Анна Бреслин: «Бездетность должна рассматриваться как вариант счастливой жизни, а не как жалкое существование»

История моей борьбы с бесплодием, которая дала мне шанс обрести саму себя

circle (5)Анна Бреслин — юрист, писательница и разведенная мать. Она откровенно рассказывает о своей истории борьбы с бесплодием и ее неожиданной развязке. 

Я всегда знала, что не смогу иметь детей. Не помню, с какого возраста, но в свои 20 с лишним я была в этом уверена. Потом я стала в этом сомневаться. Я не хотела, чтобы это было правдой. Поэтому я бросила вызов своему «приговору».

Брак и дети, которых нет

Я вышла замуж. Я оставалась замужем даже тогда, когда мне хотелось уйти. Мы пытались завести ребенка, но когда естественным путем ничего не получилось, я задумалась об усыновлении. Мой муж сказал: «Я бы хотел, чтобы у нас был ребенок, в котором была бы часть нас с тобой». Меня так тронули его слова, я действительно хотела верить в него. Вернее, хотела оттянуть во времени мое разочарование. Я думала, что ребенок сделает мой брак счастливым. И я сама очень хотела детей, так мечтала о дочери. Возможно, я хотела так компенсировать мое несчастливое детство.

650_1200

Девять кругов ада

В конечном итоге я решилась на искусственное оплодотворение. Сначала мы прошли тест. У него были нормальные, средние показатели, его среднестатистические сперматозоиды плавали в среднестатистическом количестве спермы со среднестатистической скоростью. Но он был ужасно горд этим, его эго росло с каждым днем. А у меня обнаружились полипы шейки матки и фибромы. Я перенесла две операции. Потом мне стали колоть гормоны в средних дозах и делать внутриматочное осеменение. Когда ничего не получилось, мне стали колоть гормоны по максимуму. Я регулярно бывала у врачей, которые регулярно делали мне вагинальное УЗИ, чтобы в который раз посмотреть на мои яичники и фолликулы. Я постоянно сдавала анализы крови на общие показатели и на гормоны. Месяцы стали годами анализов, УЗИ, уколов: мое тело было под постоянной атакой, исколото и ощупано везде. Операции убрали проблемы, никаких других проблем, кроме того, что мне было 40 лет, больше не было. Но медицинская страховка у меня была такая себе, соответственно, и клиника мне попалась такая же. Яйцеклеток у меня хватало, но они имели свойство «не просыпаться» в положенное время месяца. Это и было причиной неудач, даже под действием максимальной дозы гормонов. Мой муж настаивал на том, чтобы я хоть раз «ради него» прошла процедуру оплодотворения «в пробирке» и пересадки оплодотворенных яйцеклеток в матку. Он даже не интересовался, что я думаю по этому поводу. Конечно, его работа по зачатию ребенка была не такой интенсивной и, смею предположить, более приятной. Я же два с половиной года жила ради репродукции. Я была активным блогером по теме бесплодия и надеялась когда-нибудь вести «мамский блог». Но мне было не дано оказаться в этой «высшей лиге».

Когда последняя попытка провалилась

После финальной неудачи я больше не могла оставаться с мужем. Мне было плохо, я была зла на него. Я винила его в перенесенной боли, неудавшихся попытках, во всем, что мне довелось пережить. Конечно, это был и мой выбор тоже. Никто меня не заставлял, но все это разочарование, да еще и гормоны поспособствовали том, что всю вину я переложила на него. Это стало невыносимо, я ушла из дома и рванула в Вашингтон. Три дня я бродила там одна по всем музеям и картинным галереям.

В эти дни у меня стоял комок в горле, но плакать было физически больно: никогда такого еще не случалось со мной ни до, ни после этого. Я плакала по чуть-чуть, потихонечку — иначе этой боли нельзя было вынести.

Я потеряла своего ребенка окончательно. Теперь я знала, что не будет никакой маленькой Мэри, никакого маленького Дугласа и никто никогда не назовет меня мамой.

