Девочки-подростки в мире «интимной несправедливости»

Почему стоит говорить с тинейджерами об ответственности и удовольствии, а не только о рисках

Многие родители уверены в том, что подростки только и делают, что занимаются случайным сексом. Даже хуже — в их среде всегда присутствует сексуальное насилие и нет никакой надежды на исправление ситуации. Ситуация на самом деле еще более сложна, особенно для девочек, считает Пегги Оренштейн, автор книги «Девочки и секс» (Girls & Sex), поэтому родители должны сделать все, чтобы наши дети сформировали здоровое отношение к сексу и удовольствию. 

Самое развратное поколение?

Мы только и слышим о том, что нынешние подростки занимаются сексом намного чаще и начинают вести половую жизнь намного раньше, чем предыдущие поколения. Вы удивитесь, но это не так. Если вы подразумеваете под сексом проникновение, то нет, не чаще и не раньше. Вот уже несколько десятилетий подряд средний возраст для первого секса в «традиционном» смысле — 17 лет. Но вот важный шаг: нам нужно прекратить относить к сексу как к только лишь пенетрации. К сексуальности относятся и все прикосновения, поцелуи, все то, что имеет отношение к влечению, удовольствию, эротизму. Детям нужно обо всем этом говорить, а то потом оказывается, что они активно практикуют оральный секс — «это ж не считается» — без соблюдения основных правил сексуального взаимодействия: безопасности, согласия,  уважения и т.д.

Интимная справедливость

Девочки-подростки, с которыми я говорила в процессе создания моей книги, говорили, что заинтересованы в сексуальном взаимодействии, но далеко не всегда получают удовольствие от него. В связи с этим я хочу привести термин «интимная справедливость», который ввела Сара МакКлиланд, психолог из университета Мичигана. Точно так же, как вопросы о распределении домашнего труда между партнерами, секс соотносится с проблемами гендерного неравенства, психологического здоровья, экономической зависимости и насилия.

Попытаемся ответить: «Кто чувствует себя в праве инициировать секс? Получать от него удовольствие? Кому от него хорошо? Как каждый партнер определяет, что такое «хорошо?» Гетеросексуальные девушки, с которыми я говорила (у лесбиянок и бисексуалок была другая картина), живут в мире «интимной несправедливости», в котором их удовольствие, радость, понятие о «мне хорошо»- абсолютно второстепенны, если их вообще принимают во внимание. Как мать, женщина и феминистка я хочу, чтобы эта ситуация изменилась. В книге я говорю, например, о том, что мы учим девочек стыдиться своих гениталий. Очень редко мы им рассказываем о клиторе, максимум — о месячных и нежелательной беременности. Поэтому сами себе доставить удовольствие большинство девушек не умеют, но участвуют, с подачи парней, во невзаимном оральном сексе. Неудивительно, что потом взрослые женщины испытывают оргазм гораздо реже своих партнеров-мужчин.

Решительные, но не с парнями

При этом общество хочет, чтобы девушки выглядели и вели себя очень сексуально. Но зачем, если они не получают удовольствия? Что бы они были чьими-то куклами для секса? Как девочки, выросшие в такой культуре, могут отстаивать свои интересы в интимной сфере? Я говорила со многими девочками, которые были очень разумными и решительными, но они рассказывали о том, что им сложно быть такими же решительными, когда парни заводят разговор об интиме. Они чувствуют, что сказать «нет» неудобно. Одна девочка рассказывала, какие у нее в семье из поколения в поколение сильные женщины, она в том числе. Потом она рассказала о своих разовых сексуальных опытах — не таких уж желанных, не таких уж приятных, добавив, что общество видит женщину в сексе пассивной, не выражающей своих желаний и нужд. Тогда я напомнила о ее определении себя как сильной женщины в ряду сильных женщин. Она усмехнулась: «Кажется, нам никто не говорил, что понятие «сильная женщина» имеет отношение к сексу». Таким образом, проблема в том, что мы учим девочек быть активными, решительными и уметь защищать свои интересы в публичном пространстве, но не в личной, не в интимной жизни.

Эта беседа навела меня еще на одну мысль: мы не даем нашим девочкам адекватных навыков отказа. Я совершенно не имею в виду, что «нормальная девочка всегда сумеет правильно сказать «нет», я не в смысле, что это задание девочки — не подвергнуться сексуальному насилию. Но мы ведь говорим о сексе так, словно границы девочки — это всего лишь вызов для мальчика, его спортивный интерес. И принуждение, ведь не обязательно изнасилование, это еще и преследование, давление, манипуляции. Я говорила с психологом, который учил навыкам отказа. Во время своих тренингов психолог использовал виртуального мужчину. Итог: даже те девочки, которые считали себя очень решительными, поддавались его давлению. Они чувствовали, что обязаны быть вежливыми, они не хотели, чтобы их считали «стервами». Но девочки должны знать: если кто-то нарушил твои границы, ты не обязана быть с ним вежливой.

Профилактика сексуального насилия

Предотвращением сексуального насилия нужно заниматься задолго до вечеринок в студенческих кампусах. Назойливое ухаживание и сексуальное насилие так же широко распространены и среди старшеклассников. Сексуальное насилие начинается не с изнасилования, а с нарушения личных границ. Уважать границы другого человека учат (или не учат, к сожалению) еще в раннем детстве. Ваш ребенок толкает другого и смеется, ему весело, а второму не нравится, он говорит: «Нет!», а ваш все веселится. Вы должны взять малыша за ручку и твердо сказать: «Твой друг/подруга/чужой человек тебе говорит «нет». Ему не весело. Когда человек говорит «нет» нужно остановиться!» Вот так учат уважать чужие границы, так учат понятию согласия. Точно так же не заставляйте детей целовать и обнимать родственников, если дети не хотят этого физического контакта — это их тело, не заставляйте их смиряться с мыслью, что их маленькое «нет» в вопросе тела незначительно и им можно пренебречь ради желания другого человека. В средней школе вы вводите понятие о здоровых отношениях, сколько бы они не длились. О сексуальном согласии, будь-то поцелуй или оральный секс, или проникновение. Это база сексуального воспитания. Конечно, мы еще хотели бы, чтобы дети не просто знали принципы безопасности, но стали счастливыми людьми, чтобы наши девочки не имели столько сожалений, когда вырастут. Мы много говорим об ответственности и мало об удовольствии. В Голландии, например, это два кардинальных пункта, вокруг которых построено сексуальное воспитание в семье и в школе: говорить с детьми открыто об ответственности и удовольствии, а не только о рисках.

Источник: goop.com

— Читайте также: Love vs. Sex: Что подростков интересует больше?

Мы в Facebook