Домашнее обучение Vs. Общеобразовательная школа

"В этом году мои дети в школу не пойдут..."

circleКатерина Ясько, психолог, эдуколог

В этом году 1 сентября мои дети старшие дети (8 и 10 лет) в школу не пойдут. Меня часто спрашивают о причинах и воззрениях, которые стоят за решением о домашнем образовании, а также о том, как организован учебный процесс. В этой колонке я делюсь и тем, и другим. В ней описывается путь мамы здоровых детей с особыми психологическими потребностями, основанный на однажды принятом решении действовать в интересах детей, гибко реагируя на их потребности, а не на устаревшие требования системы. Домашнее обучение подразумевает высокую сознательность, ответственность и вовлеченность родителей в воспитательный и образовательный процесс. Это вовсе не всегда означает стать учителем для своих детей и посвятить им все свое время (об этом дальше), но все же решение о хоумскулинге предполагает некоторые изменения в образе жизни семьи.

Хоумскулинг — личный опыт

С февраля 2015 года наши дети учатся дома. Как изменилась их жизнь? Они не играют в развлекательные компьютерные игры, которыми живут их сверстники, дозированно смотрят тщательно подобранные, в основном научно-популярные фильмы, и не без трудностей, но почти самостоятельно осваивают школьную программу. За счет минимизации стресс-факторов, на которые дети в школе тратят наибольшее количество энергии, и за счет более эффективного использования времени у них появилось больше возможностей для любимой кружковой деятельности, спорта и друзей с похожими увлечениями. За полгода 10-летний сын, ранее не любивыший читать, прочитал 20 книг. Это стало возможным только после того, как мы очень сознательно подошли к формированию среды с соответствующими ценностями.

Еще они активно участвуют в семейном быту — выполняют поручения по хозяйству, убирают, помогают готовить. Нет, это не откат в прошлое. Это сознательное планирование индивидуальной траектории развития ребенка в соответствии с тем, что посильно для детей и важно для родителей.

У меня есть высшее психолого-педагогическое образование, но я не не заменила школьного учителя для своих детей. Оставаясь любящим родителем и держателем образовательного плана, я продолжаю работать над своими жизненными задачами и нередко бываю в отъездах. С помощью дистанционной работы с тьютором и ежемесячных консультаций с педагогами, пользуясь открытыми образовательными ресурсами (видеоуроки, онлайн-курсы и тренажеры), образовательный процесс детей обеспечивается согласно требованиям государственных стандартов и содержит множество других полезных вещей. Мечтаю, что однажды в программу украинских хоумскулеров можно будет вводить уроки из общедоступных ресурсов, зарекомендовавших себя по всему миру – такие как Khan Academy и Coursera.

В целом можно смело сказать, что за этот короткий период хоумскулинга дети стали гораздо более здоровыми, самостоятельными, ответственными, психологически устойчивыми и благополучными.

Хотела бы сразу упредить традиционный вопрос о социализации на домашнем обучении, процитировав результаты исследований западных социологов и психологов из статьи Ольги Писарик «Домашнее образование в США и Канаде: от экстрима к мейнстриму»:

«Исследование 2002 года показало, что среднестатистический хоумскулер регулярно вовлечен не менее чем в восемь занятий вне дома, включая спортивные секции, художественные студии, музыкальные школы, собрания скаутов, регулярные встречи с друзьями, работу, волонтерскую деятельность, посещение церкви, экскурсии и участие в кооперативных программах для домашних учеников (Van Pelt, 2003).

В 1992 году профессор Ларри Шайерс (Larry Shyers) попытался определить, страдают ли дети на домашнем обучении от отставания в социальном развитии. Он наблюдал детей в свободных играх и в групповых занятиях. Шайерс обнаружил, что дети, учившиеся в школе, имели гораздо больше проблем с поведением, чем их домашние сверстники. Возможно потому, что у домашних детей моделями поведения выступают ответственные взрослые, а не ровесники (Shyers, 1992).

Согласно исследованию 1648 семей, практикующих домашнее обучение, у бывших хоумскулеров уровень удовлетворения качеством жизни гораздо выше, чем у их школьных ровесников (Van Pelt, 2003). Другой ученый утверждает, что домашние дети более зрелы и лучше социализированы, чем выпускники государственных или частных школ (Smedley, 1992).

Есть данные о том, что дети на домашнем обучении более дружелюбны, а также более независимы от мнения своих ровесников. Исследования Рэймонда Мура говорят о том, что хоумскулеры более счастливы, лучше подготовлены к жизни и намного более уверены в себе по сравнению с их ровесниками-школьниками (Moore, 1986).

Профессор Джон Тэйлор (Prof. John Taylor, 1986) отмечает, что у домашних детей более высокий уровень уверенности в себе, профессор Мона Делахук (Prof. Mona Delahooke, 1986) утверждает, что у «домашних» детей намного реже встречаются проблемы поведения; они лучше социализированы, более самостоятельные и дружелюбные, меньше попадают под влияние ровесников».