Развод

Несколько месяцев спустя погоня за зачатием сменилась погоней за усыновлением. Худшее, что вы можете сказать женщине, которая не может родить ребенка: «Ты же можешь просто усыновить кого-то». Это совсем не просто. Не говорите также: «О, как только ты усыновишь, ты сразу забеременеешь!». Как-будто усыновленный ребенок менее реален и менее ценен, чем собственный. Усыновление для меня — альтернативный способ продолжения рода и я считаю его прекрасным. И вот мы с бывшим мужем записались в программу усыновителей. Я всегда хотела взять ребенка через социальную службу, а мой муж настаивал на том, чтобы усыновить малыша из другой страны. Оказалось, что он хочет только ребенка белой расы. Не то, чтобы он был расистом, нет, но то, как он вдруг стал комментировать, что не хотел бы в доме рэпера, открыло мне глаза на то, кем на самом деле был человек, с которым я жила долгие годы и кого я так и не узнала. Мне не нравилась идея забрать кого-то из родной культуры, языковой среды и так далее. Возможно, для каких-то других людей это правильный выбор. Но не для меня. Я стала бороться за усыновление ребенка, находящегося под опекой соцслужб. И вот вдруг стало очевидным, что мой муж вообще не хочет никого усыновлять. Он сопротивлялся и делал все так, чтобы мы не прошли программу. Поэтому тогда наш брак из «живого мертвеца» превратился просто в труп. Мы развелись. Для меня это было огромным облегчением, потому что я столько лет пыталась не ненавидеть этого человека, да так, что возненавидела саму себя.

Пасынок и жизнь одинокой женщины

Когда после развода пыль улеглась, боль от того, что я не могла иметь детей периодически появлялась и уходила. Но зато во мне проснулось сознание того, что теперь я могу позволить себе все приключения свободной женщины. Ведь мой чудесный пасынок, сын моего мужа, уже вырос, я его растила. К моменту начала лечения моего бесплодия он был уже в колледже, поэтому развод с его отцом он воспринял как взрослый парень. А вот если бы я родила от нелюбимого мужа, я осталась бы с ним рядом на долгие годы, может быть, навсегда. Когда мой пасынок появился в моей жизни, ему было 8 лет и мне говорили: видела б ты его маленьким, какое чудо! Я жалела, что не видела, это, возможно, и подпитывало мои поиски собственного ребенка. Не знаю даже насколько я действительно хотела ребенка, а не пыталась каким-то образом перенестись в детские годы моего пасынка.

die-alone (1)

Правда о лечении бесплодия

Я хотела бы, чтобы мне сказали правду о лечении бесплодия до того, как я на него решилась. Да, в каких-то случаях кому-то помогает и без надобности использовать массивные дозы гормонов. Но это боль, стресс, дискомфорт, ежемесячное разочарование, это гормональные качели. Я чувствовала себя ущербной и ни на что не годной. Я чувствовала себя «недоженщиной». При этом мой блог о бесплодии только усилил все эти чувства. Это была не только моя боль, это была боль десятков женщин, проходивших те же круги ада. Некоторые из них продолжили битву и нашли донора яйцеклеток или суррогатную мать. Некоторые усыновили детей. Некоторые приняли решение вовсе не иметь детей и исчезли из блога. Я так сблизилась с ним всеми. Кто-то даже прислал мне утешительный пакет сладостей, когда моя последняя попытка забеременеть провалилась. Но я все думаю: какие решения я бы принимала, не будь я частью комьюнити. Я думала, что мои решения были приняты мной абсолютно самостоятельно.

А что если я решила бы тогда, что я не обязана иметь детей. Что, если бы я решила тогда еще, что в бездетности есть свои плюсы, а не только ужас-ужас-ужас?

Я тогда могла бы работать над укреплением отношений в браке или развестись намного раньше. Я хотела бы, чтобы у меня была возможность творить мою личную, собственную историю. Может быть, без блога я бы сделала все то же самое. Но я бы хотела, чтобы возможность оставаться бездетной рассматривалась как вариант счастливой жизни, а не как «жалкое существование». Мы же все были настроены на «все или ничего».

Я хочу подчеркнуть, что ребенок не сделает счастливым несчастливый брак. Иногда в браке мы говорим ложь самим себе, а потом забываем, что это ложь или не можем ясно видеть ее из-за суеты наших будней. И бывает еще любовь или память о любви. Я поставила проблемы моего брака выше своего собственного счастья. Это было огромной ошибкой. Я была счастлива, когда эти проблемы вместе с моей ложью ушли. Это было и огромным облегчением и новым испытанием: быть свободной от обязательств, заботиться о себе, а не заталкивать свои интересы во второй ряд. Думаю, что бездетность дала мне шанс обрести саму себя.

Источник: huffingtonpost.com

— Читайте также: Сопли вместо рюш, или Честно о беременности

Мы в Facebook