Между реакцией и опытом: Правда о несогласованном возбуждении

Самый опасный миф о сексе

Эмили Нагоски – педагог по сексуальному воспитанию и автор книги «Приходи как есть: Новая удивительная наука, которая изменит вашу сексуальную жизнь». Выступая на TEDx, она рассказала о науке, лежащей в основе несогласованности возбуждения: когда существует разрыв между физической реакцией и опытом удовольствия и желания.

Как специалист по сексуальному образованию, Эмили считает своей основной обязанностью – оставаться бесстрастной, когда она говорит о чем-то, касающемся секса: никакого смущения, возбуждения, осуждения и стыда. Она остается невозмутимой в ситуациях, когда другие были бы обескуражены.

Первая реакция

Обескураженность — это эмоция, объединяющая в себе удивление, смущение, некоторое отвращение и то, что называется «не знать, куда девать руки». Это продукт реакции. А испытывают эту эмоцию многие люди потому, что первые 20 лет своей жизни нас учили, что секс — это опасный и отвратительный источник вечного стыда и что если вы не очень хороши в нем, то вас никто никогда не полюбит.
В своем выступлении Эмили поделилась научным фактом, который изменил ее представление обо всем на свете: начиная с поведения нейротрансмиттеров в эмоциональном мозге, динамики межличностных отношений и заканчивая судебной системой.
«Все начинается с мозга. В нем есть область, которую называют, как вы, наверное, слышали, «центром удовольствия». Я считаю, называть ее центром удовольствия — все равно что называть лицо носом. Это одна выдающаяся черта, но она не принимает в расчет другие части, и вы будете в крайнем замешательстве, если попытаетесь разобраться, как функционирует лицо. На самом деле это три связанные между собой, но отдельные системы.

Первая система — это наслаждение

Оно похоже на удовольствие, это наркотическая точка вашего эмоционального мозга. Она оценивает гедонические импульсы: «Этот раздражитель приятный? Насколько приятный? Этот раздражитель неприятный? Насколько неприятный?». Если капнуть подслащенной водой на язык новорожденного, в системе наркотического наслаждения произойдет взрыв.

Вторая система – это желание

Оно запускается необъятной дофаминергической сетью внутри и за пределами эмоционального мозга. Она побуждает нас двигаться навстречу какому-то раздражителю или от него. Желание похоже на малолетнего ребенка, который ходит по пятам и выпрашивает еще одну печеньку. Итак, желание и наслаждение связаны. Но они не идентичны.

Третья система — это выработка рефлексов

Как у собак Павлова. Он вызывал у собак слюну как реакцию на звонок. Все просто: даем собаке еду, слюна образуется рефлекторно, затем звоним в звонок. Еда, слюна, звонок. Еда, звонок, слюна. Звонок — слюна. Означает ли слюноотделение, что собака хочет съесть звонок? Означает ли это, что собаке звонок кажется аппетитным? Нет. Павлов просто соотнес звонок с появлением пищи. Когда мы видим эту автономность желания, наслаждения и рефлексов, то находим и концептуальный каркас для понимания того, что ученые называют «нонконкордантностью возбуждения». Нонконкордантность или несогласованность, проще говоря, — это отсутствие предсказуемой связи между физиологической реакцией, как слюноотделение, и субъективным ощущением удовольствия и желания. Это происходит в каждой нашей эмоционально-мотивационной системе, в том числе и в сексе.