В продолжение темы социализации, мои дети также регулярно ездят в творческо-спортивные лагеря, где у природных условиях работают с  талантливыми педагогами (обычно без педагогического образования), которым можно доверить развитие сильных черт характера. В частности, таких как выдержка, самоконтроль, энергичность, социальный интеллект, благодарность, оптимизм, любознательность. По результатам лонгитюдных исследований американских психологов Криса Питерсона и Мартина Селигмана, удовлетворенность жизнью и высокие достижения не имеют ничего общего со знаниями, обретенными в школе, но напрямую зависит от сформированного в детстве характера.

Сознательно и методично формировать сильные черты характера в условиях реалий украинской общеобразовательной системы невозможно из-за разрозненности интересов разных «стейкхолдеров» образовательного процесса — родителей и учителей, учителей и районо, родителей и районо, неизбежно ведушим к наличию в жизни детей двойных стандартов. Методика формирования характера подразумевают высокую слаженность усилий всех, кто участвует в воспитании и образовании ребенка, однородную среду и единую (в ценностом плане) систему координат.

Для формирования сильных черт характера мальчики и девочки нуждаются в соответствующем примере сильных, волевых личностей. Учителя, которые сплошь и рядом чувствуют свою беспомощность, оставаясь заложниками системы и работая в ней не по своей воле и призванию, неспособны взращивать свободно мыслящих, сильных духом людей.

Системе образования очень не хватает мужчин. Есть ли среди мужчин педагоги по призванию, готовые посвятить свою жизнь детям? Однозначно, да. Но, как правило, они не могут позволить себе работать в школе.

Другим аргументом в пользу домашнего обучения стала попытка ограничить детей от бесконтрольного использования гаджетов – любимых детьми убийц времени, сопровождающих жизнь каждого школьника.

По мере расширения влияния технологий растет их способность приносить огромную пользу и наносить огромный вред. Я считаю, что технологии хороши тогда, когда они делают нашу жизнь легче, эффективней, создают пространство для творчества и более высоких смыслов. Прекрасно отношусь к использованию технологий в образовательном процессе под руководством подготовленных специалистов. Но…

Неограниченный доступ к контенту

Одной из ключевых проблем в сфере образования и воспитания становится неограниченный доступ к контенту развлекательного характера и засилие лишенных смысла компьютерных игр, которые имеют значительное влияние на формирующийся мозг и сознание детей. Мы обязаны помнить, что свободное пользование маленькими детьми гаджетами подразумевает прямую ответственность родителей и педагогов за потребляемый ими контент. Покупая детям смартфоны, компьютеры и I-pads, родители, как правило, не заботятся о подключении функции родительского контроля.

А обеспечить реальный контроль, если ребенок ходит в школу, практически невозможно – игра в электронные игры с соответствующей суб-культурой вирутальных компетенций стала частью школьной среды.

Наше решение о домашнем обучении не преследует цели изолировать детей от технологического прогресса. Как раз наоборот. Другим энтузиастом хоумскулинга, специалистом в области IT, был разработан тестовый вариант специального software, который помогает детям развивать самодисциплину и осознанность в управлении своим учебным временем. Мы также с нетерпением ждем выхода в свет канадской технологии MYLE TAP «Thoughtcatcher», который станет еще лучшим помощником в тайм-менеджементе. Надеемся, что сочетание этих технологий поможет хотя бы частично компенсировать важное преимущество школы  — внешнюю рамку (framework),  ритм, в который ребенок входит и к которому привыкает.

Привыкает со звонком зайти в класс и со звонком выйти, 1 сентября начать учебный год и в конце учебного года закончить. Преимущество хоумскулинга – возможность осваивать программу без напряжения и стресса ежедневного оценивания, но такой образ жизни подразумевает не только бОльшую гибкость, но и бОльшую ответственность за самоорганизацию.

Мозг — это удивительный орган, однако он не приспособлен для обработки миллиардов битов информации, которые атакуют его каждую секунду. В мозге ребенка и взрослого находятся фильтры, защищающие его от перегрузок. Для усвоения материала и обеспечения мотивации к обучению важнейшую роль играет физическое и эмоциональное состояние ребенка; усталость, недосып и негативные эмоции блокируют восприимчивость к новому.

Это не домыслы психологов, а чистая нейрофизиология: в когнитивные процессы одновременно вовлечены ретикулярная активирующая система (РАС), лимбическая система, префронтальная кора и другие отделы мозга. Недостаток сна и физических упражнений, стресс и сугубо интеллектуальная направленность школьной программы не способствуют раскрытию потенциала развивающегося мозга ребенка.  Хоумскулинг – это реальный выход для детей с чувствительной нервной системой и некрепким физическим здоровьем.

Моему старшему сыну было тяжело учиться в школе в связи с легким нарушением в развитии центральной нервной системы, связанной со сложной беременностью. Детки, пострадавшие от гипоксии и родовых травм, обычно здоровы физически и интеллектуально, творческие и увлекающиеся, но у них бывают трудности со способностью удерживать внимание на задаче, с запоминанием и эмоциональной саморегуляцией.

