Жить, как есть: 4 вегетарианца и 1 мясоед под одной крышей

История одной семьи

Я вегетарианка больше пяти лет. Отказаться от мяса и рыбы хотелось давно, но я вечно то беременная, то кормящая. Меня пугали, что ребенку будет не хватать полезностей, и я малодушничала, сдавалась. Когда видела фото или видео с мучениями и убийствами животных, хотелось отвернуться, спрятаться от страшной правды, но сколько не оправдывайся, сколько не закрывай глаза — реальность не станет сказкой, и шашлык не вырастет на дереве.

Я отказалась есть тех, кто еще вчера был живым, когда кормила грудным молоком младшую дочь. Сначала было трудно. Я осознала, что мясо — это как наркотик, на который нас крепко подсаживают в детстве и предлагают повсюду. А потом началось самое интересное — я не рассыпалась от авитаминоза, у меня не пропало молоко. Со всеми все было хорошо, и мир не рухнул. Зато у меня перестало болеть то, что болело. Появилось ощущение удивительной легкости, а оно, согласитесь, случается нечасто с мамой трех детей, один из которых грудничок, а старшие учатся в начальной школе.

Сын

Через полгода от мяса и рыбы отказался восьмилетний сын. До этого он раз десять пробовал стать вегетарианцем, плакал над курицей, не мог есть рыбу, потому что ему было ее жалко, но через несколько дней снова жевал мясное. Я относилась несерьезно к его словам, а моя знакомая сказала: «Ничего, что он не выдерживает. Это его путь. Может он должен прийти к вегетарианству не сразу». А тут вдруг ребенок взял и прекратил есть мясо. Ему было страшно: что скажет бабушка, как теперь быть с обедами в школе. Но Ян не отступил. Одноклассники смеялись, пытались подсунуть ему чипсы с беконом, учительница заставляла съесть котлету. Сын пришел домой с этой котлетой в кармане. Я поговорила с учительницей. Конечно, она хотела как лучше, и это была моя ошибка — нужно сразу предупреждать взрослых об изменениях в питании ребенка, чтобы не было недоразумений.

Дочь

А еще через две недели от мяса отказалась моя старшая дочь Маша — самый большой на свете мясоед, которого я знаю. Только мой муж мог ее переплюнуть в этом. Если честно, в заявление Маши я не верила. Ну не может десятилетняя девочка иметь такую силу воли. Просто я не учла одного: больше, чем шашлыки, моя дочь любит животных. Уважает их право на жизнь. Вот уже четыре года Маша и Ян вегетарианцы.

Отказ от мяса не самое сложное, с чем сталкиваются люди. Труднее с социумом. Бабушка с дедушкой показывали детям статьи в интернете о том, как полезно мясо и как вреден отказ от него. В ответ дети находили статьи о вреде мяса и о пользе вегетарианства. В казацких и пластунских лагерях вегетарианцам трудно. Почти вся еда с мясом — супы, борщи, каши. Дети голодали, но от своих принципов не отступали.

Однажды я приехала поздравить сына с днем рождения в лагерь. Познакомилась с его друзьями. Мальчик Саша не верил, что я мама Яна, что я вегетарианка.
– И вы, честно, не едите мясо?
– И мясо, и рыбу, и моллюсков не ем. Не ем все, что убито.
Ребята рассказывали про свой казацкий быт, об успехах Яна. Саша сидел с нами, слушал, но молчал. Июльский вечер, одуряюще пахнут травы, рядышком пасутся жеребята, небо любуется своим отражением в зеркале-озере.
Вдруг Саша говорит:
– Знаете, в супермаркетах стоят большие аквариумы с рыбами. Люди выбирают себе любую, приносят домой и готовят из них блюда всякие
– Да..
– Я не могу есть этих рыб. Не могу, когда их покупают и убивают. Я же вижу, как они плавают еще живые… Как их потом есть? Не могу.

Все больше детей не хотят есть мясо. Родители из лучших побуждений пытаются впихнуть в них котлету, и не понимают, что эти дети — другие. Одноклассники сначала смеялись над моими ребятами, повторяли страшилки, которые услышали от взрослых, которые даже не пробовали пожить хотя бы несколько месяцев без мяса. Но постепенно отношение менялось. А в лагере вообще многие соскакивают с мясоедства, «заражаются вирусом» под названием уважение к чужой жизни и тоже не едят мясное за компанию с моими детьми. Но потом возвращаются к родителям, и все начинается по новой.

Муж

Мой муж отказался от своего любимого мяса полтора года назад. А ведь мясные и рыбные блюда были не просто его любимыми, он их еще и готовил мастерски. Помню, мы путешествовали всей семьей, и муж купил раков. Принес их, живых, а мы с детьми умоляли их отпустить. Муж обиделся, но отвез нас с раками к речке. Мы выпустили ребят с клешнями на волю. О, как они ползли к воде! Как счастливы были! А мы были счастливы еще больше, пели и танцевали от радости на берегу в камышах. А муж еще долго дулся — мы лишили его добычи. Спасибо ему за это до самого неба.

Я никому не промывала мозг. Я просто жила как умела. И начались изменения — перемены во мне, в тех кто рядом и кто далеко. Это вдохновляет, и понимаешь, что все не зря. Что единственный, кого я могу изменить — я сама. А остальных заденет рикошетом. Эффект бабочки никто не отменял.

И еще одна дочь

Моей младшей дочери шесть лет. Она ест мясо и рыбу. Я, мой муж, мои старшие дети выбрали вегетарианство осознанно, а не потому что за нас так решили или заставили. А пока Мила — единственный мясоед в нашей семье. И я уважаю ее выбор, потому что это о свободе. Я могла запретить бабушке угощать ее биточками и прочими мясными блюдами, ребенок бы меня послушался. Но я понимаю — у каждого свой путь к вегетарианству или от него.

— Читайте также: Есть по правилам: Чтобы мозг ребенка работал здорово

Мы в Facebook