Что такое колхозный огород, или Нужно ли детям читать книги нашего детства?

От Майлса Гендона до Паддингтона

Так получилось, что большая часть семейной библиотеки, которая включала мои любимые детские книги, была утеряна. Практически как Александрийская библиотека, но без пожара. Даже скорее как библиотека Ивана Грозного: на сегодняшний день выдвинуто более 60 гипотез о ее местонахождении, но любые сведения нуждаются в тщательной научной проверке.

С появлением ребенка я немедленно начала восстанавливать утраченный книжный фонд, полагая, что ребенку должно нравиться именно то, что когда-то нравилось мне. Что эти книги помогут воспитать из него честного, справедливого и доброго человека – такого же, как я. Такого же скромного, по умолчанию.

На мой пятый день рождения моя лучшая подруга Неня подарила мне книгу «Принц и нищий» Марка Твена. На форзаце синей ручкой был обведен контур маленькой Нениной руки и написано каноническое «Подруге Тане на долгую память». Мама мне эту книгу читала вслух долгими зимними вечерами. Я запомнила только одно слово: диковинное имя персонажа – Майлс Гендон.

3f54935ffa1c5ca4d9da634ce71b84dc

Но это все равно была моя любимая книга, из которой мне махала рукой милая Неня и наше с ней общее детство. Сыну я эту книгу уже заказала «на вырост». Уверена, что он тоже запомнит из нее только имя Майлса Гендона, но о чем же еще нам будет поговорить через 40-50 лет за чаем? Я собираюсь жить долго, для того, чтобы на пенсии наконец-то спокойно читать и обсуждать книги с моими престарелыми детьми.

Я рассуждаю так: как сыну (уже в свои пять с половиной практически летчику-испытателю и начальнику водоканала) может понравиться чтение, если то, что я ему читаю вслух, не нравится мне самой?

Дети ведь чувствуют, когда ты читаешь с особой теплотой и эмпатией, и настраиваются на твою волну. А кто читает те же книги, что и ты, тот владеет картой твоей души.

Следуя этой логике, я предложила моему сыну несколько тонких и весело иллюстрированных книжек Носова, Драгунского и Михалкова. Там очень смешные дети (в основном, мальчики – тогда гендерное равенство понимали по-другому) выкручиваются из разных перипетий, самими ими же устроенных. Эти рассказы – примеры удачно написанной прозы для детей и они понравились малышу в целом. Однако же, что касается культурных маркеров текста, то я столкнулась с неожиданной проблемой. «Зато когда шли обратно (мальчики), они забрались в колхозный огород и набрали полные карманы огурцов. Колхозный сторож заметил их и засвистел в свисток». Сын задает закономерный вопрос: «Мам, как это – колхозный?» Или вот, про дядю Степу: «Тут сотруднику ОРУДа дядя Степа говорит: что, братишка, дело худо? Светофор-то не горит!» Для тех, кто не в теме: ОРУД – это отдел по регулированию уличного движения, структурное подразделение советской милиции, созданное в 1932 и реорганизованное в ГАИ в 1961. В книгах советских детских писателей такие «провалы в прошлое» случаются регулярно.

Если повествование в книге происходит не само по себе, а в определенном месте, где есть свои правила, быт, нормы речи и общественный строй, то страны колхозов, ОРУДа и доблестных красноармейцев больше нет. И то, что было понятно, близко и приятно нам – бесконечно далеко от наших детей. Но ведь Англия Тюдоров со своими принцами и нищими тоже далека от наших детей. Как, впрочем, и от нас, родителей. Или Марка Твена читать, а Носова – нет? Почему?

А что, если смелее двигаться по литературным трендам не только назад, а и вперед? Вернее, в ногу со временем? А что, если нам, родителям, не читать детям, а читать вместе с детьми новые детские книги? Возможно, нам не избежать некоторых разочарований (не каждый хит продаж становится классикой), но, скорее всего, прочитанные вместе книги сделают нас ближе к нашим детям и к их миру: более открытому, глобализированному, имеющему новые культурные ориентиры.

vedmezha_na_imya_padington01_ukr_copy

Смело решившись на чтение современных наших и переводных авторов я совершила ряд приятных открытий. Например, в нашем кото-леопольдово-пионерском детстве отсутствовали медвежонок Паддингтон (издательство «Ранок») и Энн из «Зеленых Мезонинов» (новинка издательства «Урбино»)! Или вот, нам с сыном теперь бесконечно дороги маленькие кротята и их хипстерские родители из книг Тараса и Марьяны Прохасько: «Хто зробить сніг?» и «Куди зникло море?» (издательство «Видавництво Старого Лева»). А во второй книжке есть еще и QR-код, с помощью которого можно слушать удивительные детские песни в исполнении Сони Садовой.

XtoZrobytSnig_PNG

Получается, что тем для совместного чаепития через 50 лет становится все больше. Хотя, конечно, он все равно будет пытаться заболтать меня своими полупроводниками, патрубками и шлангами. Но я научусь незаметно отключать слуховой аппарат и говорить  в нужных местах «Да, сынок, ты такой у меня умненький. И отважный. Прям как Майлс Гендон!»

- Читайте также: 10 лучших украинских книг для детей и подростков 2014 года

Мы в Facebook