Согласно официальной статистике, количество детей с минимальной мозговой дисфункцией (обычно выражающейся в синдроме дефицита внимания и/или гиперактивности, ADHD) и трудностями обучения (learning disorders) в США превышает 10 млн. детей.

При адекватном психологическом сопровождении ребенка с ММД и его родителей, применив индивидуальный подход к воспитанию и образованию, а также эффективные техники нейрокоррекции, мозг таких деток имеет шансы на полное восстановление. Если же такое сопровождение не обеспечивается, то, по мнению большинства специалистов, велика вероятность, что шлейф эмоциональных проблем потянется с ребенком во взрослую жизнь.

Мы редко задумываемся о том, что реальными причинами разного рода зависимостей, конфликтного поведения и склонности к депрессии могут быть особенности развития нервной системы данного человека. Концепции «диагноз» и «психиатрия» в пост-советским сознанием воспринимаются неадекватно. Очень жаль, что в нашей стране вопросам психического здоровья уделяется так мало внимания.

В процессе хоумскулинга ребенка с особыми психологическими потребностями я начала использовать западные и российские разработки нейротренингов и компьютерных видеоигр с механизмом биологической обратной связи, с помощью которых можно повысить устойчивость внимания и научить его управлять своими эмоциональными состояниями.

Это тот уникальный тип компьютерных игр, которые при очень дозированном использовании (примерно час в неделю) способны приносить детям реальную пользу.  Мы с сыном также медитируем и выполняем специальные упражнения для развития межполушарного взаимодействия. Весь этот комплекс можно назвать современной нейройогой, полезной для здоровья любого ребенка и взрослого.

Информационная перегрузка

Обеспечить грамотное психологическое сопровождение ребенка, привить ему желание познавать мир и мотивацию учиться в условиях сегодняшней общеобразовательной школы практически невозможно. Большинство современных школьных педагогов и психологов не владеют даже базовыми знаниями возрастной психологии, связи между созреванием мозговых структур и становлением познавательных, эмоциональных и волевых процессов. Еще более печально то, что наши педагоги не владеют техниками работы с собой — своими чувстами и эмоциями, умением расслабляться и снимать стресс. Ведь педагог – одна самых подверженных стрессу и энергозатратных профессий, требующей постоянной работы на собой в части экологии сознания.

Учителя заслуживают особой заботы и опеки со стороны государства, поскольку их эмоционального здоровья зависит будущее нации! Знания психологии, которые дают в педвузе, к ежедневной практике не имеют никакого отношения.  На Западе поддержкой таких программ занимаются целые фонды, например, Ashoka Foundation. Если программы подготовки и повышения квалификации учителей не включают в себя развитие навыков эмпатии, саморефлексии, эмоционального интеллекта, стрессоустойчивости и саморегуляции, то не можем ожидать от них эмоционального здоровья и профессионального долголетия.

Возникает вопрос: откуда детям брать пример жизнестойкости и оптимизма, если не у своих учителей и родителей?

Разделяю мнение американского ученого-нейрофизиолога Ричарда Дэвидсона в том, что «умение ощущать себя счастливым и благополучным – это навык, который можно и нужно тренировать». Но возможность развить этот навык напрямую зависит от среды, в которой растет ребенок. Еще одним аргументом в пользу домашнего обучения стало понимание того, что детей не должны учить эмоционально выгоревшие, застрессованные, несчастливые люди. Ни математике, ни английскому, ни Жизни.

Одна из ключевых проблем сегодняшней системы образования — тотальное обнищание учителей в материальном,  психологическом и духовном планах.  Государственный диплом о педагогическом образовании больше не несет в себе никаких гарантий профессионализма, порядочности, уважения и любви к детям. Это трагедия, последствия которой мы осознаем через 20-30 лет, когда нашей страной будут руководить нынешние младшие школьники.

Мир меняется и меняется роль учителя. Школа больше не является единственным источником получения образования.

Тьюторы вместо учителей

Такую роль могли бы выполнять наставники или тьюторы – хорошо информированные, склонные к саморазвитию, эмоционально компетентные люди, педагоги новой формации. Их отличие от учителей заключается в том, что они не вкладывают информацию/знания в головку ребенка, а помогают создавать контекст и заботливо направляют ребенка согласно его индивидуальной траектории развития. Таких специалистов нужно готовить, спрос на услуги педагогов новой формации будет только расти.

Мир меняется и меняется роль родителя. Ввиду кризиса системы образования думающим и ответственным родителям неизбежно предстоит брать большую ответственность за образование своих детей. Ни государство, ни частные школы на сегодняшний день не способны подготовить ребенка ко взрослой жизни. Что мы знаем о том, какой будет жизнь через 10 лет?

Нынешние времена требуют от нас небывалой гибкости и постоянной калибровки ценностей — что действительно важно, а что второстепенно. Если мы хотим, чтобы наши дети росли здоровыми и счастливыми, родителям предстоит научиться самостоятельно выстраивать индивидуальную траекторию развития своего ребенка. Оnline-курсы, репетиторы, тьюторы становятся полноценными «агентами образования» наравне со школой, у которых родители могут получать образовательные услуги для своих детей.

Источник: life.pravda.com.ua