Досадные несовпадения

Исследования последних 30 лет показали, что приток крови к половым органам может усиливаться в ответ на стимулы, имеющие отношение к сексу, даже если эти стимулы не связаны с субъективным ощущением желания или наслаждения. На самом деле, предсказуемая связь между реакцией половых органов и субъективным ощущением где-то между 10% и 50%. А это огромный диапазон. Вы просто не можете предсказать наверняка, что испытывает человек в ответ на сексуально релевантный стимул, лишь глядя на кровоснабжение его половых органов. Когда я объяснила это своему мужу, он привел мне наилучший пример. Он сказал: «Ну, это могло бы объяснить тот случай, когда я был в старшей школе и я возбудился от словосочетания «дырка от пончика»».
Хотел ли он заняться сексом с пончиком? Нет. Он был подростком, утопающем в тестостероне, что делает все немножко относящимся к сексу. Это работает и в обратную сторону. Человек с первичными мужскими признаками может не возбудиться вечером, а потом на следующее утро встать с эрекцией, когда это только создает проблемы.
Однажды мне позвонила подруга, ей где-то за 30, и сказала: «Мы с моим партнером были в разгаре кое-чего, и я такая: «Я хочу тебя прямо сейчас». А он говорит: «Не, ты все еще сухая, ты просто пытаешься мне угодить». А я была уже наготове. В чем же дело? Что-то с гормонами? Мне стоит обратиться к врачу? Что происходит?». Каков ответ? Это нонконкордантность возбуждения. Если вы испытываете нежелательную боль, обратитесь к врачу. В остальных случаях — несогласованность возбуждения. Реакция ваших гениталий необязательно указывает на то, что вы испытываете наслаждение и желание. Всегда нужно прислушиваться к тому, что говорит партнер.

Вопрос согласия

С тех пор, как начались движения «Me too» и «Time’s Up», люди спрашивают меня: «Как вообще понять, чего хочет и что нравится партнеру? Теперь согласие должно быть вербальным и закреплено договором?». Бывают случаи, когда согласие неявно, и тут не обойтись без масштабной социально-культурной дискуссии. Но можем же мы постараться увидеть, насколько явно согласие, если развенчаем этот миф? Во многих случаях, о которых я знаю, одна из сторон четко формулировала то, что она хочет и что ей нравится. Однако другая сторона утверждала, что первая ошибается. Это газлайтинг. Глубокий и оскорбительный. Вы говорите, что чувствуете одно, но ваше тело доказывает, будто вы чувствуете что-то другое.
И мы поступаем так, только когда это касается секса, хотя нонконкордантность возбуждения происходит в каждой нашей эмоционально-мотивационной системе. Если у меня выделяется слюна, когда я кусаю червивое яблоко, скажет ли мне кто-нибудь: «Ты говоришь «нет», но твое тело говорит «да»»?
И не только наши партнеры заблуждаются. Национальная судебно-образовательная программа опубликовала документ под названием: «Судьи говорят: О чем мне следовало знать, прежде чем возглавлять дело о совершеннолетней жертве сексуального насилия». Номер 13: «Время от времени мужчины и женщины могут испытывать физическую реакцию, но это не является сексуальной реакцией в смысле желания и взаимности». Это еще один шаг к выходу из темноты, а потом, обещаю, мы найдем дорогу к свету. Я имею в виду недавнее судебное дело о многочисленных сексуальных контактах без обоюдного согласия. Представьте: вы в суде присяжных, и вы узнаете о том, что жертва испытывала оргазмы. Изменит ли это вашу интуитивную реакцию на это дело? Позвольте напомнить: оргазм физиологичен, это спонтанное, непроизвольное снятие напряжения, вырабатываемое в ответ на сексуальную стимуляцию. Однако адвокат подсудимого позаботился о том, чтобы присяжные узнали об оргазмах, потому что решил, что их можно интерпретировать как согласие. Кстати говоря, речь идет о ребенке, которого насиловал взрослый член семьи.
Поэтому важно, что вы запомнили, что реакция половых органов означает наличие сексуально обусловленного стимула, а не желание или удовольствие жертвы, и уж точно это не означает согласие. Говорите об этом, не бойтесь. Скажите знакомому, который подвергся сексуальному насилию: «Реакция гениталий означает сексуально релевантный стимул, а не согласие или желание». Скажите это знакомому судье, или знакомому юристу, или полицейскому. Скажите это запутавшемуся в жизни подростку, который только пытается разобраться, что есть что. Скажите своему партнеру: «Не половые органы говорят тебе, чего я хочу и что мне нравится, а я».
Корни этого мифа уходят глубоко, и они связаны с очень темными сторонами нашей культуры. Но с каждой смелой беседой, которую мы проводим, мы делаем наш мир чуть лучше и чуть понятнее.

 

— Читайте также: Заветное желание: Все, что женщине нужно знать о своей сексуальности

Мы в Facebook