вдруг захотела быть больше с моим сыном Джошем, которому было всего пять лет: отводить его в школу, забирать из школы, чтобы у нас были семейные ужины и воскресные обеды, я захотела инвестировать не в бизнес, а в мое время с сыном. Гэри, как оказалось, тоже был не против. И вот, я решила продать свой успешный бренд, чтобы жить спокойной семейной жизнью, быть мамой и женой.

ftr-08d

Вы уверены, что вы понимаете, что это значит?

Так мы с мужем решили, что настало время покинуть Estee Lauder. «Я не пожалею об этом, я не пожалею об этом!» — Убеждала я себя. Адвокат, пришедший с бумагами на продажу бренда, спросил: «Вы понимаете, что это значит? Вы продаете ваше имя и не можете пять лет работать в сфере парфюмерии и косметики. Вы не сможете создавать ароматы!» В 2006 году я думала, что 2011-й — это так далеко, Джошу будет 12, нечего и загадывать так наперед. Будь что будет. И вот, я в последний раз выключила свет в моем лондонском магазине, закрыла его вечером, чтобы больше никогда не открыть его утром. На следующий день я проснулась, как обычно, в 6.30, выпила кофе. Но спешить мне было некуда. В моем ежедневнике были теперь только пустые страницы. Какое-то время я пыталась найти себе занятие дома: вычистила всю пыль, наготовила мороженого, и так далее, но моя жизнь между отправкой Джоша в школу и его приходом домой стала просто кучей пустых часов, в которые я не знала, чем себя занять. Я поняла, что совершила ужасную ошибку, ведь больше всего на свете мне хотелось создавать ароматы.

В поисках новых занятий

Я постоянно размышляла, кем я еще могу работать? Могу выучиться на парикмахера. Маркетологом — я знаю, что такое брендинг. Управляющая отелем — почему нет? Я даже пробовала составить бесполезное резюме: цель — построить бизнес, достижения — бизнес, опыт — бизнес. Все остальное в резюме выглядело довольно бледно: я бросила школу, не имела специальности и работала продавцом. Так тянулись годы. Я горько пожалела о том, что продала свой бренд. Я чувствовала себя такой потерянной, пока случайно не застряла в пробке прямо напротив моего бывшего магазина на Слоун-стрит. У меня не хватало духу посмотреть в ту сторону, я сидела в машине и проклинала пробки. Внутри у меня как будто открылась огромная рана. Один раз я говорила с Джеки Дрю, которая работала на телевидении, что мне бы хотелось вести шоу о тех, кто начинает свой бизнес с нуля. И вот, на ВВС я стала вести выпуски шоу High Street Dreams.

Новый бренд

Когда до моего «заточения» осталось всего шесть месяцев, я начала задумываться над вопросом — как же вернуть своих клиентов, ведь мое имя принадлежало Estee Lauder. Вторым вопросом было моей чувство обоняния, — я не могда слышать запахи так, как раньше. Но вот, в один прекрасный день, сидя в гостиной, я уловила запах отсыревшей побелки, хотя стены в квартире были абсолютно сухие. Муж сказал, что у меня галлюцинации. А на следующий день фонтан из протекшей в стене трубы прорвался наружу и затопил лестницу. Еще через пару дней я сказала Гэри, что чувствую дождь. Через час небо затянуло тучами и пошел ливень. Я ликовала — мое обоняние восстанавливалось! Дело оставалось за малым — как назвать свой новый бренд. Сын сказал: «Мама, ты часто говоришь о том, что ты любишь, так назови его Jo Loves!» А свой новый аромат я создала, побывав в отпуске на экзотических островах: мне очень нравился запах помело — такой тропической тыквы. Он очень приятный, но улетучивается за минуту, — нужно было добавить еще что-то, чтобы удержать его. И вот я вышла на берег рано утром и сразу поняла, что хочу намешать во флаконе: морской и солнечный пейзаж, порывы ветра. Свой новый запах позднее я так и назвала — Pomelo. Я снова вернулась в бизнес, продавая свои ароматы онлайн.

5924913

Послесловие

Не буду лгать, год спустя после открытия моей новой деятельности я пробралась в свой бывший магазин. Мне так хотелось обнять свои детища в нарядных коробочках, вдохнуть любимый запах Lime Basil Mandarin. Я все прокручивала в голове: «Как же это могло случиться, что мне пришлось все начинать заново?»

В общем, весь следующий год я создавала парфюмы, лосьоны, тоники и кремы. И раздумывала: стоит ли оно того? Ответ был однозначный — да! Сейчас продажи, накоец, выросли. Мы открыли магазин на Элизабет-стрит, заключили договор с Net-a-Porter, интернет-магазином товаров класса «люкс», который теперь продает коллекции Jo Loves в 180 странах мира. А моя страсть к ароматам продолжает вдохновлять меня каждый день.

Источник: dalymail.co.uk

— Читайте также: Жизнь шефа: Кулинарный триумф Вивьен Ховард

Мы в Facebook